Переквалификация ук

Часть 1 ст. 105 УК РФ. Переквалификация судом на ч.1 cт. 109 УК РФ «Дело о случайном выстреле»

Переквалификация ук

Одним серым днем, когда за окном погода так и шептала: «закрой офис и иди домой»  в мой кабинет зашла девушка.  Ну что ж, подумал я, может  и разбавит  она невеселое настроение, поскольку вид у нее был не очень хмурый, следовательно, пришла по какому-нибудь гражданскому делу.

Однако, я ошибся.  Дело, начавшиеся с этой встречи в офисе, я думаю, займет одно из почетных мест в моей практике.

Началась история в мае 2018 года.  Двое сотрудников охраны заступили на службу по охране территории на КПП одного из месторождений Роснефть неподалеку от города Сургута, что в Ханты-Мансийском АО.

Днем работа кипела, к вечеру, а точнее к ночи с тем, чтобы скоротать время ребята решили немного отдохнуть от службы.

  Отдых вылился в ужин с распитием 2 литров спирта, изъятого днем у одного из водителей, проезжающего через КПП в вахтовый поселок.

 Все бы ничего, но один из них (потерпевший) как назло решил поведать моему подзащитному о своей предыдущей боевой службе. Что бы рассказ был более убедительным потерпевший достал табельное оружие, которое у него было.

Демонстрировал, показывал и случайно снял с предохранителя и перезарядил.  И вот уже патрон в стволе.  Беседа была не столь короткой, но к ее концу потерпевший начал активно махать рукой с оружием, приставлять его то к себе, то направлять в сторону моего подзащитного.

Все это было записано на камеру видеонаблюдения., которая имелась в помещении.  Но тут, по злому стечению обстоятельств потерпевший и мой подзащитный на несколько минут попадают в слепую зону камеры. И тут происходит роковой выстрел. 

Я вступил в дело, когда прошло достаточно времени с момента задержания. Позиция моего подзащитного, которую он озвучил при задержании и при  допросе в качестве подозреваемого и обвиняемого, осталась прежней.  Выстрел произошел случайно, когда мой подзащитный пытался отобрать у потерпевшего оружие. Однако следствие, вменило ему ч.1 ст. 105 УК РФ.

Ну а дальше сухие строчки материалов дела и первого обвинительного заключения.

Так, в частности,  в обвинительном заключении указано, что «в ходе распития спиртного в комнате охранников на блокпосту «А» Ф. месторождения, в период времени с 04 часов 45 минут по 04 часов 49 минут 16.05.2018, более точное время в ходе следствия не установлено, М.

, вооружившись пригодным для производства выстрелов и причинения человеку смертельных ранений служебным пистолетом МР-71 9×17, снаряженным 10 патронами 9 калибра, действуя умышленно, осознавая общественно-опасный характер своих действий, предвидя общественно-опасные последствия в виде смерти П, не желая их наступления, но сознательно допуская возможность причинения последнему смерти, приставил ствол пистолета к правой височной области головы П, из которого произвел один выстрел, в результате чего причинил П повреждение в виде огнестрельного пулевого сквозного ранения головы …

Указанное повреждение  относится к телесным повреждениям, причинившим тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни, и находится в прямой причинно-следственной связи с наступлением смерти П»

Как видно из приведенного фрагмента обвинительного заключения, органом предварительно следствия вопрос об установлении мотива и цели совершенного М не рассматривался и не был включен в объем предъявленного обвинения.

Не буду останавливаться на стадии предварительного сведения, но скажу, что все мои попытки переубедить следствие, что доказательств умысла в действиях моего подзащитного в деле не имеется и следствие не установило ни мотив, ни цель не увенчались успехом. Уголовное дело благополучно ушло в суд.

Приговором Сургутского районного суда Ханты-Мансийского автономного округа-Югры от 06 февраля 2019 года М осужден по части 1 ст. 105 УК РФ и приговорен к 11 (одиннадцать) годам лишения свободы.

Интересно, что суд сам решил установить мотив, и указал в приговоре неприязненные отношения между подсудимым и потерпевшим.

Готовясь к апелляционному рассмотрению, я решил, основной удар нанести именно в самое слабое место приговора, а именно  то, что мотив и цель как непосредственные составляющие субъективную сторону преступления, предусмотренного ч.1 ст. 105 УК РФ, т.е.

убийства не были установлены первоначально предварительным следствием, не были установлены и судом, несмотря на указания на них в приговоре.

