Пленум верховного суда мошенничество

О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате

Пленум верховного суда мошенничество

Ворожцов Сергей Алексеевич, судья Верховного Суда РФ, кандидат юридических наук, заслуженный юрист РФ.

Статья представляет собой развернутый анализ Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2007 N 51 “О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате”. Материал позволяет получить представление о мотивах принятия Пленумом того или иного решения актуальных практических вопросов.

Преступления против собственности в течение ряда лет остаются наиболее распространенными среди совершаемых деяний, наказуемых в соответствии с Уголовным кодексом РФ. В 2006 г. за совершение преступлений, предусмотренных главой 21 Уголовного кодекса РФ, осуждено 554667 человек, т.е.

61% от общего числа осужденных за указанный год (что на 20,6% больше, чем в 2002 г.). За последние пять лет число осужденных за мошенничество возросло более чем в три раза и составило в 2006 г. 39850 человек.

Увеличивается и удельный вес этих преступлений в структуре преступлений против собственности – с 2,5% в 2002 г. до 7,2% в 2006 г.

В течение первого полугодия 2007 г. по ст. 159 УК РФ осуждено 20913 человек. При этом около половины из них (45,5%) признаны виновными в совершении мошенничества по предварительному сговору в составе группы лиц или с причинением значительного ущерба гражданину.

Почти каждый десятый из числа осужденных за указанный период совершил это преступление с использованием своего служебного положения либо в крупном размере.

И только 3% (631) лиц, признанных виновными в мошенничестве в первом полугодии этого года, совершили данное преступление в составе организованной группы либо в особо крупном размере.

Формирование и дальнейшее развитие механизмов рыночной экономики в нашей стране приносит не только положительные моменты, но выявляет и многочисленные новые противоправные способы завладения чужим имуществом или правом на него, в том числе и те, которые ранее не были известны нашему обществу.

Перед правоприменительной практикой появился ряд вопросов, которые еще ни разу не обсуждались Пленумом Верховного Суда РФ. Поэтому в последние годы появилась необходимость принятия Постановления Пленума по разъяснению основных вопросов, возникающих в судебной практике при применении законодательства о борьбе с мошенничеством.

В ходе многочисленных обсуждений различных вариантов подготовленных проектов, в том числе и с привлечением известных ученых, были выработаны основные ответы на возникающие вопросы, а после приняты абсолютным большинством участников Пленума (Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27.12.2007 N 51 “О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате”) те рекомендации, которые надлежит исполнять как органам предварительного следствия, так и судам.

Ниже остановимся на основных вопросах, ответы на которые дал Пленум Верховного Суда РФ.

Конструкция ст. 159 УК РФ довольно сложна. В уголовном законе мошенничество понимается существующим в двух формах – как хищение чужого имущества и как приобретение права на него противоправными способами, а именно путем обмана или злоупотребления доверием.

Именно способ безвозмездного завладения чужим имуществом отличает мошенничество от прочих видов хищения, не связанных с применением насилия, таких как кража, присвоение и растрата.

На это отличие мошенничества от иных видов хищения указывается в первом пункте Постановления Пленума.

В пункте втором Постановления отмечается, что определение обмана основано на широком понимании этого слова как сознательного сокрытия или искажения фактов. Объективная сторона обмана включает в себя не только действия, но и бездействие, т.е.

умолчание об обстоятельствах, которые имеют значение для принятия материально ответственного решения.

Таким образом, посредством сообщения ложной информации или умолчания о ней либо путем совершения различных обманных действий виновный заведомо для себя и втайне от законного владельца имущества так искажает восприятие последним действительных обстоятельств реальности, что это побуждает его передать свое имущество или право на имущество другим лицам.

Кроме того, в первых двух пунктах проекта постановления обращается внимание на еще одно немаловажное для практики обстоятельство.

А именно на то, что обман при мошенничестве может быть направлен не только непосредственно на собственника или иного владельца имущества, но также и на иное лицо или орган власти, уполномоченных в силу договора или нормативно-правового акта принимать решения о передаче третьим лицам чужого имущества или права на него (например, к таким лицам может относиться глава муниципального органа власти, принимающий решение о выделении земельного участка).

В научной литературе существует мнение, что при мошенничестве указанные действия (связанные с передачей имущества или соответствующего права) носят добровольный характер .

