Почему берут взятки

Алиса в стране откатов: почему откаты помогают нашей стране функционировать в сегодняшней реальности

Почему берут взятки

Чиновники у нас не политический институт, а смешанный — политико-хозяйственный. Чиновники — часть огромной машины, занятой поиском ресурсов (материальных, финансовых, информационных, властных), их сбором, охраной, распределением, освоением и, в конечном итоге, списанием. И преследованием тех, кто получил доступ к ресурсам неправомерно и пользуется ими не по понятиям.

Ресурсы всегда в дефиците, за них идет конкуренция, выигрывает тот, кто дает откат. Откат в нашей системе — аналог ставки банковского процента при капитализме. Есть легализованные формы отката: лицензирование, квотирование, сертификация. Есть нелегальные. Норма отката регулируется репрессиями. Чем жестче и системнее репрессии, тем меньше откаты.

Точную среднюю цифру назвать невозможно, ее никто не озвучивает. Это всегда оценочное суждение: вот здесь справедливо откатил, а здесь «не по чину берешь». Когда ФНС начала эксперимент с самозанятыми, я сразу сказал, что это преждевременно, сначала надо научиться брать налоги с откатов. Но для этого откаты надо легализовать.

Не могут же заместители министров указывать в налоговой декларации источник дохода «откаты».

Строго говоря, откат не коррупция, а норма функционирования системы, распределяющей ресурсы. Ее фундаментальное свойство.

Как поделить дефицитный ресурс, если претендентов тысяча, а нужно дать одному? Кого выбрать? Поэтому и существует откат. Чиновники все прекрасно понимают, по‑другому просто нельзя.

Откат — клей, который склеивает страну в странное и противоречивое, но все-таки единое целое.

О справедливости

Есть два принципиально разных вида справедливости — сравнительная справедливость (равенство перед законом) и распределительная справедливость (когда ресурсы делит государство). У нас система распределительная, и даже протесты начинаются с лозунгов о несправедливом распределении ресурсов. Протестующим кажется, что им дали меньше, чем положено, а кому-то — слишком много.

Такая экономико-политическая модель устраивает всех и одновременно не устраивает никого, потому что каждый обижен и считает, что получил меньше, чем заслуживает.

О сословиях

Сословная система сложно устроена. Есть федеральные гражданские ведомства, которые, собственно, и занимаются распределением ресурсов. Внутри этого сословия можно выделить три группы: федеральные чиновники, региональные чиновники, дипломаты.

Силовиков несколько категорий: Росгвардия, ФСБ, армия и так далее. Потом правоприменители: МВД, таможня, судебные приставы и другие. Есть судьи, муниципальные служащие, казаки.

У каждой такой группы своя система откатов, свои права и правила — что позволено губернатору, не всегда разрешается генералу МВД, и наоборот. Есть служилые сословия (они решают задачи, которые ставит государство) и обслуживающие.

Судебные приставы, например, служилое сословие, которое было создано, чтобы не дать полиции саботировать исполнение судебных решений. Медийщики — обслуживающее сословие, которое появилось стихийно и существует в общем-то на птичьих правах.

В любом государстве есть классовое расслоение (по уровню потребления) и сословные различия (разный уровень доступа к государственной кормушке).

В Европе, например, сейчас складываются отдельное сословие беженцев и сословие пидорасов разного рода. В России сейчас вообще нет классовой структуры, только сословная.

Чтобы появилась классовая система и начал формироваться средний класс, нужно прежде всего перейти к сравнительной справедливости, к равенству перед законом.

О понятиях

Сословия конкурируют друг с другом и воюют за доступ к ресурсам. Чтобы сословию выделили ресурс или чтобы оно могло отобрать ресурс у других сословий, ему требуется придумать достаточно убедительную угрозу, для борьбы с которой такой ресурс необходим.

Проблема в том, что межсословные войны никак не организованы. Где представительства сословий? Где сословные собрания? Прокурорские против судейских, ФСБ против МВД — конфликты сейчас приходится решать через какие-то подставы, интриги. Нет институтов, которые могли бы все это регулировать.

