Пленум верховного суда присвоение и растрата

Присвоение или растрата (статья 160 УК РФ)

Пленум верховного суда присвоение и растрата

Под присвоением или растратой понимается хищение чужого имущества, вверенное виновному. Уголовная ответственность за содеянное предусмотрена статьей 160 Уголовного кодекса РФ.

Указанная статья предусматривает ответственность сразу за две формы хищения имущества — его присвоение и растрату.

Каждая из указанных форм хищения имеет свои особенности, присущие способам изъятия и обращения предметов посягательства в пользу виновного или других лиц.

В правоприменительной судебной практике для квалификации содеянного следователи, адвокаты и суд используют разъяснения Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате».

Что такое присвоение или растрата

Присвоение состоит в том, что имущество, которым владеет виновный на законных основаниях, экономически перемещается из владения собственника, теряющего над ним в силу этого свою власть, в незаконное физическое обладание преступника, который получает фактическую возможность распоряжаться и пользоваться похищенным имуществом по своему усмотрению.

Под растратой понимается противоправное расходование лицом вверенных ему денежных средств в личных целях, а равно любые иные формы противоправного непосредственного потребления лицом вверенного ему имущества в своих целях, в результате чего чужие денежные средства в прямом смысле этого слова растрачиваются, а иное имущество расходуется или потребляется.

Кто привлекается к уголовной ответственности

Субъект преступления – любое дееспособное лицо, достигшее возраста шестнадцати лет.

Чаще всего таким лицом является осуществляющий те или иные правомочия в отношении вверенного ему имущества в связи с занимаемой должностью (экспедитор, бригадир, агент по снабжению, должностное лицо и т.д.).

Виновное лицо присваивая переданные ему имущество, всегда использует свое служебное положение уже в силу того, что имущество не оказалась бы в его ведении и распоряжении без факта занимаемой им должности.

Квалифицирующие виды

Квалифицированные виды присвоения или растраты урегулированы частью 2 статьи 160 УК РФ. В соответствии с ч. 2 ст. 160 УК РФ квалифицированными видами являются:

  1. совершение преступления группой лиц по предварительному сговору;
  2. с причинением значительного ущерба гражданину.

Присвоение или растрата, совершенные группой лиц по предварительному сговору – это уголовно-наказуемое деяние, совершенное двумя или более лицами, которые заранее договорились о совместном совершении преступления.

Присвоение или растрата с причинением значительного ущерба гражданину. О значительности ущерба, свидетельствует важность, существенность последствий преступления, как для самого потерпевшего, так и для членов его семьи. Значительный ущерб не может составлять менее пяти тысяч 5 000 рублей.

Особо квалифицированные виды

Квалифицированные виды присвоения или растраты урегулированы частями 3 — 4 статьи 160 УК РФ. В соответствии с уголовным законом особо квалифицированными видами присвоения и растраты являются:

  1. хищение с использованием своего служебного положения (ч.3 ст. 160 УК РФ)
  2. присвоение или растрата в крупном размере (ч.3 ст. 160 УК РФ);
  3. хищение организованной группой (ч.4 ст.160 УК РФ);
  4. хищение в особо крупном размере (ч.4 ст.160 УК РФ).

Под лицами, использующими свое служебное положение, совершившими присвоение или растрату, следует понимать должностных лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческой или иной организации, а также должностных лиц, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющих функции представителя власти, либо выполняющих организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в органах государственной власти.

Крупным размером признается размер, превышающий 250 000 рублей.

Под организованной группой понимается устойчивая группа лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. Признаки организованной группы:

  • наличие организатора (руководителя);
  • стабильностью состава участников группы;
  • распределение преступных ролей.

Особо крупным размером признается стоимость похищенного имущества, превышающая 1 000 000 рублей.

