Пленум по ст

Как применять разъяснения Пленума Верховного Суда РФ о недвижимости в постановлении от 23.06.15 №25

Пленум по ст

Анастасия Найда

Пленум Верховного Суда Р Ф не выделил разъяснения по недвижимости в отдельный блок. Но это не умаляет их значимость и влияние на судебную практику. Проанализируем ключевые положения постановления, а также судебные акты по конкретным делам, которые приняты с учетом новых разъяснений высшей инстанции.

Споры с недвижимым имуществом традиционно одни из самых сложных, поскольку в этой области пересекаются интересы многих лиц и обычно никто из них не готов уступать. Поэтому формирование четких ориентиров в этой сфере наиболее важно.

Самые значимые разъяснения Верховный Суд Р Ф сделал по следующим вопросам:

  • какое значение для сторон и третьих лиц имеет запись в ЕГРП;
  • какую постройку можно признать объектом недвижимости;
  • как создать единый недвижимый комплекс;
  • как собственники помещений в нежилом здании должны нести расходы на содержание общего имущества.

Какое значение имеет запись в ЕГРП

В пункте 3 постановления от 23.06.

15 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» Верховный суд РФ еще раз указал, какое значение нужно придавать записи в ЕГРП, поставив принцип противопоставимости выше принципа внесения. Несмотря на то, что это противоречит буквальному значению пункта 2 статьи 8.1 Гражданского кодекса РФ.

Принцип противопоставимости объясняет, что государственная регистрация нужна, чтобы обеспечить публичное оглашение состоявшегося перехода прав и противопоставить зарегистрированные права третьим лицам. При этом само право возникает до регистрации, при подписании договора.

Принцип внесения говорит, что право на недвижимость возникает с момента его регистрации в реестре, а не раньше. И переходит с момента регистрации перехода права.

С момента заключения сделки с недвижимым имуществом стороны не вправе в отношениях между собой недобросовестно ссылаться на отсутствие в государственном реестре записи об этом. Однако для третьих лиц права на имущество возникают с даты внесения соответствующей записи в публичный государственный реестр, а не в момент ее совершения или фактического исполнения.

Аналогично ситуация обстоит с возникновением, изменением или прекращением прав на имущество, которые возникают на основании принятого судом и вступившего в законную силу решения (п. 2 ст. 8.1, п. 2 ст. 551 ГК РФ).

Пункт 3 постановления № 25 защищает третьих лиц от оспаривания сделок по основаниям, о которых они не могли знать. Например, учредители продали имущество третьему лицу, но после этого решили вернуть его.

Для этого они оформили задним числом документы о внесении имущества в уставный капитал и поручили директору от лица общества пойти в суд с иском об оспаривании сделки, заключенной с третьим лицом. В такой ситуации суд должен руководствуясь пунктом 3 постановления № 25 отказать в удовлетворении требований.

Похожую ситуацию рассматривал суд в деле № А56−73 237/2014 (постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.07.2015).

Примечательно, что пункт 3 постановления № 25 рассматривает в качестве реестра прав на имущество не только ЕГРП, но и ЕГРЮЛ (в отношении долей в ООО). То есть положения этого пункта в равной степени можно применять и в корпоративных отношениях.

В то же время этот пункт может защищать обоих участников договора. Например, стороны заключили договор залога. Спустя некоторое время залогодателя признают банкротом. После этого стороны регистрируют договор. Конкурсный управляющий пытается оспорить сделку, ссылаясь на то, что договор ничтожен, поскольку он зарегистрирован после признания залогодателя банкротом.

Суд в такой ситуации делает вывод, что основания для регистрации договора возникли в день его подписания, а не в день регистрации. Последующая регистрация залоговых отношений повлекла только возникновение у кредитора-залогодержателя указанных прав по отношению к третьим лицам (постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.07.

15 по делу № А53−21 988/2010).

Что можно признать объектом недвижимости

В пункте 38 постановления № 25 Верховный суд РФ акцентировал внимание на том, что помимо неразрывной связи с землей объект недвижимости должен иметь самостоятельное функциональное назначение.

Например, относятся ли к объектам недвижимости здания, от которых в силу времени остался только фундамент. Неразрывная связь с землей есть, но самостоятельное функциональное назначение они уже утратили.

Арбитражный суд признал правомерными действия администрации и кадастровой палаты по исключению таких объектов из реестра (постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 28.07.

2015 по делу № А41−3382/15).

Согласно ст. 130 ГК РФ, к недвижимым вещам относятся земельные участки, участки недр и все, что прочно связано с землей, то есть объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе здания, сооружения, объекты незавершенного строительства.

В то же время фундамента достаточно, чтобы признать строение объектом незавершенного строительства. Верховный суд РФ указал, что в таких случаях судам необходимо установить, что на участке, по крайней мере, полностью завершены работы по сооружению фундамента или аналогичные им работы.

Интересно также, что объект можно признать недвижимостью с момента строительства, а не регистрации. Чтобы вещь была недвижимостью, необязательно чтобы было зарегистрировано право на нее (абз. 3 п. 38 постановления № 25).

В том числе на объект незавершенного строительства. Верховный суд РФ поддержал позицию, что понятие недвижимости является фактическим, а не юридическим.

Участок и незарегистрированный фундамент на нем — это не составной объект недвижимости, а два отдельных объекта.

Например, конкурсный управляющий должника потребовал признать право собственности на объект незавершенного строительства — часть дома, готовностью 72 процента. Требования удовлетворили со ссылкой на пункт 38 постановления № 25 (постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.09.2015 по делу № А56−14 191/2011).

