Пленум по 159 2020

Статья 159. Мошенничество

Пленум по 159 2020

Новая редакция Ст. 159 УК РФ

1. Мошенничество, то есть хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием, –

наказывается штрафом в размере до ста двадцати тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до четырех месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

2. Мошенничество, совершенное группой лиц по предварительному сговору, а равно с причинением значительного ущерба гражданину, –

наказывается штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового, либо лишением свободы на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового.

3. Мошенничество, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, а равно в крупном размере, –

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до двух лет или без такового, либо лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового и с ограничением свободы на срок до полутора лет либо без такового.

4. Мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере или повлекшее лишение права гражданина на жилое помещение, –

наказывается лишением свободы на срок до десяти лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

5. Мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, если это деяние повлекло причинение значительного ущерба, –

наказывается штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового, либо лишением свободы на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового.

6. Деяние, предусмотренное частью пятой настоящей статьи, совершенное в крупном размере, –

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до двух лет или без такового, либо лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового и с ограничением свободы на срок до полутора лет либо без такового.

7. Деяние, предусмотренное частью пятой настоящей статьи, совершенное в особо крупном размере, –

наказывается лишением свободы на срок до десяти лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

Примечания.

1. Значительным ущербом в части пятой настоящей статьи признается ущерб в сумме, составляющей не менее десяти тысяч рублей.

2. Крупным размером в части шестой настоящей статьи признается стоимость имущества, превышающая три миллиона рублей.

3. Особо крупным размером в части седьмой настоящей статьи признается стоимость имущества, превышающая двенадцать миллионов рублей.

4. Действие частей пятой – седьмой настоящей статьи распространяется на случаи преднамеренного неисполнения договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, когда сторонами договора являются индивидуальные предприниматели и (или) коммерческие организации.

Источник: http://UKodeksRF.ru/ch-2/rzd-8/gl-21/st-159-uk-rf

Ключевые изменения в постановлении Пленума ВС о преступлениях в сфере предпринимательства

Пленум по 159 2020

11 июня 2020 года были внесены изменения в постановление Пленума ВС РФ от 15 ноября 2016 года № 48 «О практике применения судами законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности за преступления в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности». Практикующим адвокатам в области уголовного права и процесса стоит обратить внимание на следующие ключевые нововведения:

1. Рассмотрение жалоб судами на постановление о возбуждении уголовного дела в сфере предпринимательской деятельности.

Новая редакция постановления дополнена требованием к судам проверять законность и обоснованность процессуальных действий и оперативно-розыскных мероприятий, проведенных указанными органами и их должностными лицами в ходе проверки сообщения о преступлении.

Особое внимание при рассмотрении жалоб должно уделяться оценке действий и мероприятий, связанных с ограничением имущественных и иных прав и свобод предпринимателей и (или) лиц, состоящих с ними в трудовых отношениях (например, назначение документальных проверок и ревизий, получение образцов для сравнительного исследования, истребование или изъятие документов и предметов, принадлежащих индивидуальному предпринимателю или коммерческой организации, включая электронные носители информации, обследование принадлежащих им производственных помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств).

2. Возбуждение уголовных дел о налоговых преступлениях. Новая редакция пункта 5 постановления дополнена разъяснениями о том, что до получения заключения или информации из налогового органа о наличии признаков преступления может считаться достаточными данными для возбуждения уголовного дела.

Так, данные, указывающие на признаки преступлений, предусмотренных статьями 198–199.1, 199.3, 199.4 УК РФ, могут содержаться, в частности, в материалах, направленных прокурором в следственный орган для решения вопроса об уголовном преследовании, в заключении эксперта и других документах.

Если по результатам проверки суд установит, что постановление о возбуждении уголовного дела о налоговых преступлениях вынесено следователем при отсутствии достаточных данных, указывающих на признаки этих преступлений (например, в случае признания незаконным в порядке административного судопроизводства решения налогового органа о взыскании недоимки), то такое постановление следователя признается судом незаконным и (или) необоснованным.

3. Избрание меры пресечения в виде заключения под стражу. Верховным судом продолжена политика, направленная на борьбу с формализмом при принятии решений о заключении под стражу предпринимателей.

В постановлении конкретизировано, что в случае рассмотрения вопроса об избрании указанной меры пресечения в отношении лица, являющегося предпринимателем или членом органа управления коммерческой организацией, совершившего преступление из перечня ч. 1.1 ст.

108 УПК РФ, судам следует проверять, приведены ли в постановлении о возбуждении ходатайства и содержатся ли в приложенных к постановлению материалах конкретные сведения, подтверждающие вывод о том, что инкриминируемое ему преступление совершено не в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности и (или) управлением принадлежащим ему имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности, либо не в связи с осуществлением им полномочий по управлению этой организацией или не в связи с осуществлением коммерческой организацией предпринимательской или иной экономической деятельности. При отсутствии указанных сведений судам надлежит отказывать в удовлетворении ходатайств следователей об избрании исключительной меры пресечения.

