Организатор преступления

Организатор и руководитель преступления: теоретическое и практическое разграничение понятий

Организатор преступления

Росляков, В. Д. Организатор и руководитель преступления: теоретическое и практическое разграничение понятий / В. Д. Росляков. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 20 (310). — С. 317-319. — URL: https://moluch.ru/archive/310/70149/ (дата обращения: 18.12.2020).



Организатор преступления является наиболее опасной фигурой из соучастников.

С учетом его особой роли данный вид соучастника является наиболее значимым, за исключением исполнителя, поскольку наряду с возбуждением намерения у данного лица или других лиц совершить преступление, он создает иные условия для осуществления преступного деяния (объединяет преступные усилия всех других соучастников, придавая им организованность, взаимную согласованность, целеустремленность, разрабатывает план совершения преступления и т. д.). [6, с. 180]

Согласно ч. 3 ст. 33 УК РФ: «Организатором признается лицо, организовавшее совершение преступления или руководившее его исполнением, а равно лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими”.

Несовершенство представленной дефиниции, заключается в нескольких положениях, во-первых, в том, что законодатель определяет понятие через определяемое слово — «организатором признается лицо, организовавшее…». Данный недостаток обращает на себя внимание многих авторов. [5, с.

130] Указанный недочет можно наблюдать и в толковом словаре С. И. Ожегова: «ОРГАНИЗАТОР, -а, -а, м. Тот, кто организует что-н». По-другому обстоит дело с определением глагола «организовать».

В словаре приводится несколько возможных значений: основать, подготовить, объединить, упорядочить, устроить. [4] Подобный подход является более верным.

Во-вторых, следующая часть легального определения содержит указание как на возможные действия организатора, как соучастника, так и на отдельные составы преступления, в рамках которых уже следует говорить о совершившем его лице не как об организаторе, а как об исполнителе.

Это составы, предусмотренный статьями 2054, 2055, 208, 210 УК РФ. Как отмечают авторы, вторая часть рассматриваемой дефиниции некорректна с юридическо-технической точки зрения.

Законодатель использовал альтернативную формулировку: создание либо руководство преступными формированиями — когда как на практике возможны ситуации, при которых указанные действия сочетаются.

Следует обратить внимание также на то, что при вынесении приговоров по делам о создании организованной группы, преступного сообщества и/или руководства ими суды квалифицируют действия лиц по соответствующей статье Особенной части, как это предусмотрено ч. 5 ст. 35 УК РФ.

Следовательно, вторая часть легального определения понятия «организатор» на практике никогда не применяется, так как основным субъектом подобных преступлений всегда выступает исполнитель, и подлежит применению соответствующая статья Особенной части. Налицо противоречие норм одной главы, закрепленных в ч. 3 ст. 33 и в ч. 5 ст. 35 УК РФ. [5, c. 130]

В связи с выделением создания и руководства преступным сообществом или организованной группой в отдельные составы преступления в науке уголовного права повысилось внимание к такой фигуре как руководитель преступления.

Многие ученые прослеживают непоследовательность в разграничении понятий «организатора» и «руководителя» у высшей судебной инстанции. В одних случаях Верховный Суд РФ отождествляет данные понятия, а именно в абз. 2 п. 15 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г.

N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое». [2] В других случаях, при сходной ситуации, при характеристике организованной группы, Верховный Суд РФ использует данные понятия в разных значениях, через соединительный союз «и»: в абз. 2 п.

13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. № 6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе». [1] Следует отметить, что положения, содержащиеся в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ несколько противоречивы. В связи с этим и отделением руководства как вида преступной деятельности от организаторской деятельности в ряде диспозиций Особенной части УК РФ (ст. 208, 210 и др.

) ученые стали предлагать отделить фигуру руководителя от организатора в статье 33 УК РФ. Появились и соответствующие проекты изменений данной статьи. Так, А. И.