Этот признак “добровольности” передачи потерпевшим имущества или права на него был в свое время отражен и в Постановлении Пленума Верховного Суда Союза ССР от 05.09.

1986 N 11 “О судебной практике по делам о преступлениях против личной собственности”

Источник: https://WiseLawyer.ru/poleznoe/29087-sudebnoj-praktike-delam-moshennichestve-prisvoenii-rastrate

Семь дел, где применили постановление Пленума ВС о мошенничестве | Защита потребителей в сфере ЖКХ

Пленум верховного суда мошенничество

ИЛЛЮСТРАЦИЯ: ПРАВО.RU/ПЕТР КОЗЛОВ

Один человек подобрал на улице чужую пластиковую карту и пошел с ней по магазинам. Другой перевел себе деньги знакомого с помощью «мобильного банка». Третий, работая в компании, использовал ее базу данных, чтобы похитить деньги.

Где тут кража, а где мошенничество? Иногда такие преступления непросто квалифицировать, но от этого зависит, какое наказание получит преступник. Суды первой инстанции дали свою оценку уголовным делам, а вышестоящие исправили ошибки.

В этом им помогло Постановление Пленума Верховного суда о мошенничестве № 48.

Оплата чужой картой – вопросы квалификации

Пластиковые карты распространяются все шире. Преступлений в этой сфере тоже становится больше. По какой статье их правильно квалифицировать, разъясняет Пленум Верховного суда в Постановлении № 48 от 30 ноября 2017 года «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате».

Например, если человек использовал чужую карту в банке, магазине, другой организации, это «мошенничество с использованием электронных средств платежа» – при условии, что он говорил сотрудникам, что это его собственная карта, или просто молчал. Самый «простой» состав такого мошенничества предусмотрен ч. 1 ст. 159.

3 УК и предусматривает в том числе лишение свободы до трех лет.

Действия Дениса Килина суд сначала квалифицировал как кражу. Килин подобрал на тротуаре чужую карточку и отправился по магазинам. Вводить пин-код не требовалось, так что в итоге он успел потратить порядка 20 000 руб.

За это первая инстанция приговорила подсудимого к 1,5 годам лишения свободы по п. «г» ч. 3 ст. 158 УК («Кража с банковского счета, а равно в отношении электронных денежных средств»).

Максимальное наказание по этому составу – шесть лет лишения свободы.

С решением районного суда оказался не согласен Верховный суд Удмуртии. Он напомнил о содержании п. 7 Постановления Пленума № 48. Согласно ему, использование чужой карты надо квалифицировать как мошенничество, если человек говорил сотрудникам магазина, что это его карта, или молчал, что она чужая.

Но первая инстанция не разобралась, как Килин расплачивался чужой картой, участвовали ли в этом продавцы и каким образом. Нужно было установить эти факты и определить, было ли это тайное изъятие или мошенничество, указывается в апелляционном определении № 22-528/2019.

С такими указаниями апелляция отправила дело на новое рассмотрение.

Похожую ошибку в другом деле исправил Калининградский областной суд. Там Сергей Кипайкин оплатил покупки и онлайн-игру чужой картой на 15 000 руб. Апелляция указала, что таким образом осужденный создал у продавцов впечатление, будто использует ее правомерно.

Фактически он обманул их, что имеет право расплачиваться картой. Поэтому областной суд переквалифицировал действия Кипайкина с кражи на мошенничество с использованием платежных карт. В итоге тот получил 1 год и 8 месяцев лишения свободы (дело № 22-1703/2018).

 

Где будут судить за мошенничество с картами

В п. 5 постановления Пленума говорится о мошенничестве с безналичными денежными средствами. Преступление считается оконченным тогда, когда деньги были списаны со счета, а их владелец потерпел ущерб.

Суды используют это разъяснение, когда определяют место совершения преступления и территориальную подсудность. Такой вопрос возник в деле В.

Добровольского, который, по мнению следствия, похитил деньги с банковского счета УМВД России по Новгородской области. Дело поступило в Новгородский районный суд.

ПЛЕНУМ ВСКак это работает: семь видов мошенничества в разъяснениях Пленума ВС

Но сторона защиты ходатайствовала о том, чтобы перенести рассмотрение дела в Дорогомиловский райсуд Москвы.

Адвокат указывал, что Добровольский действовал на территории Москвы и там же организовал дальнейшее движение полученных средств. Кроме того, большинство свидетелей находятся в Москве, обращала внимание защита.

