Пленум вс рф по мошенничеству

Верховный Суд разобрался с экономическими преступлениями

Пленум вс рф по мошенничеству

Сегодня Пленум Верховного Суда РФ принял Постановление «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате». Напомним, проект документа рассматривался 14 ноября, однако его направили на доработку, по итогам которой в текст были внесены незначительные редакционно-технические правки.

Кроме того, постановление дополнено п. 34, указывающим, что если действия лица при мошенничестве, присвоении или растрате хотя формально и содержали признаки указанного преступления, но в силу малозначительности не представляли общественной опасности, то суду следует прекратить уголовное дело на основании ч. 2 ст.

14 УК РФ.

Ранее адвокат АП г. Москвы Валерий Саркисов отметил, что со времени принятия Постановления Пленума ВС РФ от 27 декабря 2007 г.

№ 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» изменилось уголовное законодательство, возникли новые формы и виды мошенничества, большое распространение получили хищения с использованием электронных средств платежей, появились вопросы, связанные с квалификацией деяний, а также с разграничением мошенничества и смежных составов, что требовало разъяснений высшего судебного органа.

Также эксперт заметил, что в новых разъяснениях впервые уделено внимание вопросам квалификации отдельных видов мошенничества по ст. 159.1, 159.2, 159.3, 159.5 и 159.6 УК РФ, появившимся уже после принятия предыдущего постановления ВС РФ. Он добавил, что вопрос обеспечения единообразия практики применения данных положений назрел давно, поэтому определенность в их толковании особенно значима.

Стоит отметить, что Пленум ВС РФ утвердил второй вариант п. 5 постановления, указав, что если предметом преступления при мошенничестве являются безналичные денежные средства, в том числе электронные, то по смыслу положений п. 1 примечаний к ст. 158 УК РФ и ст.

128 ГК РФ содеянное должно рассматриваться как хищение чужого имущества.

Такое преступление следует считать оконченным с момента изъятия денежных средств с банковского счета их владельца или электронных денежных средств, в результате которого владельцу этих денежных средств причинен ущерб.

Ранее относительно вопроса момента окончания мошенничества партнер АБ «Ковалев, Рязанцев и партнеры» Михаил Кириенко отметил, что подобная формулировка категорически недопустима.

Такой подход, по мнению эксперта, противоречит понятию хищения, так как само по себе изъятие не дает возможности пользоваться и распоряжаться чужим имуществом. Он пояснял: «Складывается впечатление, что это вариант для оперативных служб.

Если останется такой подход, это будет изменение уголовно-правовой нормы путем толкования ВС РФ, что и необоснованно, и увеличивает карательную составляющую ст. 159 УК РФ».

Управляющий партнер «Забейда и партнеры» Александр Забейда в этой связи указывал, что, скорее всего, под электронными денежными средствами в постановлении подразумеваются криптовалюты.

Так как правовая природа этого вида имущества в настоящий момент не имеет легального определения, криптовалюту сложно отнести к электронным деньгам.

По мнению адвоката, с уголовной точки зрения ее можно отнести скорее к иному виду имущества или праву на такое имущество.

Адвокат также отмечал, что территориальной привязки криптокошелек не имеет. «Он представляет собой часть зашифрованного ключа.

Этот ключ предоставляет возможность распоряжения криптовалютой, сведения о которой имеются в распределенном реестре, в связи с чем любая информация о сделке, например переводе криптовалюты на другой кошелек, появляется одновременно на всех компьютерах, встраивающих данные о сделке в цепочке блоков, – пояснил эксперт. – Мест совершения преступления в данном случае множество».

В то же время Валерий Саркисов указал, что проект принятого сегодня постановления не содержит позиции Пленума ВС РФ относительно того, как именно следует квалифицировать деяния в отношении безналичных денежных средств.

Указывая, что они являются хищениями, Суд ничего не говорит о том, по какой именно статье УК РФ они должны квалифицироваться, несмотря на то что практика выработала относительно единый подход к решению этого вопроса.

Определен и п. 6 постановления, предлагавшийся в проекте в двух вариантах.

В соответствии с принятым документом, местом окончания преступления в случаях, когда предметом мошенничества являлись безналичные денежные средства, необходимо считать место нахождения банка (его филиала) или иной организации, в которых владельцем денежных средств был открыт банковский счет или велся учет электронных денежных средств без открытия счета. Исходя из этого судам надлежит решать вопрос о территориальной подсудности уголовного дела.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/verkhovnyy-sud-razobralsya-s-ekonomicheskimi-prestupleniyami/

Верховный суд выполнил обещание по защите предпринимателей

Пленум вс рф по мошенничеству

Контекст

Пленум Верховного суда (ВС) РФ своим постановлением подтвердил абсолютный запрет на арест обвиняемых в мошенничестве, растрате или отмывании доходов, совершенных в сфере предпринимательской деятельности.