Ситникова в своей монографии «Институт соучастия: закон, теория, практика» предлагает следующее определение руководителя преступления: «Руководителем преступления или преступного формирования признается лицо, осуществившее руководство соучастниками преступления либо руководившее действиями организованной преступной группы или преступного сообщества».

Соответственно, изменяется и дефиниция организатора преступления: «Организатором преступления или преступного формирования признаётся лицо, выполнившее действия по организации совершения преступления либо создавшее организованную преступную группу или преступное сообщество». [3, c. 186]

Следует обратить внимание на то, что особой практической необходимости в представленном изменении данной статьи нет, то есть правоприменитель, не смотря на противоречивость постановлений высшей судебной инстанции воспринимает данные роли в качестве одной, которую характеризует ч. 3 статьи 33 УК РФ.

А соответственно, внесение каких-либо существенно новых изменений в указанную норму будет способствовать лишь большим ошибкам в практике из-за близкой смысловой нагрузки данных дефиниций, а также выполнении данных ролей в реальной действительности в большинстве случаев одним субъектом.

Данное положение также можно аргументировать тем, что роль руководителя преступления практически во всех случаях предусмотрена в диспозициях Особенной части УК РФ (ст. 210, ст. 208 и др.), соответственно, при квалификации данных деяний не требуется ссылка на ст.

33 УК РФ, а субъект преступления в данном случае будет являться исполнителем.

Таким образом, выделение наряду с исполнителем, организатором, подстрекателем и пособником в качестве отдельного вида соучастников руководителя преступления или преступной группы в Общей части УК РФ либо употребление понятий «организатор» и «руководитель» как взаимозаменяющих является с теоретической и практической точки зрения некорректным. Данная фигура не нуждается в конкретизации в ст. 33 УК РФ, так как её деяния предусмотрены соответствующими составами преступлений Особенной части УК РФ.

Литература:

  1. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. № 6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» // СПС «КонсультантПлюс»
  2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое” // СПС «КонсультантПлюс»
  3. Институт соучастия: закон, теория, практика. Монография / А. И. Ситникова. Москва: Юрлитинформ, 2019. С. 217
  4. Ожегов С. И. Толковый словарь русского языка // URL: https://slovarozhegova.ru
  5. Саблина М. А. Фигура организатора в соучастии в преступлении и участии в организованной преступной деятельности // Право. Журнал Высшей школы экономики. 2015. № 4. С. 129–139
  6. Уголовное право. Общая часть: учебник / под общ. ред. А. И. Бастрыкина. Москва: Проспект, 2017. С. 432

Основные термины(генерируются автоматически): УК РФ, Верховный Суд РФ, преступное сообщество, организованная группа, лицо, Особенная часть УК РФ, постановление Пленума, Руководитель преступления, высшая судебная инстанция, Особенная часть.

Источник: https://moluch.ru/archive/310/70149/

Организатор преступления

Организатор преступления

Из определения организатора преступления, данного в ч. 3 ст. 33 УК РФ, можно выделить четыре разновидности организа­торской деятельности:

1. организация совершения преступления;

2. руководство ис­полнением преступления;

3. создание органи­зованной группы или преступного сообщества (преступной организа­ции);

4. руководство органи­зованной группой или преступным сообществом (преступной организа­цией).

Во-первых, организатором преступления признается лицо, организовавшее совершение преступления, т.е. подготовившее совершение преступления в целом или в большей его части по­средством разработки плана совершения преступления, прииска­ния соучастников, орудий и средств совершения преступления, обучения соучастников и т. д.

Во-вторых, организатором признается лицо, руководившее ис­полнением преступления, т.е. лицо, упорядочивающее деятель­ность соучастников по непосредственному совершению преступ­ления как на месте его совершения, так и вне его.

В-третьих, организатором признается лицо, создавшее органи­зованную группу или преступное сообщество (преступную организа­цию), т.е.

