Пленум верховного суда 159 ук рф

Мошенничество, присвоение и растрата: позиция Пленума ВС по уголовным проблемам в бизнесе

Пленум верховного суда 159 ук рф

Впервые за 10 лет Пленум Верховного суда решил разъяснить практическое применение в судах нормы Уголовного кодекса о мошенничестве, присвоении и растрате. Судьи обратили внимание, что эта часть уголовного права неразрывно связана с бизнесом.

Ведь наиболее часто мошеннические действия осуществляются в сфере кредитования, финансовых операциях, получении различных выплат. Совершить же присвоение или растрату могут только должностные лица.

Мы подготовили обзор самых важных выводов, сделанных Пленумом ВС РФ.

постановление Пленума Верховного Суда РФ от 30.11.2017 N 48 “О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате”. В документе ВС РФ приводит первые за последние 10 лет масштабные разъяснения о нормах Уголовного кодекса, регламентирующих ответственность за преступления такого рода.

Обновление позиций потребовалось, в том числе, в связи с включением в УК РФ новых статей, предусматривающих ответственность за мошенничество в сфере кредитования, при получении выплат, а также кибермошенничество с использованием платежных карт и в сфере компьютерной информации.

С даты утверждения нового постановления прежнее постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2007 N 51 с аналогичными разъяснениями утратило силу.

Рассмотрим подробнее некоторые выводы, сделанные судьями. Ведь теперь на них могут ориентироваться адвокаты, прокуроры и судьи во время рассмотрения уголовных дел о мошенничестве, растрате и присвоении.

Квалификация мошеничества

Верховный суд разъяснил, как квалифицировать случаи мошенничества. Ведь кроме статьи 159 УК РФ, которая предусматривает ответственность за “классическое” мошенничество, существуют еще 5 статей, регламентирующих ответственность за:

Кроме того, в статье 159 УК РФ части 5-7 устанавливают ответственность за подобное преступление в предпринимательской сфере.

Поэтому всего в распоряжении следователей и судей получается семь видов мошеннических действий, к тому же разделенных на подвиды внутри каждой статьи.

Несмотря на такое разнообразие, с классификацией возникают неясности, которые и постарался устранить ВС РФ. Судьи, в частности, указали, что:
  1. Если лицо получило чужое имущество или приобрело право на него, не намереваясь при этом исполнять обязательства, связанные с условиями передачи ему указанного имущества, его деяние следует квалифицировать как мошенничество. Главные условия: ущерб, нанесенный потерпевшему, и наличие умысла, направленного на хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество еще до получения этого имущества или права на него.
  2. В случае с мошенничеством, в результате которого гражданин утратил право на жилое помещение, действия виновного следует квалифицировать по части 4 статьи 159 УК РФ независимо от того, являлось ли данное жилое помещение у потерпевшего единственным и использовалось ли оно потерпевшим для собственного проживания.
  3. В случае с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности ВС РФ обязал привлекать к уголовной ответственности виновных лиц, если их деяние повлекло причинение ущерба индивидуальному предпринимателю или коммерческой организации в размере от 10 тысяч рублей и более.

Мошенничество с выплатами

Судьи вывели состав преступления по статье 159.2 УК РФ. Они указали, что предоставление чиновникам, которые назначают выплаты, заведомо ложных или недостоверных сведений с целью получить деньги образут состав такого преступления. Виновное лицо может сообщить, к примеру, неправдивую информацию:

  • о личности получателя;
  • об инвалидности;
  • о наличии детей или иждивенцев;
  • об участии в боевых действиях;
  • о невозможности трудоустройства.

Такая неправдивая информация, по мнению ВС РФ, доказывает наличие умысла. Кроме того, уголовно наказуемым деянием является умолчание получателя выплат об изменении обстоятельств, вследствие которых он теряет право на получение денег. Например, гражданину дали другую группу инвалидности, а он продолжает получать выплаты по прежней группе.

При этом, как отметил Пленум ВС РФ, всевозможные гранты, стипендии в поддержку науки, образования, а также сельскохозяйственные субсидии и выплаты в поддержку малого и среднего предпринимательства не относятся к социальным выплатам. Поэтому сообщение ложной информации для их получения, а также прочие мошеннические действия в этой области следует квалифицировать по подходящей под ситуацию части статьи 159 УК РФ.

Приготовление или покушение на мошенничество

Верховный суд считает, что за приготовление к мошенничеству нужно судить того, кто получил обманом сертификат или другой документ, но не смог его «обналичить» по объективным обстоятельствам.