Доказательств, приведенного судом мотива, а именно внезапно возникших личных неприязненных отношений между М и потерпевшим П  в материалах дела не имеется.

Апелляционным определением Судебной коллегии по уголовным делам Суда Ханты-Мансийского автономного округа-Югры от 16 мая 2019 года приговор отменен. Уголовное дело возвращено прокурору Сургутского района ХМАО-Югры для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Основанием для отмены приговора послужили существенные нарушения норм УПК РФ при расследовании уголовного дела и при рассмотрении дела судом первой инстанции.

Так в апелляционном определении Суда ХМАО-Югры указано, что выводы суда относительно мотива (на почве личных неприязненных отношений) и цели не нашли своего объективного подтверждения и являются надуманными и противоречит фактическим обстоятельствам дела.

После возвращения следствием была назначена ситуационная экспертиза. Было велико желание обжаловать данное постановление, но интуиция меня останавливала. И не зря. Эксперты указали, что выстрел мог быть произведен как при обстоятельствах, изложенных обвинением, так и при обстоятельствах, которые указывает обвиняемый, т.е. мог иметь место и случайный выстрел.

Радость моя была не долгой.  Следствие хоть и огорчилось результатам экспертизы, но не смутилось. Моему доверителю  было предъявлено новое обвинение.

Согласно уже нового обвинительного заключения М  вооружившись, находящимся у него, но состоящим на вооружении у П, пригодным для производства выстрелов и причинения человеку смертельных ранений служебным пистолетом МР-71 9х17  снаряженным 10 патронами 9 калибра, действуя умышлено и безмотивно, с целью лишения жизни, осознавая общественно-опасный характер своих действий, предвидя общественно-опасные последствия в виде смерти П, не желая их наступления, но сознательно допуская возможность причинения последнему смерти, приставил ствол пистолета, из которого произвел один выстрел….

Таким образом, орган предварительного расследования решил избежать доказывания мотива и цели совершенного преступления, в котором обвинялся мой доверитель.  

Все это не помешало Прокурору Сургутского района ХМАО-Югры утвердить в отношении М новое обвинительное заключение, т.е. согласится с отсутствием в действиях М мотива на совершение умышленного убийства и направить уголовное дело в суд. 

Исходя из анализа всех доказательств, имеющихся в материалах дела в совокупности их содержания я был убежден, что данные доказательства никаким образом не позволяют сделать вывод о наличии мотива совершения убийства.

То есть, в несколько минут, которые подсудимый и потерпевший находились вне зоны камеры наблюдения в помещении блокпоста «А» должны были возникнуть такие обстоятельства, которые привели к возникновению умысла у М на осознанное лишение потерпевшего жизни.

 В данном уголовном деле вообще не были установлены никакие обстоятельства, которые могли бы даже теоретически в условиях неочевидности позволить возникнуть у М умысла на убийство.

Поэтому стороной защиты, в ходе судебного заседания заявлялось о необходимости  квалификации действий подсудимого по ч.1 ст. 109 УК РФ.

Я настаивал в ходе судебного следствия, что с учетом совершения данного преступления в условиях неочевидности и невозможности с достоверностью, основанной на совокупности доказательств по делу, а не на предположениях,  установить: кто произвел выстрел, при каких обстоятельствах произошел выстрел,  были ли какие-либо активные действия потерпевшего, иные обстоятельства невозможно сделать вывод о доказанности вины М, в том, что он умышленно (с прямым или косвенным умыслом) причинил смерть потерпевшему.

В теории уголовного права присутствует термин ситуационное убийство, т.е. совершенное мгновенно исходя из ситуации, часто его и называют безмотивным, когда трудно установить мотив.

Но при этом должны быть установлены все иные признаки состава преступления, в том числе цель совершения убийства, механизм совершения, в нашем случае, что выстрел был произведен не случайно, а осознано и целенаправленно.

То есть этот термин применим, когда есть бесспорные доказательства действий обвиняемого (свидетели, записи камер и т.д.).

Практика раскрытия и расследования преступлений чаще всего характеризуется положительным результатом деятельности следователя и оперативных сотрудников органа дознания, удачными тактическими решениями, грамотным использованием тактических приемов и комплексов, эффективными планированием и взаимодействием участников расследования. Однако существует и явление негативного характера — следственные ошибки, которые тоже подлежат изучению в силу их вредного воздействия на качество и результаты расследования.

