Пленум по экономическим преступлениям

Содержание

Верховный суд предложил смягчить наказания по экономическим преступлениям. За них не накажут лишением свободы

Пленум по экономическим преступлениям

Верховный суд предложил ввести институт уголовного проступка и распространить его на экономические преступления небольшой и средней тяжести.

Соответствующий проект поправок в Уголовный кодекс 13 октября утвердил пленум Верховного суда, передает корреспондент «Открытых медиа» из Верховного суда.

В общей сложности к категории уголовного проступка предлагается отнести 121 состав преступлений, по которым в прошлом году проходили 85 219 человек. Верховный суд на пленуме также решил внести законопроект в Госдуму.

Уголовный проступок — новый вид наказуемого деяния, среднее между преступлением и административным правонарушением, за его введение выступает председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев.

В 2018 году Верховный суд внёс в Госдуму законопроект, где предлагал признавать уголовным проступком любое преступление небольшой тяжести, за которое не предусмотрено наказание в виде лишения свободы (таких в УК более 80, подсчитали судьи), если оно совершено впервые.

В этом случае суд получал бы право прекратить уголовное дело, назначив штраф или обязательные работы, а наказанный избежал бы отметки о судимости в биографии.

В пояснительной записке отмечалось, что нововведение обеспечит гуманизацию уголовного наказания, а также существенную экономию сил и средств при рассмотрении новой категории дел.

Но законопроект получил отрицательный отзыв правительства (там решили, что он не учитывает интересы потерпевших) и был оставлен без движения.

Теперь Верховный суд предпринимает вторую попытку, пересмотрев подходы к тому, что же следует считать уголовным проступком.

Так, в категорию уголовных проступков предлагается перевести семь составов преступлений, посягающих на собственность, включая кражу и разные виды мошенничества (без отягчающих обстоятельств).

В 2019 году за совершение таких преступлений было осуждено более 55 000 человек, подсчитали в Верховном суде.

Кроме того, уголовным проступком предлагается считать 29 составов преступлений небольшой и средней тяжести, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности — в связи с необходимостью защиты предпринимателей от необоснованной репрессии, уточняется в пояснительной записке к законопроекту. В эту категорию попали такие составы, как уклонение от уплаты таможенных платежей, незаконное создание юрлица, разглашение коммерческой тайны, злоупотребление при эмиссии ценных бумаг и незаконный экспорт янтаря. По ним в 2019 году было осуждено около тысячи человек, уточняет Верховный суд.

По всем «экономическим» статьям обязательным условием освобождения от уголовной ответственности является возмещение вреда.

Кроме того, отмечается в пояснительной записке, пострадавшие сохраняют право на предъявление иска о возмещении причинённого преступлением вреда.

Наказанием за уголовный проступок может стать судебный штраф, общественные работы или ограниченно оплачиваемые работы (для тех, кто имеет постоянную работу — у них в доход государства будут удерживать от пяти до десяти процентов заработка).

Под определение проступка в новом изложении Верховного суда не подпадают уголовные дела, требующие административной преюдиции (например, побои), а также действия, криминализация которых вызвана «особой значимостью» защищаемых общественных отношений (например, злоупотребления в сфере госзакупок и заведомо ложное сообщение о теракте).

В разряд уголовных проступков также не стали включать налоговые преступления и преступления в сфере экономической деятельности, если по ним в УК уже предусмотрена возможность освобождения от уголовной ответственности при условии возмещения причинённого ущерба. Но в законопроекте говорится, что от уголовной ответственности за такие преступления также могут освободить, если виновник возместил ущерб или каким-то другим способом загладил причинённый преступлением вред.

По мнению замминистра юстиции Евгения Забарчука, законопроект «заслуживает внимания и поддержки». В Генпрокуратуре предлагают не спешить и ещё поработать над инициативой: нововведение может повлечь коллизии внутриотраслевой конкуренции, предупредил замгенпрокурора Виктор Гринь, ведь деяние не признаётся преступлением, а наказание за него устанавливается.