Присвоение или растрата судебная практика

В качестве примера судебной практике по присвоению или растрате приведен приговор Перовского районного суда по части 3 статьи 160 УК РФ

ФИО совершил присвоение, то есть хищение чужого имущества, вверенного виновному, совершенное в крупном размере, при следующих обстоятельствах:

так он, являясь на основании постановления руководителя муниципалитета внутригородского муниципального образования Новогиреево адрес № 299-ОП-Н от дата доверительным управляющим имуществом ФИО, дата.

, признанной недееспособной на основании решения Люблинского районного суда адрес от дата, заключив дата с муниципалитетом ВМО Новогиреево договор доверительного управления имуществом № 1/2012/ДУ, согласно которому на него (ФИО) были возложены организационно-распорядительные функции по управлению недвижимым имуществом ФИО сроком на пять лет, то есть в доверительное управление передана квартира ФИО, расположенная по адресу: адрес, принадлежащая последней на основании договора передачи квартиры в собственность от дата № 031700-У02444. Далее с уведомления органа опеки (учредителя управления) он (ФИО) сдал указанную квартиру ФИО, заключив договор найма жилого помещения от дата сроком до даты, который впоследствии продлевался заключением договоров найма от дата сроком до даты, и от дата сроком до даты.

На основании п. 3.1 вышеуказанных договоров найма он (ФИО) получал от ФИО денежные средства в размере сумма в месяц (за исключением оплат за жилищно-коммунальные услуги, электроэнергию, а также период проживания с даты по дате), а всего в течение 33 месяцев (с даты по дате) на общую сумму сумма.

Во исполнение своего преступного умысла, для личного обогащения и беспрепятственного присвоения вышеуказанных денежных средств, с целью скрыть свои преступные действия от учредителя управления и придания им законности, свидетельствующие о якобы выполнении своих обязательств по перечислению денежных средств в пользу выгодоприобретателя он (ФИО) с банковской карты, открытой на его имя, перевел на расчетный счет ФИО денежные средства на общую сумму сумма: дата — сумма, дата — сумма, дата — сумма, дата — сумма, дата — сумма. В продолжение своего преступного умысла он (ФИО) с использованием компьютерной техники в имеющиеся чеки наименование организации о перечислении вышеуказанных денежных средств внес изменения, касаемо сумм перечисления, указав при этом о перечислении дата — сумма, дата — сумма, дата — сумма, дата — сумма, дата — сумма, а также изготовил справку о состоянии вклада ФИО, согласно которой дата на расчетный счет последней переведены денежные средства в сумме сумма, при этом фактически перечислив сумма, в последующем предоставив вышеуказанные документы в органы социальной защиты населения адрес.

Далее он (ФИО) с целью скрыть свои преступные действия, продолжил перечислять с банковской карты, открытой на его имя, денежные средства на расчетный счет ФИО до даты, то есть до момента, когда его преступные действия были выявлены сотрудниками отдела социальной защиты населения адрес, перечислив при этом на расчетный счет ФИО денежные средства на общую сумму сумма: дата — сумма, дата — сумма, дата — сумма, дата — сумма.

Таким образом, он (ФИО), выполняя организационно-распорядительные функции по управлению недвижимым имуществом, возложенные на него муниципалитетом внутригородского муниципального образования Новогиреево адрес в соответствии с договором доверительного управления имуществом № 1/2012/ДУ, в нарушение требований п. 3.2.8 данного договора, будучи обязанным перечислять доходы, полученные от использования имущества на счет собственника (выгодоприобретателя), присвоил и обратил в свою пользу денежные средства полученные от ФИО по договорам найма жилого помещения (квартиры, расположенной по адресу: адрес), с учетом фактически перечисленных денежных средств в сумме сумма, причинив недееспособной ФИО в лице опекуна наименование организации ДТСЗН адрес имущественный ущерб в крупном размере на вышеуказанную сумму.

Участие адвоката по делам о присвоении или растрате

Адвокаты по уголовным делам Московской городской коллегии адвокатов предоставляют полный комплекс юридических услуг, необходимых для защиты прав и интересов обвиняемых или потерпевших на всех стадиях уголовного судопроизводства. В зависимости от обстоятельств уголовного дела, адвокаты по ст. 160 УК РФ окажут Вам различные виды юридических услуг.