Источник: https://abkazakov.ru/publications/kak-primenyat-razyasneniya-plenuma-verhovnogo-suda-rf-o-nedvizhimosti-v-postanovlenii-ot-23-06-15-25/

Постановление Пленума ВС РФ от 20 сентября 2018 года о судебной практике по уголовным делам экстремистской направленности

Пленум по ст

Постановление

Пленума Верховного Суда

Российской Федерации

№ 32

г. Москва

20 сентября 2018 г.

О внесении изменений в постановление Пленума
Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2011 года № 11 «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности»

В связи с возникшими в правоприменительной практике вопросами Пленум Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 126 Конституции Российской Федерации, статьями 2 и 5 Федерального конституционного закона от 5 февраля 2014 года № 3-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации», постановляет внести в постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2011 года № 11 «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности (в редакции постановления Пленума от 3 ноября 2016 года № 41) следующие изменения:

1) пункт 1 дополнить абзацем следующего содержания:

«Обратить внимание судов на то, что гарантированные Конституцией Российской Федерации и международно-правовыми актами свобода мысли и слова, а также право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом могут быть ограничены только в исключительных случаях, прямо закрепленных в федеральном законе, в той мере, в какой это необходимо в демократическом обществе в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства, общественного порядка, территориальной целостности (часть 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации, часть 3 статьи 19 Международного пакта о гражданских и политических правах, часть 2 статьи 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод).»;

2) дополнить пунктом 21 следующего содержания:

«21. При рассмотрении в порядке статьи 125 УПК РФ жалобы на постановление о возбуждении уголовного дела о преступлении экстремистской направленности суду необходимо тщательно проверять наличие не только повода, но и основания для возбуждения дела, что предполагает представление в суд материалов, содержащих достаточные данные, указывающие на признаки соответствующих преступлений.

Обратить внимание судов, что с учетом содержания диспозиции статьи 282 УК РФ к таким данным относится не только сам факт размещения в сети «Интернет» или иной информационно-телекоммуникационной сети изображения, аудио- или видеофайла, содержащего признаки возбуждения вражды и ненависти, унижения достоинства человека либо группы лиц по признакам, указанным в данной статье, но и иные сведения, указывающие на общественную опасность деяния, мотив его совершения.»;

3) в пункте 8:

а) дополнить абзацем вторым следующего содержания:

«Размещение лицом в сети «Интернет» или иной информационно-телекоммуникационной сети, в частности, на своей странице или на страницах других пользователей материала (например, видео-, аудио-, графического или текстового), созданного им самим или другим лицом, включая информацию, ранее признанную судом экстремистским материалом, может быть квалифицировано по статье 282 УК РФ только в случаях, когда установлено, что лицо, разместившее такой материал, осознавало направленность деяния на нарушение основ конституционного строя, а также имело цель возбудить ненависть или вражду либо унизить достоинство человека или группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии либо принадлежности к какой-либо социальной группе.»;

б) абзацы второй, третий, четвертый и пятый считать абзацами третьим, четвертым, пятым и шестым;

в) абзац третий изложить в следующей редакции:

«При решении вопроса о наличии или отсутствии у лица прямого умысла и цели возбуждения ненависти либо вражды, а равно унижения человеческого достоинства при размещении материалов в сети «Интернет» или иной информационно-телекоммуникационной сети суду следует исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного и учитывать, в частности, форму и содержание размещенной информации, ее контекст, наличие и содержание комментариев данного лица или иного выражения отношения к ней, факт личного создания либо заимствования лицом соответствующих аудио-, видеофайлов, текста или изображения, содержание всей страницы данного лица, сведения о деятельности такого лица до и после размещения информации, в том числе о совершении действий, направленных на увеличение количества просмотров и пользовательской аудитории, данные о его личности (в частности, приверженность радикальной идеологии, участие в экстремистских объединениях, привлечение ранее лица к административной и (или) уголовной ответственности за правонарушения и преступления экстремистской направленности), объем подобной информации, частоту и продолжительность ее размещения, интенсивность обновлений.»;

4) дополнить пунктом 81 следующего содержания:

«81.

Обратить внимание судов на то, что при правовой оценке действий, направленных на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по соответствующим признакам, судам следует исходить из характера и степени общественной опасности содеянного и учитывать положения части 2 статьи 14 УК РФ о том, что не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного уголовным законом, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности.

При решении вопроса о том, является ли деяние малозначительным, то есть не представляющим общественной опасности, судам необходимо учитывать, в частности, размер и состав аудитории, которой соответствующая информация была доступна, количество просмотров информации, влияние размещенной информации на поведение лиц, составляющих данную аудиторию.»;

5) пункт 23 дополнить абзацем шестым следующего содержания:

«При оценке заключения эксперта по делам о преступлениях экстремистской направленности судам следует иметь в виду, что оно не имеет заранее установленной силы, не обладает преимуществом перед другими доказательствами и, как все иные доказательства, оценивается по общим правилам в совокупности с другими доказательствами.

При этом вопрос о том, являются те или иные действия публичными призывами к осуществлению экстремистской деятельности или к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации, а также возбуждением ненависти либо вражды, а равно унижением человеческого достоинства, относится к компетенции суда.».

Председатель Верховного Суда

Российской Федерации

В.М. Лебедев

Секретарь Пленума,

судья Верховного Суда

Российской Федерации

В.В. Момотов

Источник: https://www.sova-center.ru/misuse/docs/2018/09/d40044/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

    ×
    Рекомендуем посмотреть