Наличие в постановлении о возбуждении ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и приложенных к постановлению материалах указания на корыстный мотив подозреваемого или обвиняемого, а равно на способ распоряжения похищенным имуществом (например, присвоил лично или использовал для целей предпринимательства) не может служить основанием для признания деяния совершенным вне связи с осуществлением предпринимательской деятельности

4.Привлечение сотрудников компании в качестве соучастников преступления. Новая редакция постановления Пленума ВС РФ впервые затронула вопрос квалификации действий сотрудников компании, совершивших наряду с руководителем действия (бездействие), составляющие объективную сторону преступления.

Согласно разъяснениям Верховного суда сложившиеся между работником и индивидуальным предпринимателем или членом органа управления коммерческой организации трудовые или личные отношения в рамках осуществления предпринимателем или организацией хозяйственной деятельности сами по себе не могут рассматриваться в качестве доказательства совершения ими преступления в составе группы лиц по предварительному сговору, а выполнение работником распоряжений руководителя, связанных с осуществлением преступной деятельности, не может выступать единственным основанием для привлечения работника к ответственности за соисполнительство в таком преступлении.

Если исполнителем преступления является лицо, отвечающее признакам специального субъекта (предусмотренным, например, в частях 5–7 статьи 159, статьях 159.1 , 160, 176, 178, 195–199.

4 , 201 УК РФ), то указанные деяния могут признаваться совершенными группой лиц по предварительному сговору только в случае, когда в совершении деяния участвовали два и более таких субъекта.

Иные работники организации не могут признаваться соисполнителями указанных преступлений.

5. Обстоятельства, исключающие преступность деяния. В новых пунктах 18.1-18.3 постановления Пленума ВС РФ появилось толкование ч. 2 ст. 14 УК РФ (малозначительность),  ст. 39 УК РФ (крайняя необходимость) и ст. 41 УК РФ (обоснованный риск) применительно к преступлениям в сфере предпринимательской деятельности.

Так, в случаях, когда деяние, содержащее признаки преступления в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, совершено лицом в целях устранения либо недопущения опасности, непосредственно угрожающей личности, охраняемым законом интересам общества или государства, и эта опасность не могла быть устранена иными средствами, то такое деяние не может быть признано преступным при условии, что не было допущено превышения пределов крайней необходимости (статья 39 УК РФ).

Например, не влечет уголовной ответственности временное осуществление предпринимательской деятельности без лицензии (лицензия не продлена в установленные сроки), если прекращение указанной деятельности может привести к дезорганизации работы объектов жизнеобеспечения (прекращение водозабора, водоочистки, теплоснабжения жилья и социальных объектов населенного пункта, угроза техногенной аварии и т.д.).

Для признания предпринятых лицом действий крайне необходимыми (не преступными) должны быть установлены наличие и действительный характер возникшей опасности, а также невозможность ее устранения без причинения ущерба интересам личности, общества или государства и отсутствие явного превышения допустимых при этом пределов, в том числе в виде причинения вреда, равного или большего по сравнению с тем, который мог быть причинен при дальнейшем развитии возникшей опасности.

Судам следует иметь в виду, что положения статьи 41 УК РФ распространяются также на лиц, допустивших обоснованный риск в ходе предпринимательской и иной экономической деятельности для достижения общественно полезной цели, при условии соответствия риска обозначенным в законе критериям. К их числу относятся невозможность достижения общественно полезной цели путем совершения действий (бездействия), не связанных с риском, и принятие лицом, допустившим риск, достаточных мер для предотвращения вреда охраняемым уголовным законом интересам.

Если лицо в ходе осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности для достижения общественно полезной цели совершает действия (допускает бездействие), заведомо сопряженные с угрозой для жизни многих людей, с угрозой экологической катастрофы или общественного бедствия, то в силу части 3 статьи 41 УК РФ допущенный им риск не может быть признан обоснованным.

При правовой оценке действий, связанных с нарушением порядка осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности, судам необходимо принимать во внимание положения части 2 статьи 14 УК РФ о том, что не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного уголовным законом, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности.

Источник: https://zakon.ru/blog/2020/06/22/klyuchevye_izmeneniya_v_postanovlenii_plenuma_vs_o_prestupleniyah_v_sfere_predprinimatelstva

Пленум ВС: арест возможен за любое преступление

Пленум по 159 2020

supcourt.ru

Пленум Верховного суда России на очередном дистанционном заседании внес изменения в свои предыдущие постановления по уголовным делам. В частности, указал на необязательность арестов подозреваемых и обвиняемых, но допустил и прямо противоположные варианты. А также дал пояснения по применению нескольких норм УК и УПК.