Источник: https://advokat15ak.ru/%D0%BF%D1%80%D0%B8%D1%81%D0%B2%D0%BE%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5-%D0%B8%D0%BB%D0%B8-%D1%80%D0%B0%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B0%D1%82%D0%B0-%D1%81%D1%82%D0%B0%D1%82%D1%8C%D1%8F-160-%D1%83%D0%BA-%D1%80%D1%84/

О проблеме определения подследственности и подсудности уголовных дел о хищении электронных денежных средств

Пленум верховного суда присвоение и растрата

Широкое распространение безналичных денежных средств повлекло увеличение числа преступлений, связанных с незаконным завладением данными денежными средствами.

И если 15-20 лет назад такого рода преступления выявлялись, как правило, в банковской или иной предпринимательской сфере, то в последние годы факты хищения безналичных денежных средств выявляются практически во всех сферах, в том числе в быту [1, с. 212-215].

Специфика подобных преступлений такова, что место нахождения мошенников, потерпевших, место открытия счетов потерпевших и счетов, на которые зачисляются похищенные денежные средства чаще всего находятся на значительном расстоянии друг от друга. Коме того, в одном уголовном деле может быть несколько эпизодов хищения у жителей разных уголков страны.

Согласно ст. 152 УПК РФ, предварительное расследование производится по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления, за исключением случаев, предусмотренных настоящей статьей. Если преступление было начато в одном месте, а окончено в другом месте, то уголовное дело расследуется по месту окончания преступления [2].

Таким образом, при получении информации о преступлении органами уголовного преследования должен быть решен вопрос о месте совершения преступления. Данный вопрос решается с целью передачи материалов по подследственности для производства предварительного расследования.

В настоящий момент уголовно-процессуальное законодательство Российской Федерации не содержит точного указания на то, что можно считать местом окончания хищения электронных денежных средств, что вызывает в практике неопределенность и как следствие, затягивание процесса возбуждения и расследования уголовных дел.

Вопрос о месте совершения преступления поднимается на стадии передачи уголовного дела в суд для рассмотрения. Согласно общему правилу, закрепленному в ч. 1, ст. 35 УПК РФ, уголовное дело подлежит рассмотрению в суде по месту совершения преступления.

Если преступление было начато в месте, на которое распространяется юрисдикция одного суда, а окончено в месте, на которое распространяется юрисдикция другого суда, то данное уголовное дело подсудно суду по месту окончания преступления (ч. 2, ст.

35 УПК РФ).

Стоит заметить, что в Постановлениях Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» (№ 51 от 27 декабря 2007 г. и № 48 от 30 ноября 2017 г.) нет четкого указания на место совершения преступления [3], [4].

Интерес представляет позиция, опубликованная после принятия Постановление Пленума от 30 ноября 2017 г.

, о том, что обычное мошенничество признаётся оконченным с момента, когда похищенное имущество поступило в незаконное владение афериста, и он получил реальную возможность распоряжаться этим имуществом по своему усмотрению.

Когда в преступлениях фигурируют безналичные денежные средства, то их следует считать оконченными с момента изъятия электронных денежных средств со счета владельца.

В этих же случаях местом окончания преступления необходимо считать место нахождения банка или иной организации, в которых хранились электронные средства пострадавшего. Это очень важное разъяснение, которое поможет определять подсудность по таким делам. С точки зрения ВС РФ, они должны рассматриваться в том регионе или районе, откуда деньги похитили» [5].

На наш взгляд, автор производит подмену понятий «момент окончания преступления» и «место окончания преступления», ведь в самом тексте постановления Пленума вообще нет упоминания о месте совершения хищения электронных денежных средств.

А.В. Забейда пишет: «При обсуждении проекта постановления Пленум считал, что местом совершения цифрового хищения является место фактического нахождения виновного лица в момент совершения противоправных действий, что, однако, не отражено в итоговом документе.