лицо, итогом деятельности которого по приисканию соучастников, орудий и средств совершения преступления, разра­ботке планов совершения преступлений и т.д. стало создание организованной группы (ч. 3 ст.

35 УК РФ) или преступного сооб­щества (преступной организации) (ч. 4 ст. 35 УК РФ).

В-четвертых, организатором признается лицо, руководившее организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией), т.е. лицо, возглавляющее уже созданную им самим или другим лицом организованную группу или преступное сооб­щество (преступную организацию).

Следует также отметить, что оценка действий лица как орга­низаторских исключает оценку этих же действий как подстрека­тельства к совершению преступления или пособничества в его со­вершении.

Подстрекатель

Подстрекателем (ч. 4 ст. 33 УК РФ) является лицо, склонив­шее другое лицо к совершению преступления путем уговора, под­купа, угрозы или другим способом.

Подстрекатель воздействует на исполнителя преступления или других соучастников, возбуж­дая в них решимость, желание совершить преступление. Склоне­ние к совершению преступления должно носить конкретный ха­рактер, т.е.

вызывать у индивидуально определенного лица жела­ние совершить определенное преступление, и быть направлено на возбуждение такого желания, хотя при этом и не требуется четкой детализации преступных действий.

Так, по одному из дел было признано неправильным осуждение лица за подстрекательство, поскольку его высказывание «Что ты распустил нюни? Иди, дай ему» было неопределенно и не нацеливало исполнителя на кон­кретное причинение потерпевшему вреда здоровью (см.: БВС РСФСР. 1966. № 11.С. 8-9).

Пособник

В зависимости от характера деятельности пособника (ч. 5 ст. 33 УК РФ) пособничество делится на два вида:

1. интеллектуальное;

2. физическое.

К интеллектуальному пособничеству относятся дача испол­нителю советов, указаний и предоставление иной информации, существенно облегчающие совершение преступления и содер­жащие информативные сведения.

К интеллектуальному пособ­ничеству также относятся заранее данное обещание скрыть пре­ступника, средства или орудия совершения преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путем, а рав­но заранее данное обещание приобрести или сбыть такие предме­ты. От приобретения или сбыта имущества, заведомо добытого преступным путем (ст.

175 УК РФ), и укрывательства преступлений (ст. 316 УК РФ) эти действия отличаются тем, что соответст­вующее обещание дается заранее, т.е. до момента фактического окончания преступления.

Единственное исключение, известное судебной практике, когда в отсутствие заранее данного обещания приобрести или сбыть предметы, добытые преступным путем, та­кие действия могут быть признаны пособничеством, основывает­ся на систематическом их совершении в прошлом, дающем ис­полнителю преступления рассчитывать на подобное содействие в совершении преступления в будущем.

К физическому пособничеству относятся предоставление средств или орудий совершения преступления либо устранение препятст­вий. Физическое пособничество возможно как путем действия, так и бездействия, и должно оказывать исполнителю существен­ную помощь в совершении преступления.

Пособнические действия возможны на стадиях приготовле­ния к преступлению и покушения на преступление, а также на стадии оконченного преступления вплоть до момента фактиче­ского окончания преступления.

48. Формы соучастия в преступлении.

В зависимости от функциональных ролей, выполняемых со­участниками преступления, можно выделять два вида соучастия:

1. простое;

2. сложное.

В зависимости от степени сплоченности соучастников — четыре формы соучастия:

· группа лиц без предва­рительного сговора;

· группа лиц по предварительному сговору;

· организованная группа;

· преступное сообщество (преступная ор­ганизация).

Деление соучастия на виды и формы не является взаимоисключающим, и ряд случаев совместного совершения преступления может быть отнесен и к одному из видов соучастия, и к одной из его форм.