В этом случае нужно обязательно доказать умысел совершить преступление. При этом именно доказывание умысла является сложным при такого рода преступлениях.

При этом в документе даны определения таким понятиям, как обман и злоупотребление доверием. В частности:

Обман — это сознательное сообщение или представление ложных сведений, или умолчание об истинных фактах, или умышленные действия для того, чтобы ввести в заблуждение.

К последним, например, относятся передача сфальсифицированного товара, имитация использования кассы, обманные приемы в азартных играх и т.п.

А ложные сведения могут касаться чего угодно: юридических фактов и событий, качества и стоимости имущества, личности обманщика, его возможностей и намерений.

А вот злоупотребление доверием — это использование доверительных отношений с человеком с корыстной целью. Доверие может объясняться личными или служебными отношениями. Злоупотребляет доверием и тот, кто получает деньги или имущество по договору, но не собирается его исполнять. В таком случае речь может идти, например, о доверии со стороны банка или МФО к заемщику.

Кроме того, судьи отметили, что мошенничество считается совершенным, а преступление оконченным, когда преступник завладел имуществом или правом на него и получил реальную возможность пользоваться и распоряжаться им. Если этого не произошло, но умысел на совершение преступления был, речь идет о приготовлении мошенничества.

Кредиты и компьютеры

Особое место в постановлении Пленума ВС РФ занимают вопросы, связанные с обманом при получении кредитов, использовании платежных средств и компьютерной техники. Судьи указали, что:

1. Обман при совершении мошенничества в сфере кредитования заключается в представлении кредитору заведомо ложных или недостоверных сведений об обстоятельствах, наличие которых предусмотрено кредитором в качестве условия для предоставления кредита. К таким сведениям относится:

  • сведения о месте работы;
  • данные о доходах;
  • сведения о финансовом состоянии индивидуального предпринимателя или организации;
  • данные о наличии непогашенной кредиторской задолженности;
  • сведения об имуществе, являющемся предметом залога.

2. Вмешательством в функционирование средств хранения, обработки или передачи компьютерной информации или информационно-телекоммуникационных сетей признается целенаправленное воздействие программных или программно-аппаратных средств на:

  • серверы;
  • средства вычислительной техники (компьютеры);
  • ноутбуки;
  • планшетные компьютеры;
  • смартфоны,

если такое воздействие нарушает установленный процесс обработки, хранения, передачи компьютерной информации, что позволяет виновному или иному лицу незаконно завладеть чужим имуществом или приобрести право на него.

В случае хищения безналичных денег преступление считается оконченным с момента изъятия денежных средств с банковского счета владельца или электронных денег, а не с того момента, как ими завладел преступник.

Ведь если денег на счету нет, потерпевшему был причинен ущерб, а куда они ушли, уже не играет роли. При этом местом совершения и окончания такого преступления является адрес банка, его филиала или другой организации, где был открыт счет.

Это необходимо для правильного определения территориальной подсудности.

Источник: https://ppt.ru/news/141030

Вопросы уголовной ответственности за мошенничество

Пленум верховного суда 159 ук рф

Пленум о мошенничестве, присвоении и растрате ВС России No48 от 30 ноября 2017г. дал новое толкование некоторых вопросов по уголовной ответственности (УО), включая и ответственность за мошеннические действия и признал потерявшими силу положения постановление Пленума о мошенничестве присвоении и растрате ВС No51 от 27.11.2007г.

Пленум уточнил, что похищение имущественных и финансовых активов или присвоение их в собственность при помощи мошеннических действий может происходить при использовании доверия из корысти или при помощи обмана, в результате которых предается право собственности на имущественные и финансовые активы другому гражданину или не препятствуют такому действию.

ВС РФ уточнил, что именно понимается под обманом или использованием доверия из корысти при мошенничестве. В этом варианте обман должен использоваться исключительно для присвоения чужих денежных или имущественных активов.

Если он используется лишь для упрощения доступа к чужим денежным или имущественным активам, такой поступок нельзя считать мошенническим и в зависимости от того, каким образом произошло присвоение, обман можно квалифицировать как грабеж или кражу.

Пленум ВС уточнил что не мошенническими действиями, а кражей необходимо называть похищение денег с банковской карточки если конфиденциальные данные о ней сообщил преступнику владелец из доверия к мошеннику, либо обмана потерпевшего. Хищение денег из банкомата при использовании украденной или поддельной банковской карточки также следует считать кражей.

Мошенническими действиями не должно называться похищение денег через «мобильный банкинг» телефона или с электронного кошелька по данным тайно или обманом полученным от потерпевшего, и должны обозначаться как кража.