Руководитель службы правовой экспертизы уполномоченного при президенте по защите прав предпринимателей Алексей Рябов видит в инициативе Верховного суда скорее положительную тенденцию.

Усиления давления на предпринимателей точно не произойдёт и даже можно ждать некоторого облегчения, прогнозирует он.

Однако насколько эффективным окажется такой механизм — зависит от судебной системы, предупреждает Рябов.

Профессор МГУ Леонид Головко считает, что Верховный суд в данном случае озабочен не столько гуманизацией уголовного законодательства, сколько оптимизацией нагрузки.

Признать преступление уголовным проступком и прекратить дело быстрее, чем рассматривать его по всем правилам уголовного процесса, отмечает Головко. В 2016 году судьи добились права прекращать дела в связи с назначением судебного штрафа, напоминает он, но этого оказалось недостаточно.

К тому же Госдума тогда не согласилась с возможностью применения альтернативного наказания в виде обязательных или исправительных работ. Сейчас же правительство сменилось, поэтому можно повторить попытку.

На самом деле смысл вводить уголовный проступок есть в тех правопорядках, где отсутствует институт административных правонарушений как, например, в США, убеждён эксперт. В российских же условиях это явно лишнее.

Источник: https://openmedia.io/news/n3/verxovnyj-sud-predlozhil-smyagchit-nakazaniya-po-ekonomicheskim-prestupleniyam-za-nix-ne-nakazhut-lisheniem-svobody/

Новый Пленум Верховного Суда по преступлениям в сфере экономической деятельности

Пленум по экономическим преступлениям

15 ноября 2016 Пленум Верховного Суда Российской Федерации принял Постановление № 48 «О практике применения судами законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности за преступления в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности».

Принятие данного документа имеет важное значение для реализации декларируемых государством принципов гуманизации и либерализации уголовно-правовой политики в предпринимательской и иной экономической сфере.

В частности, преамбула комментируемого Постановления содержит указание на необходимость ограждения предпринимателей от необоснованного уголовного преследования и исключения возможности использовать уголовное преследование для давления на бизнес, а также для решения споров хозяйствующих субъектов.

Также в преамбуле Верховный Суд указывает на установление дополнительных правовых гарантий обеспечения прав предпринимателей, привлекаемых к уголовной ответственности за соответствующие преступления.

В целом документ как раз и направлен на разъяснение положений уголовного (УК РФ) и уголовно-процессуального (УПК РФ) кодексов, связанных с предоставлением таких гарантий субъектам предпринимательской деятельности.

Какие положения Постановления представляют наибольший интерес? 

1. Разъяснения по субъектному составу лиц, имеющих право подавать заявления по «экономическим» делам частно-публичного обвинения, а также по субъектам соответствующих преступлений (пункты 2 и 3 Постановления).

Как известно, в силу части 3 статьи 20 УПК РФ дела о ряде экономических преступлений возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, если такие преступления совершены индивидуальным предпринимателем в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности, либо членом органа управления коммерческой организации в связи с осуществлением им соответствующих полномочий. К таким преступлениям относятся все виды мошенничества (статьи 159 – 159.6 УК РФ), присвоение или растрата (статья 160), а также причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (статья 165).

Комментируемое Постановление, во-первых, конкретизирует круг лиц, относящихся к членам органов управления коммерческой организации (субъекты преступлений по делам частно-публичного обвинения). К таким лицам относятся, в частности:

  • члены совета директоров (наблюдательного совета) или коллегиального исполнительного органа (например, правления);
  • лицо, выполняющее функции единоличного исполнительного органа (директор, председатель производственного кооператива и т.п.).

Во-вторых, Постановление конкретизирует круг лиц, правомочных подавать заявления о вышеуказанных преступлениях (пункт 3 Постановления).

Так, в случае, если потерпевшим является коммерческая организация, заявление о возбуждении уголовного дела вправе подавать:

  • единоличный руководитель (лицо, исполняющее функции единоличного исполнительного органа);
  • руководитель коллегиального исполнительного органа;
  • представитель, управомоченный руководителем организации на совершение соответствующих действий.