Нужных законов не существует, сословиям приходится опираться на неписаные правила, понятия. Этих правил нет на бумаге, в отличие от УК или воровского закона, понятия возникают в ходе разборки и исчезают сразу после нее. Интересная правовая система, я предлагал юристам ее описать, но никто не берется.

Как формировалось то или иное понятие? Как понятия видоизменились с 1990-х?

Разборка по понятиям — манифестация доступных тебе ресурсов. Демонстрировать фиктивное владение ресурсами — значит вести себя не по понятиям, за это предъявляют.

В России сейчас нет времени как неразрывного и последовательного течения событий. Будущее у нас — мечта о воспроизведении хорошего прошлого, а в настоящем мы заняты непрерывной нейтрализацией внешних и внутренних угроз.

Пока не было внешнего врага, рынок как-то существовал. Как только внешний враг появился, ожил административный аппарат распределения и перераспределения. Появился новый, административный рынок, на котором угрозы конвертируются в ресурсы, полученные для нейтрализации угроз.

Одновременно обострился дефицит товаров и денег (настоящих, а не финансовых ресурсов). Товары и деньги можно получить только на рынке, поэтому возникла сложнейшая система экспорта и конвертации ресурсов. Но даже за деньги, как оказалось, нельзя получить новые технологии и новые идеи.

Для этого необходим человеческий капитал.

Попытки найти новую форму существования сталинских шарашек, на которых был основан научно-технический потенциал СССР, пока не дали результата. Шарашки работают только при тюремном режиме содержания специалистов. Если бы в Сколково кроме пропускного режима были вышки и колючая проволока, там работали бы по‑другому.

О транзите власти

Сейчас обострилась борьба между разными служилыми сословиями; между служилыми и обслуживающими сословиями, конфликты внутри сословий, где есть множество конкурирующих между собой кланов.

Отношения между кланами иногда настолько плохие, что информация об их междоусобных конфликтах начинает просачиваться в публичное поле. Насколько я понимаю, это либо подготовка к транзиту, либо сам транзит. Радикальных перемен, конечно, не будет.

Система устоит, поменяются только действующие лица.

Больше всего элиту беспокоит проблема наследства. У всех выросли взрослые дети, но не понятно, как передать им свое положение. Что завещать — должность? Но ведь важна не сама должность, а власть, которую она дает, и связанное с ней право перераспределять ресурсы.

Теоретически чиновники могли бы раздавать друг другу какие-то отрасли или целые регионы в виде наследственных вотчин. Создать механизм наследования — это для элиты сейчас самая важная задача.

О двойственной природе российской реальности

Разговор о политике и экономике в России со стороны выглядит как беседа двух сумасшедших. Называют какие-то термины («банки», «суд», «парламент»), то есть описывают вроде бы те же явления, что и в других странах, но говорят совершенно о другом. И прекрасно друг друга понимают. Такая сцена из Льюиса Кэрролла.

Государство монополизировало власть, деньги, информацию, сырье. В России нет денег, есть финансовые ресурсы, нет товара и человеческого капитала, есть материальные и трудовые ресурсы.

По трубопроводам идет скважинная жидкость, и только на таможне она превращается в нефть.

Точно так же финансовыми ресурсами можно начинать пользоваться только после того, как они пересекают границу и конвертируются в деньги.

Несмотря на внешний абсурд происходящего, система получилась прочная. В экономике чиновники не разбираются, но от них никто и не требует в ней разбираться. Требуют обеспечить ание, высокие рейтинги первых лиц, отсутствие протестного поведения. У нас официально главные цели — социальная стабильность и территориальная целостность. Обе цели достигаются. Все работает.

Человек с долгами — несвободный человек: что такое финансовая независимость

5 вещей, которые должен знать начинающий инвестор в 2019 году

Источник: https://esquire.ru/articles/138314-alisa-v-strane-otkatov-pochemu-otkaty-pomogayut-nashey-strane-funkcionirovat-v-segodnyashney-realnosti/

Почему русский чиновник берет взятки?