Пленум по присвоению и растрате также подтвердил, что мошеннические действия могут считаться результативными, если чужие денежные или финансовые активы перешли в собственность к лицу или группе лиц, совершивших противоправные действия, и эти лица получили возможность пользоваться полученными активами по своему желанию. Окончанием преступных действий, результатом которых стало снятие средств с электронного или банковского расчетного счета потерпевшего.

Новым и важным указанием Пленума стало то, что в статье 327 (ч.

1) Уголовного Кодекса следует дополнительно квалифицировать поступки гражданина, похитившего или присвоившего, воспользовавшись доверием потерпевшего или при помощи обмана, чужие имущественные или финансовые активы, используя подделанный им лично документ, дающий полномочия или освобождающий от них. В более раннем постановлении ВС подделка документа для свершения мошеннических действий по ст.327 Уголовного кодекса отдельно не квалифицировалась.

Ситуации, когда гражданин подделал документ, но в результате ситуации, не зависящей от его воли, подделку не использовал, следует согласно правовым нормам статьи 327 (часть1) Уголовного кодекса РФ и ст.30 (ч.

1) 30 Уголовного кодекса России квалифицировать как подготовку к совершению мошеннических действий. Когда подобные действия свидетельствуют о целенаправленном замысле использовать подделанный документ для мошеннических действий, они квалифицируются, как тяжкие преступления (ст.

159, ч.3-7, ст.159.1, ч.3-4, ст.159.2, ч.3-4 Уголовного кодекса России).

Ситуации, когда гражданин воспользовался подделанным им лично документом для похищения чужих финансовых или имущественных активов, используя доверие потерпевшего в целях личного обогащения или при помощи обмана, но изъять их по не зависящим от него обстоятельствам или воспользоваться ими не смог Пленум о мошенничестве, присвоении и растрате предлагает квалифицировать, как мошеннические действия по совокупности преступных деяний согласно правовым нормам ст.30, ч.3 и ст.327, ч.1.

  • Если гражданин для похищения чужих имущественных активов, используя доверие потерпевшего или при помощи обмана, пользуется поддельным документом, изготовленным другим лицом, эта ситуация не нуждается в дополнительном определении согласно ст.327 Уголовного кодекса, так как она в полном объеме соответствует определению мошеннических действий.
  • Если гражданин для похищения чужих имущественных активов, используя доверие потерпевшего или при помощи обмана, использует чужие, предварительно похищенные документы (пенсионное удостоверение, паспорт и прочие), ситуация определяется ст.325, чч.1-2 Уголовного Кодекса и по иным статьям УК России, устанавливающим уголовное наказание за мошеннические действия.
  • Если результатом мошеннических действий стало лишение гражданина права собственности на жилье, то действия подозреваемого в мошенничестве квалифицируется ст.159, частью 4 Уголовного кодекса вне зависимости от того проживал ли в нем потерпевший и есть или нет в его владении другие жилые помещения.

Постановление пленума о мошенничестве, присвоении и растрате определило понятие термина «жилое помещение» по сути указанной статьи Уголовного кодекса и ее связи по смыслу с примечаниями к ст.16 Жилищного кодекса и ст.139 Уголовного кодекса России.

На определение вида противоправных действий и их тяжести не оказывает влияния соответствие техническому состоянию и санитарно-гигиеническим нормам и можно ли в нем проживать или нет.

Однако объекты, не относящиеся к категории недвижимого имущества, такие как дома на колесной платформе, жилые палатки, бытовки строителей, автоприцепы и иные подобные объекты, не следует рассматривать как жилые помещения.

Постановление пленума о мошенничестве присвоении и растрате разъясняет, что такой признак, как лишение права собственности потерпевшего на жилье отсутствует, если после совершения подозреваемым мошеннических действий потерпевший потерял не само жилье, а потенциальную возможность его приобретения. Например, когда похищены деньги у потерпевшего под видом использования их, как долю участия потерпевшего в возведении жилого дома на правах долевого участия или под видом заключения фальшивого договора об аренде жилья.

Кроме того, в решении Пленума о мошенничестве указывалось, что уголовное наказание за привлечение денег с нарушением действующих законов о долевой застройке жилых домов и других недвижимых сооружений, когда не обнаружено признаков мошеннических действий, налагается согласно правовым нормам ст.200.3 УК России.