Виды соучастия

В основу выделения видов соучастия может быть положен критерий функциональных ролей, выполняемых соучастниками, т.е. отсутствие или наличие в дополнение к соис­полнителям иных разновидностей соучастников. На этой основе может быть выделено:

1. простое соучастие или соисполнительство (в котором все без исключения совместно участвующие в совер­шении преступления лица являются соисполнителями);

2. сложное соучастие (в котором наряду с исполнителем (соисполнителями) присутствуют организатор, подстрекатель и (или) пособник).

Выделение видов соучастия имеет значение при квалифика­ции преступления, совершенного в соучастии:

1) при простом со­участии:

· действия всех соучастников квалифицируются только по статье Особенной части УК РФ, предусматривающей ответствен­ность за совершенное ими преступление;

· в случае, если такой статьей предусмотрен квалифицирующий признак совершения преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сго­вору или организованной группой, – то с вменением данного ква­лифицирующего признака (ч. 2 ст. 34 УК РФ).

2) при сложном со­участии:

· действия исполнителя (соисполнителей) квалифицируют­ся аналогично простому соучастию. Действия же организатора, подстрекателя, пособника квалифицируются соответственно по ч. 3, 4, 5 ст.

33 УК РФ и по статье Особенной части УК РФ, преду­сматривающей ответственность за совершенное ими преступление (с вменением при наличии соисполнителей и при указании на то в статье Особенной части УК РФ также квалифицирующего при­знака группового совершения преступления). Ссылка на ст.

33 УК РФ применительно к действиям организатора, подстрекателя, пособника не требуется, если одновременно с выполнением ими организаторских, подстрекательских и пособнических функций они являются соисполнителями преступления (ч. 3 ст. 34 УК РФ).

Формы соучастия

В основу выделения форм соучастия может быть положен критерий сплоченности соучастников, который позволяет выделить такие формы соучастия, как:

1. группа лиц (без предварительного сговора),

2. группа лиц по предварительному сговору,

3. организованная группа,

4. преступное сообщество (пре­ступная организация) (ч. 1-4 ст. 35 УК РФ).

Совершение пре­ступления группой лиц, группой по предварительному сговору, организованной группой является квалифицирующим призна­ком многих преступлений (например, п. «ж» ч. 2 ст. 105, п. «б» ч. 2 ст. 131, ч. 2, 4 ст. 162 УК РФ).

Преступление, совер­шенное группой лиц (без предварительного сговора)

Согласно ч. 1 ст. 35 УК РФ преступление признается совер­шенным группой лиц, если в его совершении совместно участвова­ли два или более исполнителя без предварительного сговора.

https://www.youtube.com/watch?v=d8zhZlTUWwM

От всех иных форм соучастия данная отличается отсутствием предва­рительного сговора, т. е. спонтанностью, внезапностью возникно­вения и реализации умысла на совершение преступления.

В силупрямого указания закона обязательным признаком группы лиц без предварительного сговора является наличие двух и более соиспол­нителей (при этом следует учитывать «группо­вое исполнение преступления»); пособничество в совершении преступления (подстрекательство к его совершению) единственно­му исполнителю не образует данной формы соучастия.

Вследствие внезапности преступных действий группа лиц без предварительного сговора в основном встречается как разновид­ность простого соучастия.

Тем не менее, здесь возможно и слож­ное соучастие, когда в процессе осуществления преступного по­сягательства у соисполнителей появляется пособник (в еще более редких случаях — подстрекатель) либо когда преступление, совер­шаемое в сложном соучастии, является следствием внезапного видоизменения первоначально существовавшего замысла.

Преступление, совер­шенное группой лиц (по предварительному сговору)

В ч. 2 ст. 35 УК РФ указывается, что преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совер­шении преступления.

Предварительный сговор на совершение преступления предполагает выраженную в любой форме (пись­менной, устной, конклюдентной) договоренность, состоявшуюся до начала непосредственного выполнения объективной стороны преступления (см., напр.: п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. № 1, п. 9 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. № 29).

В судебной практике считается, что конститутивным призна­ком группы лиц по предварительному сговору является наличие двух и более соисполнителей (см., напр.: п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. № 1, п. 12 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г.