Юристы и эксперты убеждены, что данные Пленумом разъяснения должны эффективно защитить предпринимателей от переквалификации коммерческих преступлений в общеуголовное мошенничество.

Тем самым Пленум воплотил в жизнь обещание минимизировать практику лишения свободы по экономическим преступлениям, данное председателем ВС РФ Вячеславом Лебедевым 21 сентября этого года на совещании с делегатами предстоящего в декабре IX Всероссийского съезда судей от Сибирского федерального округа. Тогда он, в частности, сообщил, что вскоре арест предпринимателей по формальным основаниям станет недопустимым.

Актуальность и злободневность данного решения Пленума подтверждают сухие цифры. Только в прошлом году в сфере предпринимательской деятельности число преступлений и уголовных дел выросло на 20%: 255 тысяч в 2105 году вместо 200 тысяч годом ранее.

При этом, из 200 тысяч только 15% дел закончились приговором! Напрашивается простое объяснение: большая часть дел по экономическим преступлениям была возбуждена с целью отъема бизнеса.

Эксперты уверены, что статьи о мошенничестве стали активно использовать как инструмент недобросовестные конкуренты: сами предприниматели инициируют уголовные дела и аресты как мощное средство воздействия в корпоративных конфликтах.

Очевидно, что так называемый «пакет Дмитрия Медведева» от 2011 года по гуманизации наказаний для предпринимателей потерял свою эффективность. И роль статей 171 и 174 УК РФ (незаконное предпринимательство и отмывание преступных доходов) в последние годы взяла на себя статья 159 УК РФ (мошенничество). По ней можно при желании посадить едва ли ни любого бизнесмена.

Выбор Пленума

Проект нынешнего постановления Пленума обсуждался еще 3 ноября и был тогда отправлен на доработку. Собравшиеся так и не смогли сразу прийти к консенсусу в оценках пункта 16, касающегося освобождения от уголовной ответственности лиц, совершивших преступления небольшой или средней тяжести.

Одна из редакций этого пункта обязывала в полном размере возместить причиненный ущерб по правилам статьи 76.1 УК: т.е. еще с уплатой штрафов.

Без выполнения этого требования, считали, в частности, представители прокуратуры, нельзя допустить освобождение обвиняемого от уголовной ответственности, даже в случае его деятельного раскаяния, примирения с потерпевшим, или назначения судебного штрафа.

Более гуманный вариант позволял освободить от ответственности в том случае, «если лицо, совершившее преступление небольшой или средней тяжести в сфере экономической деятельности, выполнило не все, или не в полном объеме условия, предусмотренные статьей 76 УК РФ».

Итоговый вариант получился компромиссным. В нем учтено мнение обеих сторон: законодатель внес статью 76.1 как дополнительную гарантию по сравнению с теми, которые уже действовали.

Другими словами, Пленум посчитал возможным освобождать от уголовной ответственности при неполном погашении ущерба, но при условии, что обвиняемый деятельно раскаялся, примирился с потерпевшим и уплатил назначенный судом штраф.

При этом появилась новая оговорка о том, что погасить ущерб с согласия обвиняемого может иное лицо либо организация.

Кроме того, возможности предпринимателей по доказательству экономического состава преступления увеличены благодаря расширению перечня лиц, которые могут обратиться с заявлением о преступлении экономической направленности.

В предыдущей редакции это мог сделать только руководитель – единоличный, или коллегиального исполнительного органа. В случае, если в преступлении подозревается директор, обратиться с заявлением мог орган управления, который его назначает.

Теперь это вправе сделать иные уполномоченные лица.

Важнейшие моменты

Два месяца назад глава ВС Лебедев говорил, что суды «не всегда правильно толкуют действующее законодательство», когда речь идет о преступлениях в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

«Недостаточно указать в решении, что обвиняемый может скрыться, совершить новое преступление или повлиять на ход следствия. Эти обстоятельства должны быть доказаны, должны быть приведены факты. Если этих обстоятельств нет, суды не имеют права принимать такое жесткое решение, как заключение под стражу», – пояснил председатель ВС.

Фактически решение пленума подтвердило обещание председателя ВС.

В постановлении вновь подчеркивается безусловный запрет (согласно статье 108 УПК РФ) применения ареста к лицам, совершившим преступления в сфере предпринимательской деятельности.

В отношении же тех обвиняемых, кто уже находится под арестом, заключение должно служить смягчающим обстоятельством при вынесении наказания, в том числе и при назначении штрафа, вплоть до отмены последнего.