Не требуется применение правовых норм ст.200.3 или ст.172.2 Уголовного кодекса в части состава определяемого, как мошеннические действия, квалифицируемого по ст.159, ч.1-4 Уголовного кодекса или мошеннических действий, выражающихся в невыполнении обязательств по бизнес-договору, квалифицируемых статьей 159, ч.

1-4 Уголовного кодекса, если у гражданина присутствовал замысел на похищение денег или имущественных активов, принадлежащих иному лицу, пользуясь его доверием из корысти или при помощи обманных действий под видом привлечения имущественных или финансовых активов юрлиц или физлиц для бизнес-проектов, инвестиций или другой деятельности, которая не производилась.

Следует отметить, что мошеннические действия, совершенные при помощи противозаконного получения информации с электронных носителей или с применением специального компьютерного программного обеспечения должны дополнительно квалифицировать по ст.274, ст.273, ст.272.

Не менее важным является указание Пленума по присвоению и растрате на то, что по определению под мошенническими действиями необходимо понимать действия физлица, получающего имущественные или денежные активы, не имея намерения выполнять взятые на себя обязательства, в которых оговаривалось передача ему этих активов, если замысел по хищению имущественных или денежных активов появился у гражданина до получения прав на эти активы или получения их.

Свидетельством такого замысла по определению Пленума о мошенничестве, присвоении и растрате могут быть:

  • отсутствие у гражданина возможности реально выполнить взятые по договору на себя обязательства;
  • использование гражданином фальшивых документов (паспорта; устава предприятия; справок, удостоверяющих отсутствие задолженности и прочее);
  • сокрытие сведений о наличии имущественного залога или задолженности;
  • использование имущества, полученного по договору, в личных целях и т.п.

Пленум о мошенничестве, присвоении и растрате разъяснил судебным инстанциям, что перечисленные выше особенности мошеннических действий, как таковые, не являются доказательствами виновности подозреваемого в них. При рассмотрении каждого отдельно взятого случая, учитывая все обстоятельства произошедшего, необходимо доказывать, что гражданин заранее не планировал выполнять свои договоренности.

То есть неисполнение условий договора как таковых, связанных с передачей имущественных или финансовых активов, нанесшие ущерб потерпевшему, когда замысел не выполнять появился после того, как чужие имущественные или финансовые активы уже получены, не может рассматриваться в качестве мошеннических действий, и должны квалифицироваться как противоправные гражданско-правовые поступки.

Появление замысла похитить имущественные или финансовые активы до того, как они получены или до получения прав собственности на них, необходимо и при определении действий, как мошеннических согласно ст.159 (ч.5, ч.6 и ч.

7), когда подозреваемым умышленно не выполняются взятые на себя обязательства по бизнес-договору, в случаях, когда договаривающимися сторонами являются субъекты предпринимательства.

Ущерб в количественном измерении нанесенный индивидуальному предпринимателю или субъекту финансово-хозяйственной деятельности с правами юрлица требуется рассчитывать, отталкиваясь от размера похищенного в финансовом выражении на время совершения противоправных действий и размер ущерба должен быть не менее 10 000 рублей.

Нет состава преступления в виде мошенничества при проведении кредитных операций, если субъект предпринимательства дал инвестору неверные данные о своем хозяйственно-финансовом состоянии не с умыслом похитить деньги, а с другими намерениями, среди которых может быть, например, привлечение инвестиций на льготных условиях при обоснованном намерении выполнить заключенный договор. Эта ситуация должна квалифицироваться в соответствии с правовыми нормами статьи 176, (ч. 1), если ущерб инвестора превысил сумму в 2,25 миллиона рублей.

Если такие обязательные мотивы по отдельности или совокупно, как корысть, нарушение норм действующего законодательства, хищение или присвоение чужих имущественных или финансовых активов в пользу подозреваемого или группы граждан отсутствуют, то преступные деяния не следует квалифицировать, как мошеннические действия и они должны определяться, как нанесение имущественных или финансовых потерь пострадавшему и квалифицироваться по ст.165, как обман и использование доверия в корыстных целях.

Пленум о мошенничестве рекомендовал при определении состава противоправных действий в соответствии с правовыми нормами ст.

165 устанавливать, нанесен ли собственнику ущерб или потери выражаются в виде упущенного дохода, который собственник получил в обычных условиях финансово-хозяйственного оборота, если бы его деятельность не нарушалась при помощи использования его доверия в корыстных целях или при помощи обманных манипуляций. Кроме того, необходимо устанавливать больше или меньше 250-ти тысяч рублей сумма нанесенного ущерба.