 В теории уголовно-процессуального права есть следующее определение следственной ошибки: «следственная ошибка — это неправильное действие или бездействие следователя, выразившееся в односторонности и неполноте исследования обстоятельств дела, существенном нарушении уголовно-процессуального закона, повлекшее за собой принятие следователем неправильного итогового решения, незаконность и необоснованность которого была констатирована в соответствующем акте прокурором или судом» (Соловьев А.Б. Причины следственных ошибок // Там же. С. 28; Шейфер С.А. Структура и общая характеристика следственных ошибок // Там же. С. 18).

Исходя из вышесказанного ошибка может быть определена как вызванное неверным восприятием сложившейся следственной ситуации либо неверным выбором средств ее разрешения непреднамеренное, не осознаваемое до начала его совершения деяние следователя (дознавателя), способное привести к ухудшению следственной ситуации либо не достижению результатов, имеющих значение для уголовного дела.

Ошибки могут привести к разным последствиям и в том числе не установление обстоятельств, исключающих преступность деяния (гл. 8 УК, ст. 26 УК РФ).

Я думаю, в нашем случае как раз присутствовала такая следственная ошибка. Когда следствие заведомо понимая невозможность доказать ст. 105 УК РФ, и имея фактически доказательства совершения М, преступления, предусмотренного ст. 109 УК РФ, все же намеренно пошло по пути расследования и обвинения по ст. 105 УК т.е. ухудшения следственной ситуации.

  30 декабря 2019 года Сургутский районный суд, рассмотрев наше уголовное дело, квалифицировал действия моего доверителя в соответствии с ч.1 ст. 109 УК РФ и назначил наказание в виде ограничения свободы на 1 год и 6 месяцев, но поскольку мой доверитель больше года находился под стражей, то он сразу же был освобожден в зале суда в связи с фактическим отбытием наказания.

 Погода в этот день на улице была прекрасная. Последний рабочий день. Прохожие спешили домой. Новый 2020 год мой доверитель поехал встречать на родину в Курганскую область. Ну а я, после оглашения приговора, перекусив по дороге,  сел в самолет, надел наушники и задремал. Проснулся уже, когда самолет приземлился в Тюмени.

Источник: https://pravorub.ru/articles/96776.html

Переквалификация со ст. 111 УК РФ на менее тяжкие статьи

Переквалификация ук

Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ст. 111 УК РФ)  — это наиболее опасное преступление против здоровья. Понятие тяжкого вреда здоровью характеризуется множеством признаков, указанных в этой статье. Наличие хотя бы одного из этих признаков дает основание для признания вреда здоровью тяжким.

Тяжкий вред здоровью имеет место, если:

  1. Он опасен для жизни человека.
  2. Произошла потеря речи, зрения или слуха.
  3. Утрачен какой-либо орган либо утрачена функция какого-либо органа.
  4. Причинен вред, вызвавший длительное расстройство здоровья, соединенное со значительной стойкой утратой общей трудоспособности не менее чем на одну треть.
  5. Заведомо для виновного потерпевший полностью утратил профессиональную трудоспособность.
  6. Наступило неизгладимое обезображивание лица.
  7. Произошло прерывание беременности.
  8. Наступило психическое расстройство либо заболевание наркоманией или токсикоманией.

Тяжким вредом прежде всего признается вред, опасный для жизни человека. Таким является вред здоровью, который вызвал состояние, угрожающее жизни потерпевшего и поэтому при обычном его течении могущее закончиться смертью. Предотвращение смертельного исхода, обусловленное оказанием медицинской помощи, не изменит оценку вреда здоровью как опасного для жизни.

Опасным для жизни вредом здоровью могут быть как телесные повреждения, так и заболевания и патологические состояния.

Пример из адвокатской практики. Гражданин М. в ходе ссоры нанес удар гражданину Т. по лицу, сломав лицевую (скуловую) кость. От удара гражданин Т. упал и скончался на месте. Следователь квалифицировал действия гражданина М. по ч. 4 ст.

111 УК РФ и возбудил в отношении него уголовное дело, задержав в соответсвии со ст. 91 УПК РФ и поместив гражданина М. в ИВС. Однако при ознакомлении с заключением судебно-медицинской экспертизы, было установлено, что смерть гражданина Т.

наступила от внезапной остановки сердца, а телесные повреждения в виде перелома скуловой кости лица потерпевшего относятся к телесным повреждениям средней тяжести. В результате грамотной работы адвоката, а также профессиональной работе следователя, гражданину М.

была избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении, он был отпущен и его действия впоследствии квалифицированы по ст. 112 УК РФ.

Как я уже упомянул, статья 111 УК РФ закрепляет состав преступления, который является наиболее опасным составом преступления против здоровья человека. Даже первая часть (неквалифицированный состав) данной статьи является тяжким преступлением и предусматривает ответственность до 8 лет лишения свободы. 

По этой причине адвокату, который осуществляет защиту подозреваемого (обвиняемого) по данной статье уголовного кодекса, необходимо приложить максимум усилий и знаний, а так же быть предельно внимательным при работе с материалами уголовного дела для того, чтобы помочь своему подзащитному и убедиться, что его (подзащитного) действия следователем квалифицированы правильно и нет правовых оснований для переквалификации на менее тяжкие составы.

А такие основания при расследовании данной категории уголовных дел бывают достаточно часто и ошибки в квалификации действий по данной категории дел следователи так же допускают достаточно часто.

Зачастую следователь исходит из того, чтобы вменить наиболее тяжкий состав преступления, направить уголовное дело в суд, который впоследствии должен во всем разобраться и если сочтет нужным переквалифицирует действия уже подсудимого на менее тяжкую статью.

По этой причине адвокату при работе по данным уголовным делам необходимо быть предельно внимательным при анализе фактических данных, на основании которых следователем была дана  квалификация действиям подозреваемого (обвиняемого).

Очень важно помнить, что субъективная сторона преступления ст. 111 УК РФ представляет из себя вину в форме умысла.

Лицо осознает, что своими действиями посягает на здоровье другого человека, предвидит возможность или неизбежность причинения тяжкого вреда его здоровью и желает этих последствий (прямой умысел) либо предвидит возможность причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшего, но не желает, а лишь сознательно допускает этот вред или относится к нему безразлично (косвенный умысел).

Переквалификация ст. 111 УК РФ на ст. 118 УК РФ

Исходя из собственной практики, хочу отметить, что работа с субъективной стороной преступления зачастую может привести к переквалификации действий подзащитного на менее тяжкую статью, например со ст. 111 УК РФ на  ст. 118 УК РФ (причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности).

Нередко, на практике, можно встретить ситуации, когда внешне действия подозреваемого выглядят как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, но при детальном анализе происшествия и подробной беседы с подзащитным (иногда с потерпевшим) становиться очевидным, что умысла на причинение тяжкого вреда здоровью у подзащитного не было. В этом случае необходимо заявление грамотного ходатайства следователю, а так же правильная работа (правильно поставленные вопросы) при проведении, например, очной ставки.

Переквалификация ч. 4 ст. 111 УК РФ

Так же, хочу упомянуть наиболее сложный для уяснения и квалификации состав преступления, наиболее тяжкий состав (санкция до 15 лет лишения свободы) ч. 4 ст.

111 УК РФ — умышленное причинение вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего.

В этом составе как бы слиты воедино два самостоятельных деяния: умышленное причинение тяжкого телесного повреждения и причинение смерти по неосторожности.

Это вызывает трудности в квалификации, так как преступление совершается с двумя формами вины, т. е. характеризуется умыслом относительно причинения тяжкого вреда здоровью и неосторожностью относительно причинение смерти потерпевшему.

Это означает, что причинение смерти не охватывается умыслом виновного, однако он предвидел возможность ее наступления, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывал на ее предотвращение либо не предвидел, но должен был и мог предвидеть возможность наступления смерти (легкомыслие либо небрежность). Таким образом возникает необходимость отграничить состав данного преступления (ч. 4 ст. 111 УК РФ), с одной стороны, от убийства (ст. 105 УК РФ), а с другой, — от причинения смерти по неосторожности (ст. 109 УК РФ). А сделать это можно только при вышеуказанной трактовке вины подозреваемого.

При осуществлении защиты по данному составу преступления  (ч. 4 ст. 111 УК РФ) необходимо с большим вниманием относится к объективной стороне преступления. Так как правильная работа в этом направлении так же может дать возможность переквалификации на менее тяжкие составы, например на ч. 1 ст 111 УК РФ , а иногда и на ст. 112 или 115 УК РФ.

