Пленум вс рф 48 о мошенничестве

О постановлении пленума верховного суда российской федерации от 30.11.2017 № 48 «о судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате»

Пленум вс рф 48 о мошенничестве

Прожиточный минимум в процедуре банкротства

. За 3 года работы «закона о банкротстве физических лиц» практика сложилась таким образом, что должнику после введения процедуры банкротства (реализации имущества) требовалось обращаться в суд для того, чтобы определить сумму денег, которую он будет получать ежемесячно до завершения процедуры.

В большинстве случаев эта сумма ограничивалась прожиточным минимумом на должника и его иждивенцев. С момента введения процедуры банкротства и до определения судом ежемесячно причитающейся банкроту суммы иногда проходило около 3-х месяцев. И на это время человек оставался без средств к существованию.

В 2020 году всё больше судей стали говорить о том, что прожиточный минимум банкроту и его иждивенцам финансовый управляющий вправе выдавать самостоятельно без обращения в суд. Но четкой позиции по этому вопросу не было.

«Закон о банкротстве физических лиц» — общепринятое название главы X «Банкротство гражданина» Федерального закона №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». +

  • Алименты, пособия по уходу за ребенком и прочие выплаты детям банкрота . Также не было однозначной позиции относительно социальных выплат, которые получает ребенок человека, проходящего процедуру банкротства (реализацию имущества). Нужно ли выдавать прожиточный минимум на ребенка помимо получаемых ребенком пособий и выплат. Либо прожиточный минимум на ребенка не полагается, если он получает социальную или страховую пенсию и иные пособия.
  • Семейное банкротство . Зачастую финансовые сложности возникают сразу у обоих супругов, а не у одного члена семьи. Поэтому к нам обращаются семейные пары за проведением семейного банкротства. Заявления о банкротстве супругов мы подаем по отдельности. Далее мы иногда просим объединить дела при банкротстве с ипотекой, когда супруги являются созаемщиками и собственниками заложенного имущества. Разумнее продавать общее залоговое имущество в одной процедуре, а не половинки в раздельных процедурах. Но к сожалению, суды все чаще стали отказывать объединять дела о банкротстве супругов в одно, даже если речь идет о банкротстве физических лиц с ипотекой. При этом у нас есть как успешный опыт объединения дел (семейное банкротства с ипотекой, дело №А41-91213/2016); так и случай, когда супругов пришлось банкротить по отдельности (Дела № А41-53538/2018 и А41-55332/2018).
  • Верховный суд РФ в своем Постановлении Пленума ВС №48 от 25.12.2018 устранил имеющиеся противоречия по этим вопросам, а также разъяснил еще ряд моментов в процедурах банкротства физических лиц./* Подходит ли Вам банкротство? */?>

Банкротство: прожиточный минимум

В своем Постановлении Верховный суд указал, что во время процедуры банкротства (реализации имущества) прожиточный минимум на должника и его иждивенцев должен выдаваться финансовым управляющим самостоятельно (при наличии денежных средств на счетах банкрота). Если банкроту этой суммы объективно недостаточно:

  • для приобретения дорогостоящих лекарственных препаратов;
  • на оплату аренды жилья и т.п.
  • то он вправе обратиться в суд с ходатайством о выделении дополнительных денежных средств на личные нужды. Должнику (либо его юристам) нужно тщательно мотивировать данное ходатайство и приложить максимум доказательств, подтверждающих острую необходимость в выделении дополнительных денежных средств во время процедуры банкротства физического лица.

    Планируете оформить банкротство физического лица? Доверьте свое банкротство профессионалам – «Долгам.НЕТ»!

    Получить бесплатную консультацию

    Алименты и иные пособия на ребенка при банкротстве

    Что же касается алиментов и иных выплат (страховой пенсии по случаю потери кормильца, пособий, социальной пенсии, пособий и мер социальной поддержки для детей-инвалидов и т.п.) в адрес детей, которые поступают на банковские счета родителя-банкрота, они – неприкосновенны (не включаются в конкурсную массу банкрота).

    Правда, сложности могут возникнуть при снятии и переводе данных денежных средств финансовым управляющим в процедуре банкротства. Дело в том, что после введения процедуры банкротства все банковские карты и счета должника блокируются.

    Для того, чтобы снять блокировку и выдать, причитающиеся ребенку денежные средства, финансовому управляющему потребуется время. Этого можно избежать, если:

    • открыть на имя ребенка специальный счет, на который будут поступать алименты и пособия (Вы это можете сделать, например, в ПАО «Сбербанк»);
    • получать пособия и пенсию наличными через Почту РФ.