Если в совершении указанных преступлений подозревают руководителя организации, заявителем по таким делам может быть избравший его орган управления (например, совет директоров) либо лицо, управомоченное таким органом.

2. Разъяснения по порядку возбуждения уголовных дел о налоговых и иных преступлениях (пункты 4 и 5 Постановления).

Пунктами 7-9 статьи 144 УПК РФ установлено, что по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 198 – 199.1 УК РФ (уклонение от уплаты налогов и т.п.

) производство может быть возбуждено только после направления следователем в налоговый орган сообщения о преступлении и получения от данного органа соответствующего заключения.

До получения информации из налогового органа дело может быть возбуждено только при наличии повода и достаточных данных, указывающих на признаки преступления.

Комментируемым Постановлением разъяснено, что данные, достаточные для возбуждения дела при отсутствии информации из налогового органа, могут содержаться, в частности, в материалах прокуратуры, в заключении эксперта и иных документах.

Также ВС РФ, что решение о возбуждении дела, принятое при отсутствии таких данных, может быть признано незаконным и (или) необоснованным.

В развитие указанных положений в пункте 5 Постановления даны похожие разъяснения уже в отношении оснований возбуждения дела по всем видам экономических преступлений.

В частности, судам предписано при проверке законности и обоснованность действий следственных и иных органов, проводимых при рассмотрении сообщения о преступлении, особое внимание уделять мероприятиям, связанным с ограничением прав и свобод предпринимателей и их работников (назначение документальных проверок и ревизий, истребование документов, обследование помещений и т.п.).

В случае выявления нарушений закона, допущенных при осуществлении указанных действий, их результаты не должны учитываться при оценке достаточности данных, указывающих на признаки преступления.

3. Разъяснения по вопросу применения мер пресечения по экономическим преступлениям (пункты 6 и 8 Постановления).

Согласно части 1.

1 статьи 108 УПК РФ по экономическим преступлениям, совершаемым в связи с осуществлением предпринимательской деятельности, не допускается применение меры пресечения в виде заключения под стражу, если отсутствуют исключительные основания для такого заключения, установленные пунктами 1-4 части 1 указанной статьи (отсутствие у подозреваемого постоянного места жительства, нарушение ранее избранной меры пресечения и т.п.).

Разъясняя указанные положения закона, ВС РФ отметил:

3.1. Даже наличие указанных исключительных обстоятельств, являющихся основанием для заключения под стражу, не освобождает суд от обязанности в каждом случае обсуждать возможность применения иной, более мягкой меры пресечения.

3.2. Положения части 1.1 статьи 108 УПК РФ, ограничивающие возможность заключения под стражу, распространяются и на соучастников соответствующего преступления, не имеющих предпринимательского статуса (не являющихся членами органа управления коммерческой организации).

4. Разъяснения по критериям определения умысла на совершение преступлений, предусмотренных частью 5 статьи 159 УК РФ (пункт 9 Постановления).

В связи с широким распространением преднамеренного неисполнения договорных обязательств статья 159 УК РФ была не так давно дополнена отдельной частью, предусматривающей ответственность за такой вид мошеннических действий.

Разъясняя положения данной статьи, ВС РФ указал, что неисполнение договорных обязательств может признаваться преступлением только в случае, когда имеющиеся по делу доказательства с очевидностью свидетельствуют о наличии прямого умысла на такое неисполнение.

В пункте 9 Постановления также приведен примерный перечень обстоятельств, свидетельствующих об умышленном характере деяния:

  • отсутствие у лица реальной возможности исполнить обязательство;
  • сокрытие информации о наличии долгов и залогов имущества;
  • распоряжение полученными по договору денежными средствами в личных целях;
  • использование при заключении договора фиктивных уставных документов, подделка гарантийных писем и т.п.