№ 29)(при этом следует учитывать ска­занное ранее о «групповом исполнении преступления»).Так, по одному из дел было исключено из приговора указание на совер­шение убийства группой лиц по предварительному сговору (п. «ж» ч. 2 ст.

105 УК РФ), поскольку было установлено, что из двух соучастников один являлся исполнителем, а другой — пособ­ником (см.: БВС РФ. 2002. №2.С. 16-17).

Группа лиц по предварительному сговору может относиться как к простому, так и к сложному соучастию.

Отличительной чертой организованной группы (ч. 3 ст. 35 УК РФ), позволяющей отделить ее от группы лиц по предваритель­ному сговору, является устойчивость.

Об устойчивости могут свиде­тельствовать такие признаки, как стабильность группы, тесная взаи­мосвязь между ее членами, согласованность действий и их планиро­вание, наличие признанного руководства, постоянство форм и методов преступной деятельности, техническая оснащенность, длительность существования группы, количество совершенных ею преступлений и т.п. При этом закон не исключает создания орга­низованной группы и всего лишь из двух лиц, и для совершения од­ного, но требующего тщательной подготовки преступления.

Особая общественная опасность преступлений, совершаемых организованной группой, обусловила выработку судебной прак­тикой правила, согласно которому действия всех участников ор­ганизованной группы независимо от их роли в преступлении квали­фицируются как соисполнительство.

Кроме того, само по себе соз­дание наиболее опасной разновидности организованной группы -банды – криминализировано законодателем в ст.

209 УК РФ, а создание организованной группы в иных случаях влечет уголов­ную ответственность за приготовление к тем преступлениям, для совершения которых она создана (ч. 6 ст. 35 УК РФ).

Преступное со­общество (преступная организация)

Наиболее опасной формой соучастия является преступное со­общество (преступная организация) (ч. 4 ст. 35 УК РФ). Преступ­ное сообщество (преступную организацию) в силу сложившейся судебной практики характеризуют три отличительных признака:

1. сплоченность, т.е.

наличие у членов организации общих целей, намерений, превращающих их в единое целое, наличие устоявшихся связей, организационно-управленческих структур, финансовой базы, единой кассы из взносов от преступной деятельности, конспирации, иерархии подчинения, единых и жестких правил взаимоотношений и поведения с санкциями за нарушение неписаного ус­тава сообщества, особая преступно-культурная общность и т. п.;

2. организованность, т.е. четкое распределение функций между соучастниками, тщательное планирование преступной деятельности,наличие внутренней жесткой дисциплины;

3. цель создания — совершение тяжких и особо тяжких преступлений.

Особая общественная опасность преступного сообщества (преступной организации) обусловила уголовную наказуемость самого по себе факта создания такого сообщества (организации) (ст. 210, 2821УКРФ).

Следует также отметить, что хотя ни в одной из статей Осо­бенной части УК РФ совершение преступления преступным сооб­ществом (преступной организацией) не является квалифицирую­щим признаком состава преступления, тем не менее, при наличии в статье Особенной части УК РФ такого квалифицирующего при­знака, как совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, со­вершение указанным сообществом (организацией) преступления должно квалифицироваться с его вменением. При этом все дейст­вия всех участников преступного сообщества (преступной орга­низации) независимо от их роли в преступлении квалифицируют­ся как соисполнительство.

49. Ответственность соучастников преступления.

Источник: https://studopedia.ru/18_39601_organizator-prestupleniya.html

Статья 33 УК РФ подстрекательство и пособничество к преступлению

Организатор преступления

Организатором преступления выступает человек, которые имеет активность во всём, что связано с подготовкой к тому, чтобы совершить правонарушение.

Такой участник событий может иметь две роли:

  • непосредственного участника;
  • роль только организатора.