Источник: https://sstumanov.ru/voprosy-ugolovnoj-otvetstvennosti-za-moshennichestvo/

Верховный Суд разобрался с экономическими преступлениями

Пленум верховного суда 159 ук рф

Сегодня Пленум Верховного Суда РФ принял Постановление «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате». Напомним, проект документа рассматривался 14 ноября, однако его направили на доработку, по итогам которой в текст были внесены незначительные редакционно-технические правки.

Кроме того, постановление дополнено п. 34, указывающим, что если действия лица при мошенничестве, присвоении или растрате хотя формально и содержали признаки указанного преступления, но в силу малозначительности не представляли общественной опасности, то суду следует прекратить уголовное дело на основании ч. 2 ст.

14 УК РФ.

Ранее адвокат АП г. Москвы Валерий Саркисов отметил, что со времени принятия Постановления Пленума ВС РФ от 27 декабря 2007 г.

№ 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» изменилось уголовное законодательство, возникли новые формы и виды мошенничества, большое распространение получили хищения с использованием электронных средств платежей, появились вопросы, связанные с квалификацией деяний, а также с разграничением мошенничества и смежных составов, что требовало разъяснений высшего судебного органа.

Также эксперт заметил, что в новых разъяснениях впервые уделено внимание вопросам квалификации отдельных видов мошенничества по ст. 159.1, 159.2, 159.3, 159.5 и 159.6 УК РФ, появившимся уже после принятия предыдущего постановления ВС РФ. Он добавил, что вопрос обеспечения единообразия практики применения данных положений назрел давно, поэтому определенность в их толковании особенно значима.

Стоит отметить, что Пленум ВС РФ утвердил второй вариант п. 5 постановления, указав, что если предметом преступления при мошенничестве являются безналичные денежные средства, в том числе электронные, то по смыслу положений п. 1 примечаний к ст. 158 УК РФ и ст.

128 ГК РФ содеянное должно рассматриваться как хищение чужого имущества.

Такое преступление следует считать оконченным с момента изъятия денежных средств с банковского счета их владельца или электронных денежных средств, в результате которого владельцу этих денежных средств причинен ущерб.

Ранее относительно вопроса момента окончания мошенничества партнер АБ «Ковалев, Рязанцев и партнеры» Михаил Кириенко отметил, что подобная формулировка категорически недопустима.

Такой подход, по мнению эксперта, противоречит понятию хищения, так как само по себе изъятие не дает возможности пользоваться и распоряжаться чужим имуществом. Он пояснял: «Складывается впечатление, что это вариант для оперативных служб.

Если останется такой подход, это будет изменение уголовно-правовой нормы путем толкования ВС РФ, что и необоснованно, и увеличивает карательную составляющую ст. 159 УК РФ».

Управляющий партнер «Забейда и партнеры» Александр Забейда в этой связи указывал, что, скорее всего, под электронными денежными средствами в постановлении подразумеваются криптовалюты.

Так как правовая природа этого вида имущества в настоящий момент не имеет легального определения, криптовалюту сложно отнести к электронным деньгам.

По мнению адвоката, с уголовной точки зрения ее можно отнести скорее к иному виду имущества или праву на такое имущество.

Адвокат также отмечал, что территориальной привязки криптокошелек не имеет. «Он представляет собой часть зашифрованного ключа.

Этот ключ предоставляет возможность распоряжения криптовалютой, сведения о которой имеются в распределенном реестре, в связи с чем любая информация о сделке, например переводе криптовалюты на другой кошелек, появляется одновременно на всех компьютерах, встраивающих данные о сделке в цепочке блоков, – пояснил эксперт. – Мест совершения преступления в данном случае множество».

В то же время Валерий Саркисов указал, что проект принятого сегодня постановления не содержит позиции Пленума ВС РФ относительно того, как именно следует квалифицировать деяния в отношении безналичных денежных средств.

Указывая, что они являются хищениями, Суд ничего не говорит о том, по какой именно статье УК РФ они должны квалифицироваться, несмотря на то что практика выработала относительно единый подход к решению этого вопроса.

Определен и п. 6 постановления, предлагавшийся в проекте в двух вариантах.

В соответствии с принятым документом, местом окончания преступления в случаях, когда предметом мошенничества являлись безналичные денежные средства, необходимо считать место нахождения банка (его филиала) или иной организации, в которых владельцем денежных средств был открыт банковский счет или велся учет электронных денежных средств без открытия счета. Исходя из этого судам надлежит решать вопрос о территориальной подсудности уголовного дела.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/verkhovnyy-sud-razobralsya-s-ekonomicheskimi-prestupleniyami/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.