Наконец, самое важное разъяснение в этой части – каждое из указанных обстоятельств в отдельности само по себе не доказывает наличие умысла, выводы о виновности в совершении преступления, предусмотренного частью 5 статьи 159 УК РФ, должны основаться на оценке всей совокупности доказательств.

5. Разъяснения по порядку освобождения об ответственности в связи с возмещением ущерба.

Как известно, статья 76.1 УК РФ предусматривает основания освобождения от уголовной ответственности лиц, впервые совершивших преступления, предусмотренные большинством статей главы 22 указанного кодекса (преступления в сфере экономической деятельности).

При этом основанием освобождения от ответственности за совершение налоговых преступлений является полное возмещение ущерба, причиненного бюджетной системе Российской Федерации (часть 1 статьи 76.1). Основанием освобождения от ответственности за совершение иных экономических преступлений (перечисленных в части 2 статьи 76.

1) является возмещение ущерба, а также денежные перечисления в бюджет (в размере двукратной суммы полученного дохода и т.п.).

В части разъяснений указанных норм особого внимания заслуживают следующие положения:

5.1. О сроках возмещения, освобождающего от уголовной ответственности (пункты 12, 14 Постановления).

Разъясняя вышеуказанные положения, ВС РФ обращает внимание на статью 28.1 УПК РФ, исходя из которой уголовное преследование в отношении обвиняемого в налоговом преступлении прекращается судом, если ущерб возмещен в полном объеме до назначения судебного заседания.

При этом ВС отметил, что полное возмещение ущерба, причиненного налоговым преступлением, после назначения судебного заседания, а равно частичное возмещение ущерба должны учитываться судом в качестве смягчающих обстоятельств.

Относительно «неналоговых» экономических преступлений ВС РФ указал, что уголовное преследование по основаниям, предусмотренным частью 2 статьи 76.1 УК РФ, подлежит прекращению, если соответствующие выплаты произведены в полном объеме до удаления суда в совещательную комнату.

5.2. Возможность возмещения ущерба третьими лицами.

Пунктом 13 комментируемого Постановления ВС РФ предусмотрел, что указанные в статье 76.1 УК РФ выплаты, освобождающие от уголовной ответственности, могут быть совершены не только обвиняемым, но и другими лицами по его просьбе или с его согласия (например, организацией, руководитель которой обвиняется в неуплате налогов с юридического лица).

В этом же пункте указано, что обещания, а также различного рода обязательства обвиняемого возместить ущерб в будущем основанием для освобождения от уголовной ответственности не являются.

5.3. Порядок определения размера ущерба, подлежащего возмещению.

Пунктом 15 Постановления предусмотрен примерный перечень документов, на основании которых определяется размер подлежащего возмещению ущерба: гражданско-правовые договоры, первичные учетные документы, выписки (справки) по расчетным счетам и т.п. Также предусмотрена возможность назначения судебной экспертизы для определения размера ущерба.

Еще одно важное разъяснение, содержащееся в данном пункте, относится к порядку определения дохода, полученного в результате совершения преступления (для целей расчета суммы освобождающих от ответственности выплат). Под таким доходом признается общая сумма незаконного обогащения без вычета произведенных расходов, как в денежной, так и натуральной форме.

5.4. Разъяснения о полном возмещении ущерба одним из соучастников преступления.

В пункте 18 Постановления ВС РФ указал: если преступление совершено группой лиц, несущих солидарную ответственность за ущерб, то уголовное преследование прекращается в отношении всех соучастников, если возмещение вреда и иные выплаты, предусмотренные частью 2 статьи 76.1 УК РФ, совершены в полном объеме хотя бы одним из них.

Источник: https://Ceur.ru/library/articles/obshhie_stati/item247845/

Постановление Пленума ВС РФ: налоговые преступления

Пленум по экономическим преступлениям

Новое Постановление № 48, принятое Пленумом Верховного суда РФ 26.11.19 г, касается целого ряда вопросов, в том числе:

– ответственности юридических лиц, действующих через лиц подставных;

– «номинальных» директоров и оформленных на них компаний-неплательщиков.