Арест не обязателен, но возможен

Попытки сформулировать для судов более-менее четкие критерии при избрании меры пресечения предпринимаются ВС постоянно.

На этот раз в его разъяснениях опять отмечается, что суды могут избирать меры пресечения фигурантам дел только при наличии достаточных оснований полагать, что они продолжат заниматься преступной деятельностью, либо станут угрожать свидетелям, или же уничтожат доказательства по делу. Но даже в этом случае суды имеют право не избирать строгие меры.

Однако какие основания считаются «достаточными», ВС не поясняет, что фактически сохраняет сложившееся положение вещей. Более того, ВС подтверждает возможность арестов и в отношении подозреваемых в преступлениях небольшой тяжести.

Впрочем, если суд все-таки решит ограничиться более мягкой мерой, то этому не может помешать даже любое из обстоятельств статьи 108 УПК (подозреваемый не имеет постоянного места жительства в РФ, его личность не установлена, им нарушена ранее избранная мера пресечения, он скрылся от органов предварительного расследования или от суда).

Дисциплинировать следствие  

Отдельно пленум коснулся рассмотрения судами ходатайств о продлении ареста, которые следователи нередко обосновывают доводами о невозможности своевременного окончания расследования.

ВС указал на необходимость обращать внимание на соблюдение следователем (дознавателем) требований из статьи 109 УПК РФ.

В ней, в частности, говорится, что ходатайство о продлении ареста должно быть подано не позднее чем за 7 суток до его истечения.

«В случае, когда ходатайство о продлении срока содержания под стражей возбуждается перед судом неоднократно и по мотивам необходимости выполнения следственных действий, указанных в предыдущих ходатайствах, суду надлежит выяснять причины, по которым они не были произведены.

Если причина, по мнению суда, заключается в неэффективной организации расследования, это может явиться одним из обстоятельств, влекущих отказ в удовлетворении ходатайства.

В таких случаях суд вправе реагировать на выявленные нарушения путем вынесения частных постановлений», — указал ВС.

Домашний арест, залог или запрет определенных действий

Домашний арест, по мнению пленума, может быть избран в том случае, если невозможно применение более мягкой меры пресечения, в том числе залога и запрета определенных действий. Однако ВС считает и эту меру пресечения довольно жесткой, поэтому рекомендует судам применять ее в исключительных случаях. 

При этом суды могут выносить на обсуждение участников заседания вопросы об избрании залога, даже если стороны по делу об этом не просили.

«Меры пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста, залога или запрета определенных действий действуют до вступления в законную силу приговора независимо от того, обжалован ли он в апелляционном порядке», — отмечает ВС. Он также «обращает внимание» апелляционных судов на то, что они должны тщательным образом проверять решения об аресте. В их постановлениях должны содержаться конкретные мотивы, по которым принято то или иное решение.

Мошенничество и бизнес

Также пленум внес изменения в постановления, касающиеся рассмотрения  судами конкретных категорий дел.  ВС напомнил, что ряд «предпринимательских» дел из УК являются делами исключительно частного обвинения и не могут быть возбуждены без заявлений потерпевших. К ним относятся статьи УК: 159.1–159.3, 159.5, 159.6, 160, 165, ч. 1 ст. 176, ст. 177, 180, 185.1, ч. 1 ст. 201 УК РФ.

В свою очередь, уголовные дела по статьям 198–199.1, 199.3 и 199.4 УК РФ могут быть возбуждены только на основании материалов налогового органа или территориального органа страховщика, указывает ВС. 

ВС также вернулся к проблеме арестов бизнесменов. Пленум обратил внимание, что УПК запрещает заключать их под стражу за преступления, совершенные в связи с предпринимательской деятельностью.

По мнению ВС, судам следует проверять, есть ли в ходатайствах следствия конкретные сведения, свидетельствующие об обратном.

«При отсутствии указанных сведений такое ходатайство удовлетворению не подлежит», — говорится в документе.

«Наличие в постановлении о возбуждении ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и приложенных к постановлению материалах указания на корыстный мотив подозреваемого или обвиняемого, а равно на способ распоряжения похищенным имуществом (например, присвоил лично или использовал для целей предпринимательства), не может служить основанием для признания деяния совершенным вне связи с осуществлением предпринимательской деятельности», — также  указал ВС.

Кроме того, пленум запретил верить на слово обвиняемым в уклонении от уплаты налогов (ст. 199 УК РФ) в том, что они возместят ущерб. Это обстоятельство не дает оснований для освобождения их от уголовной ответственности.

При этом назначение наказаний предпринимателям не должно предопределяться тем, что они находятся под стражей, указывает ВС.

Полный текст разъяснений Пленума ВС можно посмотреть здесь.

Источник: https://legal.report/plenum-vs-arest-vozmozhen-za-ljuboe-prestuplenie/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.