Первая инстанция согласилась перенести рассмотрение дела в столицу, но апелляция оказалась другого мнения.

Как напомнил Новгородский областной суд, особенность хищения «безнала» в том, что оно считается оконченным уже в момент изъятия денег.

Это значит, что местом совершения мошенничества надо считать место нахождения банковского счета. В случае Добровольского – это Великий Новгород.

И нет разницы, где совершены предшествующие действия и где лицо распорядилось деньгами, указала апелляция в Постановлении № 1-206-22-400/2019.

Онлайн-переводы и компьютерные вмешательства

Похитить чужие средства можно и без карты, например, с помощью чужого «мобильного банка» или системы интернет-платежей, обманув владельца. Это кража, но если при этом виновный незаконно не влиял на программное обеспечение серверов, компьютеров или сами сети. Это разъясняет п. 21 Постановления № 48.

Эти разъяснения не учел суд первой инстанции, который квалифицировал действия А. Ербягина п. «г» ч. 3 ст. 158 УК («Кража с банковского счета, а равно в отношении электронных денежных средств»).

Ербягин использовал «мобильный банк», чтобы переводить себе деньги с чужого счета. Сколько именно, из судебных актов вымарано, указано только, что «ущерб значительный». По п. «г» ч. 3 ст. 158 УК Ербягин получил два года лишения свободы.

Но Красноярский краевой суд счел наказание слишком суровым и объяснил это в определении № 22-993/2019.

Апелляция решила, что осужденный совершил «простую» кражу в крупном размере, п. «в» ч. 2 ст. 158 УК. По ней санкции заметно меньше, чем по п. «г» ч. 3 этой же статьи.

Дело в том, что Ербягин пользовался «мобильным банком», но не вмешивался в работу программ, серверов и информационно-телекоммуникационных сетей.

Краевой суд убрал этот квалифицирующий признак из приговора и с учетом других смягчающих обстоятельств назначил подсудимому год исправительных работ с удержанием 10% зарплаты.

Компьютерное вмешательство имело место в другом уголовном деле, где судили продавца салона связи «Мегафон» Петра Зволя. С помощью переоформления счетов абонентов он вывел порядка 500 000 руб., принадлежавших «Мегафону».

Махинации он проводил в компьютерной базе лицевых счетов. Поэтому районный суд определил преступление как «мошенничество в сфере компьютерной информации» (ч. 1 ст. 159.6 УК). При этом первая инстанция отказалась дополнительно квалифицировать действия Зволя по ч.

3 ст. 272 УК («Неправомерный доступ к компьютерной информации с использованием служебного положения»). Районный суд объяснил свое решение тем, что Зволь использовал доступ к базе данных для реализации преступного намерения завладеть деньгами «Мегафона».

То есть эти действия и так входили в состав мошенничества.

Первую инстанцию поправил Самарский областной суд со ссылкой на п. 20 Постановления Пленума № 48. Там содержатся правила квалификации мошеннических действий, которые сопряжены с «неправомерным доступом к компьютерной информации или использованием вредоносных компьютерных программ». Это не только ст.

159 УК «Мошенничество», но и одна из трех специальных статей в зависимости от обстоятельств преступления: ст.

272 («Неправомерный доступ к служебной информации»), 273 («Создание, использование и распространение вредоносных компьютерных программ») или 274 УК («Нарушение правил эксплуатации средств хранения, обработки или передачи компьютерной информации и информационно-телекоммуникационных сетей»).

Апелляция сочла, что здесь требуется дополнительная квалификация. Все-таки продавец «Мегафона» неправомерно занимался модификацией охраняемой законом информации, за что предусмотрена ответственность ст. 272 УК, говорится в определении № 22-6541. В итоге дело направилось на пересмотр.

Хищение с подделкой: как квалифицировать

Если мошенник использовал подделки официальных документов, то преступление надо дополнительно квалифицировать по ч. 1 ст. 327 УК, указывается в п. 7 постановления Пленума.

По этому пункту наказание за «подделку официального документа, который предоставляет права или освобождает от обязанностей», предусматривает, в частности, принудительные работы или лишение свободы на срок до двух лет. Это в два раза меньше, чем санкция по ч.

2 этой статьи за «те же деяния, совершенные с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение».