Ответственность за предпринимательство через подставное лицо

Если доказано, что определенное лицо вело бизнес через подставное (скажем, безработного, формально зарегистрированного как ИП), именно оно (фактически ведущее деятельность) будет привлечено и понесет ответственность за уклонение от уплаты налогов. Кроме того, отвечать будет и лицо подставное, как пособник в совершении правонарушения (согл п 6 обсуждаемого Постановления Пленума ВС РФ).

Важно:ответственность для подставного лица наступает лишь в случаях, когда доказано, что оно осознавало свое участие в уклонении от уплаты налогов, и преступление охватывалось его умыслом.

Ответственность руководства уклоняющихся предприятий

В обсуждаемом Постановлении Пленума ВС п 16 гласит: лицо, руководящее (юридически или фактически – не важно, и в том, и в другом случае) несколькими компаниями, уклоняющимися от налогов, будет отвечать перед законом по совокупности совершенных преступлений, предусмотренных частями ст 199 УК РФ.

Ответственность чиновников

Согласно п 23 все того же Постановления, чиновники (должностные лица муниципалитетов, государственных органов), умышленно содействовавшие совершению налоговых преступлений, будут по закону отвечать, как пособники.

Важно:действия вышеупомянутых лиц влекут за собой наказание также за преступления против государственной/муниципальной службы (ст/ст 285, 292 УК РФ), если чиновники действовали из корыстной или любой другой личной заинтересованности.

Способы уклонения от уплаты налогов

В Постановлении № 48 (п 4) Пленума ВС РФ прописаны способы такого уклонения. Согласно данному документу ими считаются:

– умышленное внесение в налоговую декларацию или иные документы для расчета налогового бремени заведомо ложных сведений;

– умышленное непредоставление документов для расчета налогов.

Момент окончания преступления: способ определения

В обсуждаемом Постановлении Пленума Верховного Суда РФ особо отмечено (п 4): срок подачи декларации может не совпадать со сроком уплаты налогов. Тогда моментом «окончания преступления», а именно уклонения от уплаты налогов (ст 198, 199 УК РФ) считается неуплата в установленный законом срок, по факту.

Физические лица, как субъекты преступлений

Физические лица, которые осуществляют представительство, являются субъектами вышеупомянутых налоговых преступлений (п 6 Постановления № 48, см выше).

Согласно п 7 того же Постановления ВС РФ, если от уплаты от налогов уклоняется организация, к уголовной ответственности привлечено должно быть лицо, подписавшее документы, предоставленные в налоговую инспекцию: руководитель или уполномоченный представитель. К ответственности может быть привлечен и фактический руководитель (если это доказано).

Привлечение к ответственности за подделку документов

Когда в случаях с уклонением от налогов имеет место также подделка документов/штампов/бланков и/или печатей, привлечение к ответственности виновных осуществляется по совокупности содеянного (ст/ст 198/199, ст 327 УК РФ, п 9 Постановления Пленума ВС РФ за № 48)

Определение неуплаты, как крупной/особо крупной

Обязательным условием для привлечения к ответственности за неуплату налогов (ст 198/199 УК РФ) является ее (неуплаты) размер. Он должен быть крупным или особо крупным. Определение статуса ведется по примечаниям к указанным статьям. При этом размер исчисляется исключительно за период трех финансовых лет (подряд), в т ч за отдельный расчетный период.

Важно:суд, решая вопрос об ответственности, устанавливает действительную сумму налогов к оплате, учитывая все значимые факторы (п 14 того же Постановления ВС РФ).

Отсутствие состава преступления

В случаях, когда лицо, подав недостоверную декларацию, все-таки уплатило налоги в установленный законом срок, оно к ответственности привлечено быть не может по причине отсутствия состава преступления (считается, что такое лицо отказалось от доведения умысла до конца), согл п 17 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

Личный интерес налогового агента, не исполнившего свои обязанности

В ходе разбирательства по привлечению к ответственности неплательщика налогов необходимо установить, в связи с чем образовалась неуплата. Стремился ли налоговый агент извлечь выгоду имущественного/неимущественного характера, как того требует п 19 Постановления № 48 Пленума ВС РФ.