Почему берут взятки

Восприятие государственной службы как кормления вошло у нас в генетическую память. © CC0

Сергей Лесков

Журналист, писатель

Минфин объявил о намерении ударить по чиновникам. Трудно найти другую новость, которая вызвала бы столь дружное ликование. Пресс-службе премьера Медведева даже пришлось выступить со специальным заявлением, мол, не спешите, еще ничего окончательно не решено.

Однако факт, что называется, налицо — русский человек чиновника недолюбливает и это старинная традиция. Только мне кажется, русский чиновник является заложником русской истории. И уже по одной этой причине заслуживает хотя бы снисхождения.

Сегодня в России около 2,1 миллиона чиновников. Примерно столько же учителей в школах и воспитателей в детских садах. Ставить клеймо на целой социальной группе — пережиток классовых теорий марксизма.

Во многом благодаря чиновникам состоялись самые удачные преобразования в истории России — судебная, земская и финансовая реформы при Александре II, индустриализация, Атомный проект и реформа образования при Сталине, космический старт и строительство пятиэтажек при Хрущеве.

Народ, который критикует чиновников, пользуется плодами их трудов и гордится историей свершений, забывая их часто анонимных авторов.

Главный вклад России в мировую цивилизацию — русская литература. Но главный герой русской литературы — чиновник. От Акакия Акакиевича и Чичикова до Каренина и тайного миллионера Корейко — все они побывали чиновниками.

Может быть, для поддержания традиции русского чиновника надо любить и пестовать, а не травить и выводить, как таракана? У чиновника вовсе не грубая канцелярская душа, ему свойственны терзания и сердечные порывы. Помните, с чего начались мучения Ивана Ильича у Толстого? Сначала его допекала жена и обошли чином по службе, а уж потом он ударился боком.

Экзекутор Червяков у Чехова умер после того, как в театре чихнул на генерала и не сумел толком, как хотелось, принести извинения. Разве могут так мучиться суконные души?

Чиновник — это порядок, а народ — либо апатия, либо анархия. Разное, как ни крути мировоззрение. В России заведено смеяться над чиновниками. Считается, что первым это начал делать Гоголь. Однако Николай I после премьеры «Ревизора» не хохотал, а плакал.

Отчего? Благодаря стараниям Бенкендорфа (тоже чиновник и герой войны) и возглавляемого им Третьего отделения, император знал, что из 56 губернаторов в стране не воруют только двое. В Ковно — сын Радищева из идейных соображений, а также миллионер Фундуклей в Киеве, потому что сказочно богат.

Принципиальность Радищева показалась ненадежной, и он скоро потерял должность.

Бунт на корабле

Мздоимство, лихоимство, взяточничество — самые распространенные пороки чиновников. Но почему чиновники в России воруют больше, чем в Англии или во Франции? Нет, не потому, что в Европе за эти грехи рубили голову, а в России до этого не доходило.

Основатель современной химии Лавуазье по обвинению в растрате был обезглавлен со знаменитым комментарием главы трибунала «Республика не нуждается в ученых».

Колумб после триумфального открытия Америки сидел в тюрьме на цепи за хищения из испанской казны.

Причина проста, все как на ладони. Россия с огромными просторами, которыми она стала прирастать с XV века, не могла выстроить эффективную систему управления. К тому же меди и цветных металлов для чеканки монеты не было вплоть до XVII века.

Воеводы и наместники волостей получали уделы и города не только в управление, но и для того, чтобы прокормиться после ранений в ходе боевых походов. Восприятие государственной службы как кормления вошло в генетическую память русской бюрократии.

Даже в петровскую эпоху у чиновников не было зарплаты, а жалованье (от слова «жалость») выбивали посредством слезных и долгих челобитных. В армии князя Потемкина месяцами не платили, что снижало боевой дух и мешало ратным подвигам.