ПРАКТИКАВерховный суд разбирался, кто вернет украденные с карты деньги

Первая инстанция не учла разъяснения ВС, когда оценивала действия Гуляйлы Омахановой в одном из уголовных дел. Директора ООО «Центр моды и дизайна» осудили за махинации при выкупе муниципального помещения у Махачкалы.

С помощью поддельных документов директор хотела «сбить» цену на 1 млн руб.

Она предъявила отчеты, которые подтверждали ремонт на эту сумму, хотя на самом деле никаких работ не проводилось, а подписи на бумагах оказались подделаны.

За это Омаханова получила 3,5 года условно (по совокупности за покушение на мошенничество в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК) и «подделку с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение» (ч. 2 ст. 327 УК). Верховный суд Республики Дагестан в целом поддержал приговор районного суда, но поменял квалификацию подделки на ч. 1 ст.

327 УК в соответствии с указаниями Пленума Верховного суда РФ. Это отразилось на итоге дела. Поскольку «дополнительное» преступление небольшой тяжести, то по нему уже успел закончиться двухлетний срок привлечения к ответственности. Поэтому ВС Дагестана освободил Омаханову от ответственности.

В апелляционном определении № 22-572 остались только 3 года условно за покушение на мошенничество.

Должностное преступление без должности

Чем отличается мошенничество с использованием служебных полномочий, разъясняет п. 29 Постановления Пленума № 51. В частности, его может совершить лицо, которое использует во вред свои «служебные полномочия, включающие организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции». 

Для правильной квалификации преступления их необходимо четко определить, напомнил Оренбургский облсуд в уголовном деле Игоря Перепелкина. По итогам такого пересмотра подсудимому удалось добиться смягчения наказания.

Районный суд приговорил его к 2,5 годам в колонии общего режима и штрафам в общей сумме на 750 000 руб. Перепелкина признали виновным в уклонении от уплаты налогов (ч. 1 ст. 199 УК) и покушении на мошенничество в особо крупном размере с использованием своего служебного положения (ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК).

Как установило следствие, фактический руководитель ООО оформлял фиктивные поставки и пытался возместить из бюджета более 3 млн руб. НДС.

Первая инстанция решила, что Перепелкин совершил мошенничество с использованием служебного положения, потому что он распорядился учредить эту фирму и фактически управлял ею (бизнес был оформлен на родственницу лишь номинально).

Иного мнения оказался Оренбургский областной суд. Он применил более формальный подход. По документам осужденный в компании никто и никаких полномочий не имеет.

«Суд не указал в приговоре, какими служебными полномочиями был наделен Перепелкин и какие он использовал при совершении преступления», – излагается в определении № 22-680/2019.

Придя к таким выводам, апелляция уменьшила штраф на 250 000 руб. 

Источник: https://maxpark.com/community/4701/content/6757713

О мошенничестве и присвоении, растрате

Пленум верховного суда мошенничество

Ст. 160 УК РФ устанавливает уголовную ответственность за хищение имущества, которые было вверено виновному лицу. Преступление совершается как в бюджетной, так и в частной сфере, а их количество ежегодно растет. В чем состоит отличие присвоения от растраты, как квалифицировать противоправные действия и какая злоумышленникам угрожает ответственность за их совершение?

Характеристика преступлений

Растрата и присвоение представляет собой две формы хищения вверенного имущества. Законодатель определяет имущество как собственность, которой виновный мог распоряжаться, управлять на основании договора, особому поручению государственной или общественной организации.

Присвоение – это когда лицо обращает вверенное ему имущество в свою пользу без получения согласия собственника.

Растрата – незаконные действия лица, которое израсходовало вверенное ему имущество или передавшее его третьим лицам без разрешения собственника. Например, растрата материнского капитала, пенсии по потере кормильца, опекунских отчислений. При растрате и присвоении, как и при мошенничестве, судом устанавливается наличие умысла.

Объектом преступления по данным категориям преступлений являются отношения собственности. При растрате и присвоении у преступника имелась чужая собственность, в отношении которой у него наступили некоторые полномочия, основанные на:

  • гражданско-правовых договорах – аренда, перевозка, хранение;
  • трудовые или служебные отношения;
  • специальные полномочия.

Имущество считается вверенным лицу или находящимся в его правомерном владении или ведении, если на момент посягательства оно было наделено любым из указанных полномочий.