    Если должник, проходящий процедуру банкротства (реализацию имущества), является плательщиком (не получателем) алиментов по соглашению о выплате алиментов, заключенному в 3-х летний период и размер перечисляемых в рамках этого соглашения денежных средств ребенку превышает прожиточный минимум, то финансовый управляющий или кредиторы вправе оспорить данное соглашение, как сделку, совершенную с целью причинить вред кредиторам. (подробнее об оспаривании сделок при банкротстве физических лиц).

    /* Банкротство — пошаговая инструкция */?>

    Семейное банкротство

    Верховный суд РФ также «разрешил» семейное банкротство физических лиц. Правда при семейном банкротстве есть ряд нюансов:

    • в арбитражный суд должны подаваться заявления о банкротстве супругов по-отдельности, а не сводное заявление;
    • для объединения дел одним из супругов должно быть подано соответствующее ходатайство;
    • в случае успешного объединения дел супругов, кредиторы вправе сменить финансового управляющего на «своего», в чём должник зачастую не заинтересован.

    Долги не только у Вас, но и у Вашей супруги? Имеет ли Вам смысл оформлять семейное банкротство?!

    Узнайте на бесплатной консультации

    Трудовые и социальные правоотношения

    Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2018 N 15 «О применении судами законодательства, регулирующего труд работников, работающих у работодателей — физических лиц и у работодателей — субъектов малого предпринимательства, которые отнесены к микропредприятиям»

    Источник: https://Holding64.ru/bankrotstvo/plenum-vs-49.html

    О проблеме определения подследственности и подсудности уголовных дел о хищении электронных денежных средств

    Пленум вс рф 48 о мошенничестве

    Широкое распространение безналичных денежных средств повлекло увеличение числа преступлений, связанных с незаконным завладением данными денежными средствами.

    И если 15-20 лет назад такого рода преступления выявлялись, как правило, в банковской или иной предпринимательской сфере, то в последние годы факты хищения безналичных денежных средств выявляются практически во всех сферах, в том числе в быту [1, с. 212-215].

    Специфика подобных преступлений такова, что место нахождения мошенников, потерпевших, место открытия счетов потерпевших и счетов, на которые зачисляются похищенные денежные средства чаще всего находятся на значительном расстоянии друг от друга. Коме того, в одном уголовном деле может быть несколько эпизодов хищения у жителей разных уголков страны.

    Согласно ст. 152 УПК РФ, предварительное расследование производится по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления, за исключением случаев, предусмотренных настоящей статьей. Если преступление было начато в одном месте, а окончено в другом месте, то уголовное дело расследуется по месту окончания преступления [2].

    Таким образом, при получении информации о преступлении органами уголовного преследования должен быть решен вопрос о месте совершения преступления. Данный вопрос решается с целью передачи материалов по подследственности для производства предварительного расследования.

    В настоящий момент уголовно-процессуальное законодательство Российской Федерации не содержит точного указания на то, что можно считать местом окончания хищения электронных денежных средств, что вызывает в практике неопределенность и как следствие, затягивание процесса возбуждения и расследования уголовных дел.

    Вопрос о месте совершения преступления поднимается на стадии передачи уголовного дела в суд для рассмотрения. Согласно общему правилу, закрепленному в ч. 1, ст. 35 УПК РФ, уголовное дело подлежит рассмотрению в суде по месту совершения преступления.

    Если преступление было начато в месте, на которое распространяется юрисдикция одного суда, а окончено в месте, на которое распространяется юрисдикция другого суда, то данное уголовное дело подсудно суду по месту окончания преступления (ч. 2, ст.

    35 УПК РФ).

    Стоит заметить, что в Постановлениях Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» (№ 51 от 27 декабря 2007 г. и № 48 от 30 ноября 2017 г.) нет четкого указания на место совершения преступления [3], [4].

    Интерес представляет позиция, опубликованная после принятия Постановление Пленума от 30 ноября 2017 г.

    , о том, что обычное мошенничество признаётся оконченным с момента, когда похищенное имущество поступило в незаконное владение афериста, и он получил реальную возможность распоряжаться этим имуществом по своему усмотрению.

    Когда в преступлениях фигурируют безналичные денежные средства, то их следует считать оконченными с момента изъятия электронных денежных средств со счета владельца.

    В этих же случаях местом окончания преступления необходимо считать место нахождения банка или иной организации, в которых хранились электронные средства пострадавшего. Это очень важное разъяснение, которое поможет определять подсудность по таким делам. С точки зрения ВС РФ, они должны рассматриваться в том регионе или районе, откуда деньги похитили» [5].

