Осужден адвокат мошенничество

Адвоката осудили за сбор денег с клиентов

Осужден адвокат мошенничество

Адвокат Максим Хайруллин, ранее выступавший защитником по делу о хищении сыном экс-министра юстиции Татарстана 47 млн руб. у «Леруа Мерлен», осужден за мошенничество.

По версии следствия, юрист собирал деньги у своих клиентов, обещая подкупить в их интересах судей, и был задержан с поличным. Максиму Хайруллину назначили два с половиной года колонии общего режима.

Свою вину он не признал, согласившись лишь с нарушением им адвокатской этики.

Кировский райсуд Казани рассмотрел уголовное дело в отношении адвоката адвокатской палаты Татарстана 69-летнего Максима Хайруллина.

Как сообщила прокуратура республики, подсудимый был признан виновным в мошенничестве в крупном размере, а также в покушении на него с причинением значительного ущерба (ст. 30 и ст. 159 УК РФ).

Согласно приговору, Максим Хайруллин обманом похищал деньги своих клиентов, подпавших под уголовное преследование. В деле фигурирует два эпизода — получение в 2016 году 350 тыс. руб., и попытка завладеть 200 тыс. руб. в 2017 году.

Максим Хайруллин, в прошлом сотрудник МВД, где служил в том числе на руководящих должностях, стал адвокатам после отставки в начале 2000-х годов.

Он имеет свою адвокатскую контору в Зеленодольске и является членом негосударственной некоммерческой организации «Адвокатская палата РТ».

В 2015–2016 годах Максим Хайруллин участвовал в деле обвиняемого в хищении у «Леруа Мерлен» 47 млн руб. Ильдара Курманова — сына экс-министра юстиции Татарстана Мидхада Курманова.

Согласно тому делу, Курманов-младший через фирму СЭМ своей матери предложил компании услуги по строительству супермаркета в Казани в 2011 году, но, получив предоплату, обязательства не выполнил.

В 2016 году не признавший вину Ильдар Курманов за мошенничество в сфере предпринимательства получил три года колонии-поселения, а уже через год вышел на свободу, поскольку ему зачли срок пребывания под арестом во время следствия.

Что касается адвоката Хайруллина, то он, по версии следствия, в апреле 2016 года участвовал в рассмотрении ходатайства об условно-досрочном освобождении осужденного на 11 лет за нанесение тяжких телесных повреждений.

После того как в суд было подано ходатайство об УДО, адвокат по материалам дела пообещал родителям заключенного «помощь в решении вопроса» и попросил у них 350 тыс. руб. для «передачи сотрудникам судебных органов в качестве взятки».

Получив деньги, считает следствие, адвокат их попросту присвоил, при этом он и не собирался ни о чем договариваться с судьями. В дальнейшем суд отказал заключенному в УДО.

Другой эпизод относится к июню 2017 года. Тогда Максим Хайруллин защищал местную жительницу Евгению Медведеву, которую в городском суде Зеленодольска судили по обвинению в незаконном обороте наркотиков. По версии следствия, она за ежедневное вознаграждение в 1 тыс. руб.

работала на преступную группу, занимающуюся продажей курительных смесей бесконтактным способом: забирала наркотики из тайников, хранила у себя, после чего делала «закладки». При задержании у женщины в ее куртке и сумочке обнаружили более 50 пакетиков с наркотиками, а также нашли еще партию при обыске ее жилища.

Как следует из материалов дела, Максим Хайруллин предложил мужу признавшей свою вину Евгении Медведевой за 200 тыс. руб. подкупить сотрудников суда, пообещав «назначение наказания, не связанного с лишением свободы».

Тот, ранее не догадывавшийся о преступной деятельности своей супруги, которая уверяла его, что подрабатывает курьером и возит документы, согласился на сделку. «В действительности адвокат намеревался присвоить денежные средства и распорядиться ими по своему усмотрению»,— говорится в деле.

Однако вскоре Максим Хайруллин попал в разработку сотрудников регионального УФСБ. По некоторым данным, к ним обратился сам муж Евгении Медведевой, осознавший противоправность действий адвоката.

Максима Хайруллина задержали утром 14 июня 2017 года после того, как он получил требуемую сумму. По решению суда он был заключен под стражу.

Пока шло расследование, Евгению Медведеву в ноябре 2017 года приговорили за наркотики к шести годам колонии общего режима.