При непосредственном участии преступник совершает организацию преимущественно самолично, разрабатывает план предполагаемого деяния, определяет роль каждого участника, если их несколько, также определяет свою роль в участии. Если же организатор предполагает только разработку плана, то в самом процессе он не участвует, но при этом руководит процессом полностью, связываясь с другими участниками доступными ему способами.

Наказание этого соучастника будет определяться в соответствии со взятыми на себя обязательствами, поскольку правонарушения могут быть разными по степени тяжести, но и сроки названия подлежат изменениям.

Также при назначении меры ответственности учитывается личность иных людей, входящих в состав компании, которой совершали правонарушение:

  1. Несовершеннолетних.
  2. Недееспособных.
  3. Психически больных, но не лишённых дееспособности.

В таком случае организатор, даже при неучастии в преступлении, признаётся непосредственным исполнителем, поскольку воздействовал на иных соучастников благодаря своей силе как физической, так и интеллектуальной, а равно подавлял более слабых и по сути заставлял или подстрекал их действовать так, как угодно для него.

Судебная практика

Судебная практика по делам, где имело место наличие нескольких участников, исполняющих различные роли, довольно обширна. Каждое отдельное уголовное дело требует тщательного анализа и установления доли участия каждого лица в общем деле.

Необходимо иметь в виду, что пособничество одному лицу в совершении преступления не будет считаться совершением преступления группой лиц.

Так, отличным примером неправильной практики может стать приговор Суда Московского района (г.Калининград), где, осуждалась гражданка С. за совершение пособнических действий своему мужу К.

по незаконному сбыту наркотического средства по предварительному сговору группой лиц. При вынесении приговора судья не учел, что само преступление и доказательства, собранные в ходе предварительного расследования, не свидетельствуют об оказании помощи С.

именно группе лиц, а говорят лишь о пособничестве одному С.

При таких обстоятельствах, изложенных в материалах уголовного дела и в приговоре суда первой инстанции, суд кассационной инстанции признал ошибочной квалификацию действий виновной по признаку предварительного сговора группой лиц и данный признак из осуждения исключил.

https://.com/watch?v=6m_ou3LX2c0%3Fautohide%3D2%26autoplay%3D0%26controls%3D1%26fs%3D1%26loop%3D0%26modestbranding%3D0%26playlist%3D%26rel%3D1%26showinfo%3D1%26theme%3Ddark%26wmode%3D

Примеры

Роль подстрекателя проще понять, используя конкретные примеры.

Так, к примеру, в 2011 году Верховный суд Республики Карелия рассмотрел дело со следующей фабулой. А., желая совершить убийство Р., выступил в роли организатора.

Он передавал осужденному Б. денежные средства, чтобы тот, выступая в роли посредника, склонил посредством подкупа К. к совершению убийства. Б., осуществляя преступный умысел, встретился с К. и с помощью как подкупа, так и угроз склонил последнего к участию в убийстве Р. Убийство состоялось, Б. получил от А. денежные средства.

Позднее, по итогам расследования дела, он был осуждён как пособник А. и подстрекатель К.

В качестве примера, когда действия лица были ошибочно квалифицированы как подстрекательство, можно упомянуть дело Бяшимова, рассмотренное в 1967 году (в отличие от других отраслей принципиальные основы уголовного права со времён СССР изменились мало). Этот гражданин был осуждён судом первой инстанции в качестве подстрекателя к убийству.

Действия его выражались в том, что он писал брату, служившему в этот момент в армии, об аморальных действиях его супруги. Вернувшись домой, брат совершил убийство и был за это осуждён, а Бяшимов привлекался в качестве подстрекателя.

Однако Судебная коллегия по уголовным делам ВС СССР оправдала осуждённого, указав, что конкретного подталкивания убийцы к совершению преступления в действиях Бяшимого не было. Сообщённые им брату сведения привели к совершению преступления, однако умысла на убийство потерпевшей у осужденного не было.

Источник: https://mup-info.com/st-33-uk-rf/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

    ×
    Рекомендуем посмотреть