С объективной стороны ч. 4 ст. 111 УК РФ заключается в причинении тяжкого вреда здоровью (фактически опасного для жизни телесного повреждения), которое вызвало, явившись непосредственной причиной, еще более тяжкое последствие — смерть потерпевшего.

Если причина наступления смерти состоит в ином, например индивидуальных особенностях организма потерпевшего, неумело оказанной медицинской помощи и пр., ч. 4 ст. 111 УК РФ не может быть вменена лицу, которое умышленно причинило тяжкий вред здоровью потерпевшего.

В этом аспекте очень важно адвокату обращать внимание на причину наступления смерти и проводить грамотную работу с заключением судебно-медицинской экспертизы либо предварительным медицинским исследованием.

Если вам нужна помощь по вашему делу — звоните нам, предварительная консультация и оценка перспективы вашего дела по телефону будут честными и бесплатными!

Источник: https://legis-group.ru/blog/poleznoe/sovety/perekvalifikatsia-so-st-111-uk-rf

Переквалификация налогового преступления

Переквалификация ук

С каждым днем ст. 199 УК РФ становится все более востребованной сотрудниками правоохранительных органов. Однако в спешке и погоне за высокими показателями следствие зачастую не приводит достаточных доказательств вины подозреваемого. Это дает возможность защите переквалифицировать то или иное преступление, смягчив приговор. А в некоторых случаях даже добиться оправдания подзащитного.

Уголовно-процессуальным кодексом РФ установлено, что на этапе судебного разбирательства переквалификация преступления может быть проведена только в сторону смягчения наказания. Она допустима, если изменение обвинения не ухудшает положения подсудимого и “не ограничивает его право на защиту” (ч. 2 ст. 252 УПК РФ).

Переквалификация возможна, когда объем обвинения не соответствует действиям преступника.

Поэтому в ходе судебного разбирательства возможно исключение отдельных эпизодов преступления, уменьшение объема причиненного вреда, изменение квалификации преступления на статью, ее часть или пункт, предусматривающие более мягкую ответственность.

Таким образом, при переквалификации происходит улучшение положения подсудимого в рамках тех же обстоятельств, по которым ему предъявлено обвинение. Она возможна по инициативе обвинителя, суда или по ходатайству сторон.

Выбор адвокатом конкретных методов защиты зависит от позиции клиента: смягчение наказания или оправдание. В рамках налоговых нарушений (ст. 199 УК РФ) переквалификация возможна, например, с части 2 этой статьи (преступление, совершенное группой лиц по предварительному сговору или в особо крупном размере) на часть 1, предусматривающую меньшую ответственность. Приведем пример подобного дела.

Аргументы и факты

В ходе выездной налоговой проверки за период 2004-2005 гг. налоговая инспекция выявила, что предприятие ООО “Торговый дом “М…ы” необоснованно учитывало расходы при взаимоотношениях с фирмами-однодневками. В результате компания занизила налогооблагаемую прибыль и неправомерно приняла к вычету НДС по их услугам.

О выявленных нарушениях налогового законодательства инспекция поспешила сообщить в Управление по налоговым преступлениям (далее – УНП). Его сотрудники провели необходимые опросы, составили рапорт об обнаружении признаков преступления и отправили собранный материал для решения вопроса о возбуждении уголовного дела по пп. “а”, “б” ч. 2 ст. 199 РФ.

В постановлении о возбуждении дела было указано, что руководство предприятия по предварительному сговору уклонилось от уплаты НДС и налога на прибыль организаций. Общая сумма недоплаты составила 18 млн руб.

Под “руководством” следователь имел в виду директора и главного бухгалтера компании. Кстати, такая незначительная деталь, как возбуждение уголовного дела не только по НДС, но и по налогу на прибыль, в дальнейшем будет иметь существенное значение.

В отношении главного бухгалтера уголовное преследование прекратили уже через месяц.

Следователь провел необходимые допросы, назначил экспертизу и получил ее результаты, изъял документы, представленные налоговой инспекции при проведении выездной проверки. Предварительное следствие закончилось уголовным делом в два десятка томов.

В предъявленном обвинении неожиданного ничего не было.

Формулировки общеизвестные, как то: в такой-то период такое-то “лицо, являясь руководителем предприятия, совершило преступление путем внесения им или иным не установленным следствием лицом заведомо ложных сведений в налоговую отчетность по операциям с номинальными организациями, что выразилось в составлении фиктивных сделок, оформлении фиктивных счетов-фактур, актов приемапередачи товара, что повлекло уменьшение налогооблагаемой базы по налогу на добавленную стоимость, и, соответственно, в уклонении от уплаты налога (НДС) в размере 6 400 000 рублей, а также в уклонении от уплаты налога на прибыль в размере 11 600 000 рублей”.