Если личной заинтересованности не установлено, состав преступления также отсутствует, невзирая на крупный или особо крупный размер неуплаты.

Сокрытие денег или имущества при привлечении к ответственности

Согласно п 22 в Постановлении № 48 при привлечении к ответственности за сокрытие денег/имущества (за счет которых взыскиваются не уплаченные налоги), следует учитывать, что:

– взысканные/подлежащие взысканию пени и штрафы в сумму недоимок не включаются (в случаях определения размера сокрытия);

– сокрытие имущества повседневного личного пользования физическим лицом (в том числе ИП) и/или членами его семьи не является составом преступления.

Обещание возместить ущерб

Многих интересует вопрос: а если пообещать возместить ущерб от не уплаченных налогов, освободит ли это обещание виновных от ответственности?

В Постановлении № 48 есть п 25, в котором четко сказано, что обещание/обязательства лица, совершившего преступление, по возмещению ущерба, переводу денег и им подобные, не являются основанием для освобождения от ответственности по закону.

Другие важные моменты Постановления № 48 Пленума ВС РФ

В данном постановлении также указывается на:

– общественную опасность налоговых преступлений (п 1);

– необходимость применения норм, действующих в определенный налоговый период;

– недопустимость применения устаревших норм, ухудшающих положение налогоплательщиков (такие не имеют обратной силы);

– необходимость применения устаревших «улучшающих» норм, если на такую возможность прямо в них указано (п 3);

– то, что любые сомнения должны трактоваться в пользу налогоплательщиков (пп 8,13);

– то, что ответственность за уклонение от уплаты налогов в бюджет грозит как российским фирмам, так и зарубежным (п 10).

Отметим, что Постановлением № 48 было отменено Постановление № 64 Пленума Верховного Суда РФ, принятое 28.12.06 г.

Поддержите развитие нашего канала Яндекс.Дзен лайком (палец вверх – слева) и подпиской. Это поможет нам публиковать больше интересных материалов. Также вы сможете оперативно узнавать о новых публикациях.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/pravomoe/postanovlenie-plenuma-vs-rf-nalogovye-prestupleniia-5df154b96f5f6f00ae721632?utm_source=serp

Верховный суд выполнил обещание по защите предпринимателей

Пленум по экономическим преступлениям

Контекст

Пленум Верховного суда (ВС) РФ своим постановлением подтвердил абсолютный запрет на арест обвиняемых в мошенничестве, растрате или отмывании доходов, совершенных в сфере предпринимательской деятельности.

Юристы и эксперты убеждены, что данные Пленумом разъяснения должны эффективно защитить предпринимателей от переквалификации коммерческих преступлений в общеуголовное мошенничество.

Тем самым Пленум воплотил в жизнь обещание минимизировать практику лишения свободы по экономическим преступлениям, данное председателем ВС РФ Вячеславом Лебедевым 21 сентября этого года на совещании с делегатами предстоящего в декабре IX Всероссийского съезда судей от Сибирского федерального округа. Тогда он, в частности, сообщил, что вскоре арест предпринимателей по формальным основаниям станет недопустимым.

Актуальность и злободневность данного решения Пленума подтверждают сухие цифры. Только в прошлом году в сфере предпринимательской деятельности число преступлений и уголовных дел выросло на 20%: 255 тысяч в 2105 году вместо 200 тысяч годом ранее.

При этом, из 200 тысяч только 15% дел закончились приговором! Напрашивается простое объяснение: большая часть дел по экономическим преступлениям была возбуждена с целью отъема бизнеса.

Эксперты уверены, что статьи о мошенничестве стали активно использовать как инструмент недобросовестные конкуренты: сами предприниматели инициируют уголовные дела и аресты как мощное средство воздействия в корпоративных конфликтах.