Правомерное владение означает, что похитившее затем это имущество лицо было наделено владельцем имущества полномочиями по управлению и распоряжению. Доверить свое имущество гражданину может юридическое и физическое лицо. Если передавшее имущество лицо не является собственником, оно не будет считаться вверенным.

Если судьбой имущества противоправно распорядилось иное лицо, то деяние будет квалифицировано как тайное хищение по ст. 158 УК РФ. Присвоение отличается от воровства – виновное лицо обретает права на собственность на законных основаниях, не изымая ее у владельца.

Существует два пути, которыми идут преступники при растрате и присвоении имущества:

  • совершение действия – например, виновный пользуется собственностью, переданной ему для хранения;
  • бездействие – например, лицо, владеющее вверенным имуществом, заявило собственнику об уничтожении имущества при пожаре.

Оба эти преступления имеют материальный состав:

  • присвоение – преступление считается оконченным с момента, когда права на владение вверенным имуществом перешли к виновному лицу, которое приступило к обогащению в свою пользу;
  • растрата считается оконченной в момент незаконного издержания вверенного имущества.

Субъектами преступлений растраты и присвоения выступают граждане, которые:

  • достигли совершеннолетия;
  • являются материально ответственными лицами;
  • получили похищенную собственность во временное управление, распоряжение на основании документа.

Суду необходимы доказательства прямого умысла и корыстной цели субъекта присвоения или растраты. Прямой умысел заключается в причинении потерпевшему имущественного вреда для реализации корыстной цели, намерении использовать чужую собственность в личных целях, извлекая из этого финансовую выгоду.

Если эти преступления организованы группой граждан, исполнителями признают лиц, обладающих признаками специальных субъектов. Они несут уголовную ответственность по ст. ст. 33 и 160 УК РФ, и выступают как пособники, организаторы или подстрекатели.

Чем присвоение отличается от растраты?

При присвоении виновник владеет, а при растрате обращает в пользу расходования, отчуждения, потребления вверенное ему имущество. Каждый случай необходимо расследовать, установить умысел. При этом оцениваются обстоятельства:

  • попытки скрыть действия путем подлога, иными способами;
  • возможность возврата имущества владельцу;
  • иные конкретные действия виновного лица.

Некоторые юристы трактуют растрату как следующее действие за присвоением вверенного имущества. Они руководствуются тем, что для начала обращения собственности в свою пользу виновнику необходимо принять решение о невозврате имущества владельцу. Но судебная практика такой подход не практикует, иначе одно и то же хищение имело бы два момента окончания: при присвоении и растрате.

При обоих видах хищения имущество находится у виновного в момент окончания преступления. Он имеет возможность распоряжаться имуществом, а при окончании растраты реализует ее. Незаконное издержание имущества происходит во время законного владения без перерыва.

Источник: https://juristconsul.ru/moshennichestvo/chto-delat-pri-obnaruzhenii-fakta-moshennichestva/o-moshennichestve-i-prisvoenii-i-rastrate/

Пленум ВС разъяснил о мошенничестве

Пленум верховного суда мошенничество

ВС подготовил разъяснения по вопросам современных видов мошенничества, о квалификации мошенничества в зависимости от тех или иных обстоятельств, как отличить мошенничество от кражи, что такое компьютерное мошенничество, что такое растрата и присвоение, когда преступление совершено группой лиц или с использованием служебного положения.

Восемь ключевых моментов квалификации мошенничества

1. Способами хищения имущества могут являться обман или злоупотребление доверием

Обман, как способ хищения, направлен на введение в заблуждение собственника имущества. Обман заключается:

  • в сознательном сообщении заведомо ложных сведений (могут относиться к юридическим фактам и событиям, качеству, стоимости имущества, личности виновного, его полномочиям, намерениям;
  • в умолчании об истинных фактах;
  • в умышленных действиях (например, в предоставлении фальсифицированного товара или иного предмета сделки, использовании различных обманных приемов при расчетах за товары или услуги, или при игре в азартные игры, в имитации кассовых расчетов и т.д.).

Злоупотребление доверием – это использование доверия с корыстной целью.

Доверие может быть обусловлено различными обстоятельствами, например, служебным положением лица или личным отношениями с потерпевшим. Злоупотребление доверием имеет место и в тех случаях, когда лицо берет на себя определенные обязательства и не собирается их выполнять (например, получение кредита, аванса за работу или товар).