Действия защиты

Адвокат обвиняемого настоял на производстве повторной судебной налоговой экспертизы. Налоговые эксперты констатировали невозможность определения реальных расходов предприятия. Соответственно, определить сумму налога на прибыль, которую компания обязана была перечислить в бюджет, также нельзя.

Следователю ничего не оставалось, как вынести постановление о прекращении уголовного дела в части преследования коммерсанта по уклонению от уплаты налога на прибыль. Новое постановление было предъявлено только в части уклонения от уплаты НДС в особо крупном размере.

Следователь самостоятельно определил, что сумма скрытого налога превышает 20-процентный барьер от суммы всех налогов, подлежащих уплате, закрепленный уголовным законодательством.

Из примечания к ст. 199 УК РФ:

Особо крупным размером в настоящей статье, а также в статье 199.

1 настоящего Кодекса признается сумма, составляющая за период в пределах трех финансовых лет подряд более двух миллионов пятисот тысяч рублей, при условии, что доля неуплаченных налогов и (или) сборов превышает 20 процентов подлежащих уплате сумм налогов и (или) сборов, либо превышающая семь миллионов пятьсот тысяч рублей.

Уголовное дело с обвинительным заключением, утвержденным прокурором, было направлено в суд.

Адвокат обвиняемого при подписании протокола об ознакомлении с материалами дела заявил ходатайство о предварительном слушании. Не стоит недооценивать его важность. При правильном ведении дела эта стадия может стать решающей для исхода процесса. Уместно будет напомнить содержание п. 6 постановления КС РФ от 08.12.

2003 N 18-П.

В нем сказано, что “необходимой гарантией судебной защиты и справедливого судебного разбирательства является равно предоставляемая сторонам реальная возможность довести свою позицию относительно всех аспектов дела до сведения суда, поскольку только при этом условии в судебном заседании реализуется право на судебную защиту”.

В предварительном слушании дела адвокат заявил несколько ходатайств. Первые были о несоответствии обвинительного заключения требованиям уголовно-процессуального законодательства.

Так, следователь не указал способ совершения преступления: каким образом и в какую именно отчетность предприниматель вносил какие-либо сведения и на каком основании обвинение считает, что в налоговых декларациях содержатся заведомо ложные сведения.

Следующее ходатайство касалось участия понятого в следственных действиях и отсутствия надлежащих доказательств преступления. В нарушение уголовно-процессуального законодательства протоколы осмотра вещественных доказательств были составлены и подписаны понятыми (!).

Но, оформляя такой протокол, понятой становится участником уголовного процесса, которым являться не может в силу требований п. 2 ч. 2 ст. 60 УПК РФ. Кроме того, ст. 73 УПК РФ определены все обстоятельства, подлежащие доказыванию.

Однако следователь уклонился от разрешения обязательных в рамках данного уголовного дела вопросов.

Так, не была рассчитана налоговая база по НДС, выводы эксперта носили вероятностный характер (все ответы даны с оговоркой “при условии отсутствия реальных сделок по данному виду продукции”), обвинение содержит неопределенные формулировки, как то: “налоговая декларация и иные документы”, “финансовохозяйственные документы”, “отчетность”.

Суд в удовлетворении данных ходатайств отказал. Основная причина – эти нарушения могут быть устранены в ходе судебного разбирательства и относятся к вопросу оценки доказательств.

Тогда защита заявила обращение к прокуратуре с требованием отказаться от обвинения. Дело в том, что обвинительное заключение, а соответственно, и постановление о привлечении к ответственности, несмотря на указание в них на ч.

2 ст. 199, сформулированы по ч. 1 ст. 199 УК РФ.

Так, для квалификации преступления по ч. 2 ст. 199 УК РФ необходимо доказать, что сумма недоплаты превышает 7,5 млн руб. либо 2,5 млн руб. при условии, что доля неуплаченных налогов больше 20% от сумм, которые нужно было перечислить.

При этом согласно п. 12 постановления Пленума ВС РФ от 28.12.2006 N 64, “исчисляя долю неуплаченных налогов и (или) сборов (свыше 10% или свыше 20%), необходимо исходить из суммы всех налогов и (или) сборов, подлежащих уплате: Выявленная сумма неуплаченных налогов (сборов) должна включаться в общую сумму налогов (сборов), подлежащих уплате”.