Очевидно, что так называемый «пакет Дмитрия Медведева» от 2011 года по гуманизации наказаний для предпринимателей потерял свою эффективность. И роль статей 171 и 174 УК РФ (незаконное предпринимательство и отмывание преступных доходов) в последние годы взяла на себя статья 159 УК РФ (мошенничество). По ней можно при желании посадить едва ли ни любого бизнесмена.

Выбор Пленума

Проект нынешнего постановления Пленума обсуждался еще 3 ноября и был тогда отправлен на доработку. Собравшиеся так и не смогли сразу прийти к консенсусу в оценках пункта 16, касающегося освобождения от уголовной ответственности лиц, совершивших преступления небольшой или средней тяжести.

Одна из редакций этого пункта обязывала в полном размере возместить причиненный ущерб по правилам статьи 76.1 УК: т.е. еще с уплатой штрафов.

Без выполнения этого требования, считали, в частности, представители прокуратуры, нельзя допустить освобождение обвиняемого от уголовной ответственности, даже в случае его деятельного раскаяния, примирения с потерпевшим, или назначения судебного штрафа.

Более гуманный вариант позволял освободить от ответственности в том случае, «если лицо, совершившее преступление небольшой или средней тяжести в сфере экономической деятельности, выполнило не все, или не в полном объеме условия, предусмотренные статьей 76 УК РФ».

Итоговый вариант получился компромиссным. В нем учтено мнение обеих сторон: законодатель внес статью 76.1 как дополнительную гарантию по сравнению с теми, которые уже действовали.

Другими словами, Пленум посчитал возможным освобождать от уголовной ответственности при неполном погашении ущерба, но при условии, что обвиняемый деятельно раскаялся, примирился с потерпевшим и уплатил назначенный судом штраф.

При этом появилась новая оговорка о том, что погасить ущерб с согласия обвиняемого может иное лицо либо организация.

Кроме того, возможности предпринимателей по доказательству экономического состава преступления увеличены благодаря расширению перечня лиц, которые могут обратиться с заявлением о преступлении экономической направленности.

В предыдущей редакции это мог сделать только руководитель – единоличный, или коллегиального исполнительного органа. В случае, если в преступлении подозревается директор, обратиться с заявлением мог орган управления, который его назначает.

Теперь это вправе сделать иные уполномоченные лица.

Важнейшие моменты

Два месяца назад глава ВС Лебедев говорил, что суды «не всегда правильно толкуют действующее законодательство», когда речь идет о преступлениях в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

«Недостаточно указать в решении, что обвиняемый может скрыться, совершить новое преступление или повлиять на ход следствия. Эти обстоятельства должны быть доказаны, должны быть приведены факты. Если этих обстоятельств нет, суды не имеют права принимать такое жесткое решение, как заключение под стражу», – пояснил председатель ВС.

Фактически решение пленума подтвердило обещание председателя ВС.

В постановлении вновь подчеркивается безусловный запрет (согласно статье 108 УПК РФ) применения ареста к лицам, совершившим преступления в сфере предпринимательской деятельности.

В отношении же тех обвиняемых, кто уже находится под арестом, заключение должно служить смягчающим обстоятельством при вынесении наказания, в том числе и при назначении штрафа, вплоть до отмены последнего.

В сентябре Лебедев говорил, что суды зачастую «применяют его (законодательство) формально, на общих основаниях», указывая в своем решении лишь то, что «прописано в законе».

Для разрешения этой проблемы участники Пленума, наконец, приняли четкую формулировку понятия «преступление в сфере предпринимательской деятельности», которое должно существенно сузить возможности применения общеуголовных статей для привлечения предпринимателей к суду.

Таковым преступлениями отныне считаются «совершенные индивидуальным предпринимателем в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности и (или) управлением принадлежащим ему имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности, а также членом органа управления коммерческой организации в связи с осуществлением им полномочий по управлению организацией».