    На наш взгляд, автор производит подмену понятий «момент окончания преступления» и «место окончания преступления», ведь в самом тексте постановления Пленума вообще нет упоминания о месте совершения хищения электронных денежных средств.

    А.В. Забейда пишет: «При обсуждении проекта постановления Пленум считал, что местом совершения цифрового хищения является место фактического нахождения виновного лица в момент совершения противоправных действий, что, однако, не отражено в итоговом документе.

    Мы не разделяем такой подход, потому что местом совершения этого преступления следует считать место, где оно окончено – где был причинен ущерб потерпевшему.

    К нему суды сейчас относят место открытия счета потерпевшего или место ведения его электронного кошелька, что отвечает интересам лиц, пострадавших от цифрового хищения» [6].

    Представляется, что такая позиция не обоснована с точки зрения процессуальной экономии при производстве предварительного следствия.

    «Прокуратура Санкт-Петербурга направила запрос в Санкт-Петербургский государственный университет с просьбой разъяснить соответствующие нормы законодательства (о территориальной подсудности рассмотрения уголовных дел о хищении электронных денежных средств – прим. автора).

    Позиция Центра экспертиз Санкт-Петербургского государственного университета заключается в том, что момент окончания преступления определяется с точки зрения уголовного закона и имеет значение для квалификации содеянного.

    Место же совершения преступления определяется с точки зрения уголовно-процессуального закона и имеет значение для доказывания события преступления.

    В этом случае определять территориальную подсудность следует не по месту совершения последнего действия, а по местам или месту, где совершено большинство расследованных по уголовному делу эпизодов или действий» [7, с. 58-60].

    Думается, что указанная позиция Центра экспертиз Санкт-Петербургского государственного университета является обоснованной с точки зрения эффективности расследования и экономии, как времени, так и денежных средств участников процесса, в первую очередь потерпевших. Но, к сожалению, эта позиция не находит нормативного закрепления.

    Таким образом, с учетом имеющейся в практике неоднозначности в позициях следственных и судебных органах в различных регионах, ввиду того, что вышедшее 30 ноября 2017 г.

    Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 48 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» никак не затронуло проблему установления места совершения хищения электронных денежных средств считаем, что необходимо на законодательном уровне закрепить или дать разъяснения Пленума о том, что считать местом совершения хищения электронных денежных средств.

    Думается, что в целях соблюдения баланса интересов пострадавших, недопустимости нарушения их прав и свобод, и интересов правоприменительных органов, осуществляющих расследование преступление и рассмотрение уголовных дел по существу необходимо установить, что местом совершения хищения электронных денежных средств следует считать фактическое место нахождение преступника в момент окончания преступления, а при невозможности такого установления, местом совершения преступления считать место преимущественного пребывания преступника или в случае совершения преступления группой лиц – место нахождения средств, с помощью которых было совершено хищение (или их большей части).

    Такая позиция объясняется тем, что потерпевшие по данной категории дел, как правило, лично не знакомы с преступниками, об обстоятельствах преступления могут пояснить лишь данные сайтов, на которых был размещен товар, номера телефонов, с которых преступники держали с ними связь, сумму похищенных средств и реквизиты счетов. Вся эта информация также может быть подтверждена документами: сведениями с банка, от операторов связи. Что дает возможность следователю получить необходимую информацию от потерпевшего с минимальным количеством их встреч. Тогда как подозреваемого (обвиняемого) приходится видеть гораздо чаще: на допросе, при проверке показаний на месте, при выемке (обыске) и при производстве других следственных действий. При таком подходе следователь может сам произвести все необходимые следственные действия, а не давать поручение коллегам из других городов, что будет более эффективно и быстро, в чем, в свою очередь, заинтересован потерпевший.

    __________________________________

    Веретенникова Е.В. К вопросу о разумности процессуальных сроков в уголовном судопроизводстве России // Материалы международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы правотворчества и правоприменительной деятельности» (г. Иркутск, 13 ноября 2010 г.). Иркутск, 2010. С. 212-215.

    Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: федер. закон от 18 дек. 2001 № 174-ФЗ (в ред. от 19.02.2018) // Рос. газ. 2001. 22 дек. № 249.

    Источник: https://225555.ru/articles/o-probleme-opredeleniya-podsledstvennosti-i-podsudnosti-ugolovny/

    Поделиться:
    Нет комментариев

      Добавить комментарий

      Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.