Согласно проведенной судебной налоговой экспертизе за период 2004-2005 гг. неначисленная и неуплаченная сумма налога на прибыль не установлена. Эксперт указал, что определить ее по представленным первичным документам невозможно.

Постановлением о прекращении уголовного преследования в части обвинения в уклонении от уплаты налога на прибыль следователь сам подтвердил, что определить его сумму нельзя.

Таким образом, в ходе предварительного следствия им было сделано все, чтобы выполнение требования указанного постановления Пленума ВС РФ в части необходимости определения сумм налогов, подлежащих уплате, стало невозможным.

А не зная общей суммы всех налогов (в том числе и на прибыль), подлежащих уплате, нельзя рассчитать их неуплаченную долю. Поэтому материалы уголовного дела необходимо вернуть прокурору. Подсудимому инкриминируется ч. 2 ст. 199 УК РФ – неуплата налогов на сумму 6,4 млн руб. – без какого-либо указания на квалифицирующие признаки.

Сумма уклонения от налогов превышает 2,5 млн руб., но меньше 7,5 млн руб. Однако долю неуплаченных налогов (больше или меньше 20%) определить достоверно нельзя. Следовательно, дело должно быть квалифицировано по ч. 1 ст. 199 УК РФ. По ней же срок давности привлечения к уголовной ответственности составляет два года с момента совершения этого преступления (п. “а” ч.

1 ст. 78 УК РФ), и он прошел.

В результате прокурор заявил, что вынужден согласиться с мнением защиты.

Истина – в суде

Судьей было вынесено постановление о возвращении уголовного дела прокурору. Он указал, что в постановлении о привлечении обвиняемого к ответственности и в обвинительном заключении сумма неуплаченных налогов указана без соответствующего исчисления соотношения их доли к общей сумме, подлежащей уплате.

Постановлением КС РФ от 08.12.2003 N 18-П определено, что у стороны обвинения отсутствует возможность какого-либо дополнения следствия или обвинения, ухудшающего положение обвиняемого. Поэтому предъявить новое обвинение по п. “б” ч. 2 ст. 199 УК РФ без дополнения следствия уже не представляется возможным и фактически запрещено.

В такой ситуации следователь вынес постановление о частичном прекращении уголовного дела по ч. 2 ст. 199 УК РФ и предъявил подозреваемому новое обвинение, но уже по ч. 1 ст. 199 УК РФ. После чего вынес окончательное постановление о прекращении уголовного дела по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст.

199 УК РФ, в связи с истечением срока давности.

А.В. Мелихов,
адвокат Свердловской областной коллегии адвокатов

Источник: https://www.garant.ru/article/6516/

Провокация на совершение преступления, что относится к провокации

Переквалификация ук

Иногда преступник совершает незаконное действие, потому что его специально спровоцировали на это другие лица. Нередко провокация выражается в том, что сотрудники правоохранительных органов заставляют посторонних лиц выполнять незаконные действия.

Провокация к преступлению

Провокация встречается в уголовных делах, связанных с коммерческими взятками, наркотическими веществами, нарушениями авторских прав, сутенерством.

При этом США – первая страна, где с преступника начали снимать виновность, если на совершение незаконного действия его спровоцировали, и это доказано. В России же пока данная сфера остается без особого внимания со стороны правоохранительных органов.

Основные положения

Провокация выражается в том, что заинтересованные лица провоцируют человека к совершению незаконных действий, которые тот первоначально не намеревался выполнять. Провокатор – сообщник правонарушения, который не желает совершать преступление самостоятельно, поэтому вынуждает другое лицо к его совершению.

По неясным причинам проблема провокации в законодательстве РФ практически не отражается. По мнению уполномоченных лиц, она неактуальна. Термин провокации существует только в ст. 304 УК РФ, содержащей ответственность за провокацию к взятке. Но судебная практика демонстрирует противоположное: сегодня проблема провокации набирает всю большую популярность.

Между провокацией на совершение незаконных действий и подстрекательством существуют определенные отличия, которые заключаются в цели агитации. Так, подстрекатель понимает, в чем состоят цели его уговоров.

Он желает их наступления и делает все, чтобы незаконное действие было совершено иным лицом.