Признав Максима Хайруллина виновным в мошенничестве, суд назначил ему два с половиной года колонии общего режима. Кроме того, его на три года лишили права заниматься адвокатской деятельностью.

Адвокат осужденного Джаудат Хайруллин сообщил “Ъ”, что его подзащитный вину не признал и сейчас думает, обжаловать приговор или нет.

Как пояснил защитник, Максиму Хайруллину был зачтен срок нахождения под стражей и поэтому он в скором времени может рассчитывать на УДО.

«Хотя обжаловать, считаю, надо. Приговор построен на предположениях. Гражданско-правовым отношениям с этими лицами (от которых были получены деньги.— “Ъ”) придали значение уголовно наказуемого деяния. Дело не доказано»,— заявил Джаудат Хайруллин.

По его словам, фигурирующие в деле деньги его подзащитный брал в долг, причем по эпизоду 2016 года он полностью вернул заем еще до своего задержания. «А в приговоре указано, что он добровольно возместил ущерб…» — сказал защитник.

По версии Джаудата Хайруллина, в случае с мужем Евгении Медведевой его подзащитный, нуждавшийся в деньгах, также взял средства в долг, написав при этом долговую расписку сроком до декабря 2017 года.

«Правда, при этом, когда уже шла прослушка, обмолвился, что решит вопрос через судей. То есть ввел в заблуждение, чтобы ему одолжили деньги. Это нехорошо, это нарушение адвокатской этики, что мой подзащитный признает, но не более того.

Если бы он не вернул деньги по истечении срока расписки, тогда можно было бы говорить об уголовно наказуемом деянии»,— считает защитник.

Андрей Смирнов, Казань

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/3682409

Аналитическая справка о привлечении адвокатов к уголовной ответственности и совершаемых ими типичных ошибках (принята к сведению Советом ФПА РФ на заседании 24 сентября 2019 г.)

Осужден адвокат мошенничество

Адвокат, будь бдителен!

Генри Резник, вице-президент ФПА РФ, председатель Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов

Предваряю краткими вступительными строками аналитическую справку, составленную коллегой Борисом Золотухиным по такому травмирующему наше сообщество вопросу, как осуждения адвокатов за преступления.

Настоятельно советую с ней ознакомиться: анализ весьма содержателен и информативен. Не сомневаюсь, что справка вызовет оживленную дискуссию о причинах далеко не единичного попадания собратьев по профессии на скамью подсудимых. А ведь нельзя игнорировать и латентность.

Со своей стороны отмечу, что среди осужденных по ст. 159 УК РФ, которая доминирует, есть и невиновные, павшие жертвой провокации или собственной беспечности, такие, например, как, судя по всему, адвокат Андрей Маркин.

Впереди – неравнодушное обсуждение.

Анализ ситуации с привлечением адвокатов к уголовной ответственности и совершаемых ими типичных ошибок

Борис Золотухин, член Совета АП Белгородской области

Настоящий анализ проведен на основании предоставленных адвокатскими палатами статистических данных за 2010–2019 гг., информации Минюста России и публикаций в СМИ.

Наиболее точно отображают реальную ситуацию с количеством осужденных адвокатов статистические данные Минюста России о числе адвокатов, чей статус прекращен в связи с осуждением. Так, в 2013 г. в связи с осуждением за умышленные преступления были лишены статуса 42 адвоката, в 2014 г. – 47.

В период с 2015 по 2017 г. ежегодно количество лиц, лишенных адвокатского статуса по этому основанию, составляло 33–34 и только в 2018 г. возросло до 53. Приведенные данные свидетельствуют о том, что данный показатель стабилен и резкого увеличения числа осужденных адвокатов не произошло.

Однако если взять в качестве исходного показателя данные за 2003 г., когда была создана ФПА РФ, то число лиц, лишенных статуса в связи с осуждением за совершение преступлений, значительно меньше – 16 человек.

При этом необходимо отметить, что, по сведениям СК РФ, в период с 2011 г. по конец первого полугодия 2017 г.

в суд было направлено 3958 дел в отношении спецсубъектов (депутатов, следователей, прокуроров, судей, адвокатов), из них в отношении адвокатов – лишь 369, что составляет менее 10% от числа таких дел.

Представляется, что постепенное увеличение количества осужденных адвокатов с 16 до 53 не столько связано с активизацией деятельности правоохранительных органов в отношении адвокатов как спецсубъектов, сколько объясняется ростом самой корпорации.