В сентябре Лебедев говорил, что суды зачастую «применяют его (законодательство) формально, на общих основаниях», указывая в своем решении лишь то, что «прописано в законе».

Для разрешения этой проблемы участники Пленума, наконец, приняли четкую формулировку понятия «преступление в сфере предпринимательской деятельности», которое должно существенно сузить возможности применения общеуголовных статей для привлечения предпринимателей к суду.

Таковым преступлениями отныне считаются «совершенные индивидуальным предпринимателем в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности и (или) управлением принадлежащим ему имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности, а также членом органа управления коммерческой организации в связи с осуществлением им полномочий по управлению организацией».

Кроме того, крайне важно, что постановление Пленума предписывает судам при квалификации мошенничества учитывать и субъектный состав, и предпринимательский характер правоотношения.

Как неоднократно отмечали юристы и предприниматели, после начала кризиса особенно четко начала проявляться тенденция, в соответствии с которой практически любая задолженность бизнесмена перед контрагентом или банком влечет обвинение в умышленном неисполнении договорных обязательств, несмотря на то, что умысел практически недоказуем и редко присутствует на самом деле.

В этом контексте исключительно важным выглядит решение Пленума исключить из пункта 9 третий абзац, который запрещал квалифицировать любые мошеннические действия, связанные с неисполнением договорных обязательств, по ч.

1-4 статьи 159 УК («непредпринимательским» составам), поскольку не имеет значения, когда возник преступный умысел – до или после заключения договора. Предлагалось также оценивать, как предусмотренное ч.

5–7 статьи 159 УК РФ мошенничество случаи, когда умысел на неисполнение договорных обязательств возникает уже после получения имущества от контрагента.

При этом, чтобы предотвратить необоснованное привлечение предпринимателей к уголовной ответственности, Пленум указал судьям, что при рассмотрении жалоб о законности возбуждения уголовных дел по статье 159-159.

3 УК РФ (мошенничество, мошенничество в сфере кредитования, а также мошенничество при получении выплат и с использованием платежных карт), статье 160 (растрата), а также статье 165 (причинение ущерба путем обмана или злоупотребления доверием) необходимо заявление от потерпевших.

Пленум подчеркнул, что даже изначальное наличие умысла на неисполнение договора не отрицает «предпринимательского» характера отношений между его сторонами.

Пленум также ужесточил требования к возбуждению уголовных дел в сфере уклонения от уплаты налогов: следователю настоятельно рекомендуется во всяком случае спрашивать мнение налогового органа о нарушении законодательства и проверках.

Дано очень важное указание суду обязательно проверять законность и обоснованность процессуальных действий и оперативно-розыскных мероприятий.

Перспективы

Эксперты полагают, что прошедший Пленум может стать переломным в вопросе защиты прав предпринимателей. С большой долей вероятности, реализованные на нем идеи будут развиваться на предстоящем в декабре IX Всероссийском съезде судей.

По меньшей мере, два месяца назад Вячеслав Лебедев говорил, что на съезде в числе предлагаемых поправок предполагается обсудить введение категории уголовного проступка в качестве самостоятельного вида правонарушения.

Очевидно, в случае принятия этой инициативы, она также может стать эффективным инструментом для пресечения попыток «кошмарить бизнес».

«Я рассматриваю его (уголовный проступок) как элемент новой концепции уголовно-правовой политики России. Уголовный проступок характеризуется тем, что не подразумевает лишения свободы, для него характерны короткие сроки давности привлечения к уголовной ответственности. И наказание не будет судимостью», – пояснил Лебедев.

Кроме того, эксперты рассчитывают, что на съезде судей будет обсуждаться и инициатива Уполномоченного по правам предпринимателей Бориса Титова наделить прокурора правом отказываться поддерживать ходатайство следствия об аресте.

Сейчас статья 246 УПК предусматривает право прокурора на отказ от поддержания обвинения, но это означает лишь прекращение уже начатого уголовного дела.

При этом, по словам адвокатов и экспертов, отъем бизнеса чаще всего происходит на стадии ареста предпринимателя, когда прокурорские не имеют практически никаких рычагов влияния.

В целом результаты Пленума и конструктивные обещания председателя ВС РФ В.

Лебедева в преддверии съезда судей дарят надежду на новую перезагрузку проекта либерализации наказания за предпринимательские преступления с учетом ошибок предыдущей попытки пятилетней давности.

Эксперты рассчитывают, что новые инициативы не позволят выхолостить суть изменений и у недобросовестных правоохранителей не появятся новые рычаги для давления на бизнес.

Источник: http://rapsinews.ru/judicial_analyst/20161122/277189935.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.