Мы не разделяем такой подход, потому что местом совершения этого преступления следует считать место, где оно окончено – где был причинен ущерб потерпевшему.

К нему суды сейчас относят место открытия счета потерпевшего или место ведения его электронного кошелька, что отвечает интересам лиц, пострадавших от цифрового хищения» [6].

Представляется, что такая позиция не обоснована с точки зрения процессуальной экономии при производстве предварительного следствия.

«Прокуратура Санкт-Петербурга направила запрос в Санкт-Петербургский государственный университет с просьбой разъяснить соответствующие нормы законодательства (о территориальной подсудности рассмотрения уголовных дел о хищении электронных денежных средств – прим. автора).

Позиция Центра экспертиз Санкт-Петербургского государственного университета заключается в том, что момент окончания преступления определяется с точки зрения уголовного закона и имеет значение для квалификации содеянного.

Место же совершения преступления определяется с точки зрения уголовно-процессуального закона и имеет значение для доказывания события преступления.

В этом случае определять территориальную подсудность следует не по месту совершения последнего действия, а по местам или месту, где совершено большинство расследованных по уголовному делу эпизодов или действий» [7, с. 58-60].

Думается, что указанная позиция Центра экспертиз Санкт-Петербургского государственного университета является обоснованной с точки зрения эффективности расследования и экономии, как времени, так и денежных средств участников процесса, в первую очередь потерпевших. Но, к сожалению, эта позиция не находит нормативного закрепления.

Таким образом, с учетом имеющейся в практике неоднозначности в позициях следственных и судебных органах в различных регионах, ввиду того, что вышедшее 30 ноября 2017 г.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 48 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» никак не затронуло проблему установления места совершения хищения электронных денежных средств считаем, что необходимо на законодательном уровне закрепить или дать разъяснения Пленума о том, что считать местом совершения хищения электронных денежных средств.

Думается, что в целях соблюдения баланса интересов пострадавших, недопустимости нарушения их прав и свобод, и интересов правоприменительных органов, осуществляющих расследование преступление и рассмотрение уголовных дел по существу необходимо установить, что местом совершения хищения электронных денежных средств следует считать фактическое место нахождение преступника в момент окончания преступления, а при невозможности такого установления, местом совершения преступления считать место преимущественного пребывания преступника или в случае совершения преступления группой лиц – место нахождения средств, с помощью которых было совершено хищение (или их большей части).

Такая позиция объясняется тем, что потерпевшие по данной категории дел, как правило, лично не знакомы с преступниками, об обстоятельствах преступления могут пояснить лишь данные сайтов, на которых был размещен товар, номера телефонов, с которых преступники держали с ними связь, сумму похищенных средств и реквизиты счетов. Вся эта информация также может быть подтверждена документами: сведениями с банка, от операторов связи. Что дает возможность следователю получить необходимую информацию от потерпевшего с минимальным количеством их встреч. Тогда как подозреваемого (обвиняемого) приходится видеть гораздо чаще: на допросе, при проверке показаний на месте, при выемке (обыске) и при производстве других следственных действий. При таком подходе следователь может сам произвести все необходимые следственные действия, а не давать поручение коллегам из других городов, что будет более эффективно и быстро, в чем, в свою очередь, заинтересован потерпевший.

__________________________________

Веретенникова Е.В. К вопросу о разумности процессуальных сроков в уголовном судопроизводстве России // Материалы международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы правотворчества и правоприменительной деятельности» (г. Иркутск, 13 ноября 2010 г.). Иркутск, 2010. С. 212-215.

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: федер. закон от 18 дек. 2001 № 174-ФЗ (в ред. от 19.02.2018) // Рос. газ. 2001. 22 дек. № 249.

Источник: https://225555.ru/articles/o-probleme-opredeleniya-podsledstvennosti-i-podsudnosti-ugolovny/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.