2. Когда мошенничество (хищение чужого имущества) считается оконченным?

С момента, когда это имущество поступило в незаконное владение виновного и у него есть возможность им распоряжаться.

Если предметом мошенничества:

  • стали безналичные денежные средства (в т.ч. электронные), то хищение окончено с момента, когда средства были изъяты с банковского счета владельца и владельцу причинен ущерб.
  • стало приобретение прав на имущество, то хищение окончено с момента, когда виновный получил юридическое право вступить во владение или распорядиться чужим имуществом как своим собственным (в частности, с момента регистрации права собственности на недвижимость; со времени заключения договора; с момента совершения передаточной надписи (индоссамента) на векселе).

3. Если в результате мошенничества гражданин лишился права на жилое помещение, то действия виновного надлежит квалифицировать по части 4 статьи 159 УК РФ независимо от того, являлось ли данное жилое помещение у потерпевшего единственным и (или) использовалось ли оно потерпевшим для собственного проживания.

4. Мошенничество в сфере кредитования

Это предоставление кредитору заведомо ложных сведений, которые являются необходимыми условиями для получения кредита (например, информация о месте работы, о доходе, наличие непогашенного кредита, сведения об имуществе).

Если ИП или руководитель организации предоставил заведомо ложные сведения о состоянии организации с целью получения кредита или получение льготных условий кредитования и намерен вернуть полученный кредит, то это не является мошенничеством. Если эти действия причинили крупный ущерб кредитору, то они квалифицируются по части 1 статьи 176 УК РФ («Незаконное получение кредита»).

5. Мошенничество с социальными выплатами

Этонезаконное получение социальных выплат (ст. 1592 УК).

В чем заключается обман? В предоставлении в уполномоченные органы заведомо ложных (или недостоверных) сведений, на основании которых по закону положены социальные выплаты.

Если лицо получило справку на право социального пособия, но не воспользовалось, то эти действия квалифицируются как приготовление к мошенничеству (ч.1 ст. 30 УК).

При этом важно доказать, что данное лицо имело умысел воспользоваться данной справкой.

Субъектом преступления может быть как лицо, не имеющее право на социальные льготы, так и имеющее право (для получения выплат в большем размере, чем положено).

К социальным выплатам не относятся стипендии, гранты, субсидии для сельхозпроизводителей. Мошенничество при получении этих денежных средств квалифицируется по ст. 159 УК.

6.Мошенничество с платежными картами (поддельными или чужими) ст. 1593 УК

Это хищение денег с помощью чужой или поддельной платежной карты (кредитной, дебетовой и т.д.).

Хищение с помощью карты является кражей, а не мошенничеством, если злоумышленник воспользовался:

  • картой (поддельной или чужой) в банкомате;
  • конфиденциальной информацией владельца карты (персональные данные, пароли, пин-код), которую получил с помощью обмана или злоупотребления доверием.

7. Мошенничество в сфере страхования (ст. 1595 УК)

Это обман о наступлении страхового случая или о размере страхового возмещения, подлежащего выплате.

Субъектом данного преступления может быть признано лицо, выполнившее объективную сторону данного преступления (например, страхователь, застрахованное лицо, иной выгодоприобретатель, вступившие в сговор с выгодоприобретателем представитель страховщика, эксперт).

8. Мошенничество в сфере компьютерной информации (ст. 1596 УК)

Это целенаправленное воздействие с помощью программных средств на ПО серверов или компьютеров, которое нарушает нормальное функционирование данных устройств и позволяет преступнику похитить денежные средства.

Мошенничество, совершенное с помощью неправомерного доступа к компьютерной информации или с использованием вредоносных программ, требует дополнительной квалификации по статье 272, 273 или 2741 УК РФ.

Если злоумышленник воспользовался учетными данными владельца для входа в «мобильный банк» (тайно или обманом) и не использовал незаконное воздействие на ПО, то такие действия квалифицируются как кража.

Если хищение средств в интернете осуществляется с помощью создания поддельных сайтов благотворительных организаций, интернет-магазинов, то такое мошенничество следует квалифицировать по статье 159 УК.

Источник: постановление пленума ВС от 30 ноября 2017 № 48 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате».

Источник: https://Ceur.ru/news/finansy_i_nalogi/item317120/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.