Приведенные палатами данные не дают представления о влиянии пола и стажа профессиональной деятельности на совершение адвокатами преступлений: их совершают как мужчины, так и женщины, обладающие различным стажем в адвокатуре.

Согласно представленным палатами данным, имеются факты осуждения адвокатов по ст. 290 УК РФ и п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ за преступления, совершенные до приобретения статуса адвоката. В связи с этим возникает вопрос о целесообразности допуска к экзамену на приобретение статуса адвоката претендентов, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений.

Примечательно, что подавляющее большинство адвокатов осуждены не за совершение преступлений против правосудия, а по различным частям ст. 159 УК РФ, в ряде случаев – с применением ч. 3 ст. 30 УК РФ за покушение на мошенничество.

В некоторых палатах число осужденных по ст. 159 УК РФ составляет 100% от числа всех осужденных (в АП Курганской области и АП Тверской области – по 3 человека, в АП Пермского края – 2, в АП Забайкальского края – 1).

В ряде палат осужденные за мошенничество составляют большинство осужденных адвокатов. В АП Республики Крым 7 из 8 осужденных признаны виновными в мошенничестве, в АП Саратовской области – 27 из 28, в АП Ставропольского края – 19 из 21.

Осуждение по ст. 159 УК РФ с применением ч. 3 ст. 30 УК РФ дает основание предполагать, что проведение ОРМ в отношении адвокатов является распространенной практикой и статус адвоката не является препятствием для оперативных сотрудников. При этом ч. 3 ст.

8 Закона об адвокатуре, гласящую, что проведение ОРМ в отношении адвоката допустимо только на основании решения суда, органы ОРМ трактуют так, что это ограничение распространяется лишь на те виды ОРМ, для которых судебное решение необходимо по Закону об ОРД.

В связи с этим полагаю необходимым поставить перед ВС РФ и КС РФ вопрос о том, чтобы все виды ОРМ, начиная с наблюдения, а тем более оперативный эксперимент в отношении адвокатов проводились только на основании судебного решения.

Лишь немногие коллеги осуждены за преступления против правосудия по ст. 294, 303, 307, 309, 310 УК РФ, и представленная палатами информация не дает оснований предполагать, что хоть в каких-то случаях осуждение являлось способом воспрепятствования профессиональной деятельности адвоката.

Адвокаты также осуждались за фальсификацию доказательств по гражданским делам (ч. 1 ст. 303 УК РФ). Это подтверждает тезис Г.М. Резника о том, что адвокат не является субъектом сбора доказательств в уголовном процессе.

Представляется, что дальнейшее научно-теоретическое обоснование данного тезиса отвечает интересам корпорации, поскольку исключает возможность привлечения коллег по ч. 2 ст.

303 УК РФ, и потребует инициирования перед законодателем исключения слова «защитник» из диспозиции этой нормы права.

Распространено осуждение коллег по различным частям ст. 291.1 УК РФ за посредничество во взяточничестве. Но при этом ни одна адвокатская палата не сочла, что возбуждение уголовных дел по этой статье каким-то образом связано с преследованием коллег за профессиональную деятельность.

Осуждались коллеги и за насильственные преступления против жизни и здоровья по ст. 116, 111, 105 УК РФ, в том числе по ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Не так часто адвокатов осуждали по ст. 264 и 264.1 УК РФ.

Крайне редко (по одному случаю) приговоры в отношении коллег выносились по ч. 2 ст. 161 УК РФ и по ч. 2 ст. 162 УК РФ.

И уж совсем «экзотическим» является осуждение двух коллег по ст. 132 УК РФ (насильственные действия сексуального характера), причем одного из них осудили за совершение преступления в отношении потерпевшего своего пола.

Представляется, что по последним приведенным категориям дел невозможно рассуждать о каких-либо ошибках адвокатов, приведших к осуждению.

Не является редкостью осуждение адвокатов по ст. 228, 228.1 УК РФ, однако ни по одному такому делу палаты не поставили вопрос о возможном подбросе наркотических средств.

* * *

К сожалению, по большей части палаты не анализировали ошибки адвокатов, способствующие привлечению их к уголовной ответственности. Однако публикации коллег в СМИ и интернете позволяют определить следующие наиболее распространенные ошибки.