Подстрекатель не принимает личное участие в преступлении, однако если правонарушение будет раскрыто, то он рискует столкнуться с уголовной ответственностью.

При провокации цели провокатора для преступника остаются неявными, незамеченными. Провокатор – не сообщник преступления. Уголовная ответственность его не ожидает. цель провокатора – раскрыть преступление и привлечь исполнителя к уголовной ответственности.

Уголовный кодекс РФ содержит несколько квалифицирующих признаков провокации, перечисленные в таблице.

Квалифицирующий признак Описание
Активные действия провокатора Данные действия оказывают влияние на исполнителя преступления. Без провокации виновный не намеревался нарушать закон
Метод провокации К преступлению исполнитель привлекался обманным путем. Он не догадывался о том, что принимает участие в незаконных действиях
Иная цель провокации Провокация направлена на то, чтобы привлечь обманутое лицо к уголовной ответственности. Она не направлена на выполнение самого преступления

Провокация преступного деяния сотрудниками полиции

Полицейским запрещено склонять, принуждать людей к незаконным действиям в соответствии со ст. 4 ФЗ № 211. Если сотрудник полиции выявил преступление или подготовительные мероприятия к незаконным действиям, то им следует сразу же предпринять действия, мешающие осуществлению преступления, и возбудить уголовное дело.

Провокация преступлений сотрудниками полиции выглядит следующим образом.

  1. Действия сотрудников полиции направлены на нелегальную организацию преступления, на последующие действия для выявления доказательств его совершения. После этого преступника начинают шантажировать.
  2. Сотрудники полиции, выявив преступление или подготовку к нему, не предприняли действий для его предотвращения и не отобразили его в официальной документации. Наоборот, они незаметно для людей обеспечили все условия для того, чтобы преступление было совершено в ближайшем будущем.

Провокация сотрудников полиции приводит к следующим юридическим последствиям:

  • спровоцированное агитацией преступление устанавливается незаконным, и действия относящихся к правонарушению документов отменяются;
  • причины для привлечения исполнителя преступления к уголовной ответственности отсутствуют;
  • лицо, спровоцировавшее преступление, привлекается у головной ответственности: наказание будет зависеть от того, к какому вреду привело противоправное действие.

Пример из судебной практики

Судебная практика показывает неутешительные факты: если обычного человека обманом спровоцировали на совершение преступления, то ему будет сложно доказать тот факт, что его вынудили нарушить закон. Ему необходимо обеспечить доказательства того факта, что у него не было личных мотивов на совершение преступления.

В качестве доказательств можно воспользоваться свидетельскими показаниями, характеристикой от работодателя или с места проживания, другими документами, которые доказывают законопослушный образ жизни обвиняемого.

Не так давно Верховный суд РФ рассматривал случай попытки подведения под статью постороннего человека.

Гражданин планировал приобрести ребенку б/у компьютер, но продавец заявил, что отдаст технику только за наркотические средства, а в деньгах он не нуждается.

Покупатель обратился к цыганам и приобрел у них героин, после чего отнес запрещенные вещества продавцу. Однако последний оказался сотрудником спецслужб, который провоцировал людей на совершение преступления.

В дальнейшем уполномоченные лица выяснили, что покупатель раньше не привлекался к ответственности за сбыт наркотиков.

В приговоре нет информации о том, что покупатель купил бы наркотические вещества без вмешательства сотрудника спецслужб. Действия гражданина были спровоцированы полицией.

ВС РФ прекратил дело за отсутствием состава преступления, а поведение сотрудников полиции было объявлено нарушающим принцип справедливости разбирательства дела в суде.

Уголовная ответственность

Ст. 304 УК РФ содержит меры ответственности, с которыми рискует столкнуться провокатор преступления:

  • штраф до 200 тысяч рублей;
  • обязательные общественные работы сроком до 5 лет;
  • тюремное заключение на 5-летний срок;
  • запрет на ведение той или иной деятельности, на получение определенных должностей.

Если провокатором выступил сотрудник полиции, то его могут лишить занимаемой им должности. Также провокатор рискует столкнуться с наказанием за превышение служебных полномочий. Его могут обязать выплатить пострадавшему компенсацию за понесенный им вред.

Таким образом, провокация – это принуждение человека обманным путем совершить противоправное действие. На территории РФ данный момент пока не нашел достаточного отображения в уголовном законодательстве.

Источник: https://advokati-moscow.ru/info/provokaciya-na-sovershenie-prestupleniya/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.