Кроме того, крайне важно, что постановление Пленума предписывает судам при квалификации мошенничества учитывать и субъектный состав, и предпринимательский характер правоотношения.

Как неоднократно отмечали юристы и предприниматели, после начала кризиса особенно четко начала проявляться тенденция, в соответствии с которой практически любая задолженность бизнесмена перед контрагентом или банком влечет обвинение в умышленном неисполнении договорных обязательств, несмотря на то, что умысел практически недоказуем и редко присутствует на самом деле.

В этом контексте исключительно важным выглядит решение Пленума исключить из пункта 9 третий абзац, который запрещал квалифицировать любые мошеннические действия, связанные с неисполнением договорных обязательств, по ч.

1-4 статьи 159 УК («непредпринимательским» составам), поскольку не имеет значения, когда возник преступный умысел – до или после заключения договора. Предлагалось также оценивать, как предусмотренное ч.

5–7 статьи 159 УК РФ мошенничество случаи, когда умысел на неисполнение договорных обязательств возникает уже после получения имущества от контрагента.

При этом, чтобы предотвратить необоснованное привлечение предпринимателей к уголовной ответственности, Пленум указал судьям, что при рассмотрении жалоб о законности возбуждения уголовных дел по статье 159-159.

3 УК РФ (мошенничество, мошенничество в сфере кредитования, а также мошенничество при получении выплат и с использованием платежных карт), статье 160 (растрата), а также статье 165 (причинение ущерба путем обмана или злоупотребления доверием) необходимо заявление от потерпевших.

Пленум подчеркнул, что даже изначальное наличие умысла на неисполнение договора не отрицает «предпринимательского» характера отношений между его сторонами.

Пленум также ужесточил требования к возбуждению уголовных дел в сфере уклонения от уплаты налогов: следователю настоятельно рекомендуется во всяком случае спрашивать мнение налогового органа о нарушении законодательства и проверках.

Дано очень важное указание суду обязательно проверять законность и обоснованность процессуальных действий и оперативно-розыскных мероприятий.

Перспективы

Эксперты полагают, что прошедший Пленум может стать переломным в вопросе защиты прав предпринимателей. С большой долей вероятности, реализованные на нем идеи будут развиваться на предстоящем в декабре IX Всероссийском съезде судей.

По меньшей мере, два месяца назад Вячеслав Лебедев говорил, что на съезде в числе предлагаемых поправок предполагается обсудить введение категории уголовного проступка в качестве самостоятельного вида правонарушения.

Очевидно, в случае принятия этой инициативы, она также может стать эффективным инструментом для пресечения попыток «кошмарить бизнес».

«Я рассматриваю его (уголовный проступок) как элемент новой концепции уголовно-правовой политики России. Уголовный проступок характеризуется тем, что не подразумевает лишения свободы, для него характерны короткие сроки давности привлечения к уголовной ответственности. И наказание не будет судимостью», – пояснил Лебедев.

Кроме того, эксперты рассчитывают, что на съезде судей будет обсуждаться и инициатива Уполномоченного по правам предпринимателей Бориса Титова наделить прокурора правом отказываться поддерживать ходатайство следствия об аресте.

Сейчас статья 246 УПК предусматривает право прокурора на отказ от поддержания обвинения, но это означает лишь прекращение уже начатого уголовного дела.

При этом, по словам адвокатов и экспертов, отъем бизнеса чаще всего происходит на стадии ареста предпринимателя, когда прокурорские не имеют практически никаких рычагов влияния.

В целом результаты Пленума и конструктивные обещания председателя ВС РФ В.

Лебедева в преддверии съезда судей дарят надежду на новую перезагрузку проекта либерализации наказания за предпринимательские преступления с учетом ошибок предыдущей попытки пятилетней давности.

Эксперты рассчитывают, что новые инициативы не позволят выхолостить суть изменений и у недобросовестных правоохранителей не появятся новые рычаги для давления на бизнес.

Источник: http://rapsinews.ru/judicial_analyst/20161122/277189935.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

    ×
    Рекомендуем посмотреть