Так, все палаты отметили, что осуждение коллег явилось следствием игнорирования ими требований п. 4 ст. 7 Закона об адвокатуре, п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката в части обязанности выполнять КПЭА и «честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности», а также п. 6, 8 ст.

9 КПЭА в части недопустимости привлекать лиц в качестве доверителей путем использования личных связей с работниками судебных и правоохранительных органов, обещать благополучный исход дела и разрешать его недостойными способами, в том числе с помощью приобретения каким бы то ни было способом имущества потерпевших и принадлежащих им имущественных прав.

Как правило, все случаи мошенничества и покушения на мошенничество связаны со ссылками осужденных адвокатов на наличие личных связей, причем не только с сотрудниками правоохранительных органов и судей, но и с экспертами, судебными приставами-исполнителями, сотрудниками ФСИН и ОФМС.

Чего только, помимо прекращения дела или вынесения судом мягкого наказания, ни обещали коллеги: и уменьшение объема обвинения путем переквалификации действий, и избрание или изменение меры пресечения на не связанную с лишением свободы, и благополучный результат экспертизы, и изменение места отбывания наказания, и перевод в камеру улучшенного содержания, и получение гражданства РФ.

Во многих случаях при получении денег соглашение об оказании юридической помощи не заключалось, практически во всех случаях денежные средства в кассу адвокатского образования не вносились, квитанции о получении не выписывались и не готовились заранее.

Ранее я неоднократно отмечал и писал о том, что в таких случаях строгое соблюдение финансовой дисциплины при получении и оформлении денежного вознаграждения позволило бы многим коллегам избежать уголовного преследования. Ни один сотрудник правоохранительного органа не рискнул бы в рамках ОРМ попытаться внести в кассу правоохранительного органа «куклу».

Имелись случаи нотариального оформления на себя или на родственников адвоката недвижимости лиц, которым была обещана та или иная помощь, либо как гонорар, либо для продажи и последующей передачи должностным лицам, что значительно облегчало доказывание по таким делам.

По делам, где адвокаты осуждались за преступления против правосудия, наиболее распространенной ошибкой является общение адвоката с лицами, ранее уже допрошенными в качестве свидетелей, или иными участниками процесса, интересы которых явно противоречат интересам подзащитного.

В отдельных случаях основанием привлечения к уголовной ответственности явилось недостаточно продуманное и оформленное адвокатом возмещение причиненного потерпевшему ущерба и морального вреда.

Отрадным является тот факт, что, по информации ряда палат (Красноярский край, Нижегородская область, Республика Ингушетия и некоторые другие субъекты РФ), адвокаты за последние годы не осуждались.

Представляется, что такое положение дел обусловлено наличием здоровых деловых отношений между руководством палат и правоохранительными органами в этих регионах, а также должным вниманием к повышению квалификации и воспитательной работой.

Предлагаю президентам этих палат поделиться опытом, как им удалось этого добиться, на сайте ФПА РФ и страницах «АГ».

Представляется, что серьезной профилактической мерой по предупреждению возможных ошибок коллег, влекущих уголовное преследование, являются действия, уже предпринятые в последнее время руководством ФПА РФ, в том числе принятие 18 апреля 2019 г. IX Всероссийским съездом адвокатов Стандарта профессионального обучения и повышения профессионального уровня адвокатов и стажеров адвокатов в части, касающейся курса «Введение в профессию».

В рамках этого курса стажерам и вновь принятым коллегам, не проходящим стажировку, надлежит обязательно изучить основные этические требования к поведению адвоката и осуществлению им адвокатской деятельности; поводы для возбуждения и порядок осуществления дисциплинарного производства в отношении адвокатов; основные положения дисциплинарной практики на основании Разъяснений Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам; договорную и финансовую дисциплину адвоката (порядок заключения, изменения и расторжения соглашений об оказании юридической помощи; порядок получения и оформления вознаграждения за оказание юридической помощи).

Предлагаю предоставить палатам регионов возможность в отдельных случаях (по их усмотрению) решениями Совета обязывать некоторых адвокатов, имеющих достаточный стаж, пройти (в той или иной форме) отдельные темы курса «Введение в профессию» в части, указанной выше.

Источник: https://fparf.ru/documents/fpa-rf/the-documents-of-the-council/analytical-report-on-the-involvement-of-lawyers-to-criminal-liability-and-they-commit-the-typical-mi/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

    ×
    Рекомендуем посмотреть