Вошел в обиход термин «акциденция», который нынче понимают лишь специалисты по философии Аристотеля, а тогда это был единственный способ прожить за счет случайных подношений. Впрочем, при поздней Екатерине II русские чиновники впервые стали получать подобие зарплаты.

При Александре I появились первые министерства.

Однако при Сталине эволюция русского чиновничества совершила новый виток.

Появилась «номенклатура», выведенная за рамки легальных законов советская и партийная элита, которая в условиях тотального дефицита имела доступ к закрытым спецраспределителям.

Троцкий в изгнании вспоминал, как в Кремле во время Гражданской войны и всеобщего голода они с Лениным объедались красной икрой. Про блокадный Ленинград лишний раз не будем.

Но даже при развитом социализме распределители работали по всем направлениям — продукты, одежда и обувь, книги, не говоря об автомобилях. В отличие от чиновника царской эпохи с Табелью о рангах, советский номенклатурщик оставался бесправным, он не был защищен законом и находился всецело во власти аппарата.

Главное для чиновника — план бегства

Уверен, советская система с ее фальшивым двоемыслием сделала для растления бюрократа неизмеримо больше, чем царский режим. Характерно, что как литературный персонаж чиновник в советской литературе стал встречаться реже, чем мамонт в городском квартале.

Бесплодность длящихся уже десять лет попыток ускорить российскую экономику — свидетельство глубокого кризиса русского чиновничества, которое утратило профессионализм и отстало от требований эпохи. При царе чиновника высмеивали, а сейчас он своими эскападами в адрес населения вызывает возмущение.

Другое дело, что у нас надо поискать профессию, которая идет в ногу со временем…

Объявленная реформа — уже третья за последние восемь лет волна сокращения чиновников. В 2010 году Медведев объявил о сокращении аппарата на 20%, однако удалось ужать ведомость на 3,4%. В 2015 году Медведев утвердил план сокращения на 10%, но получилось убрать лишь 1,5%. Указ одно, а жизнь — другое. То есть делим намерения Минфина на десять и дышим спокойно.

Можно ли сократить бюрократию бюрократическими методами? Сразу возникает необходимость создания нового департамента по борьбе с волокитой и за оптимизацию. Сюжет напоминает борьбу пчел с медом.

По моим наблюдениям, чиновничество живет по трем главным законам. Первый: получив место, готовься к тому, как не попасть под сокращение. Второй: в ходе сокращения способствуй тому, чтобы уволили тех, кто работает лучше других.

Третий: после сокращения постарайся доказать, что необходимо увеличить штаты.

В СССР, который в эпоху Перестройки был наречен раем для бюрократов, на 10 тысяч населения приходилось 95 чиновников. Сейчас на 10 тысяч приходится 143 чиновника.

По законам эволюции это говорит о том, что в России, которая декларирует приверженность к рыночной экономике, создана благоприятная среда для размножения бюрократии и процветания государственного диктата.

Не случайно доля государства в экономике составляет 50-70%, что предельно затрудняет России задачу по технологическому рывку.

Русский человек не любит чиновников и радуется, когда их выметают метлой. Становится ли жизнь русского человека от этого лучше? Сомнительно. Рецепт борьбы с произволом бюрократии давно известен.

Это политическая конкуренция. Но русская беда — нежелание общества брать на себя ответственность и бороться за власть.

Если бы нас всерьез не устраивала бесплодность чиновников, история бы давно вышла на другую колею.

«Я волком бы выгрыз бюрократизм!» — пугал Маяковский, Красиво говорить мы умеем. Но волки уже в Красной книге, а чиновники вырастают как зубы дракона.

Сергей Лесков

Источник: https://www.rosbalt.ru/blogs/2019/09/25/1804351.html

Психология взятки: образ жизни или деградация

Почему берут взятки

Взяточничество стало настоящим бедствием в нашей стране. Это настоящая субкультура которая поощряется и порицается одновременно. Парадокс? Ответить на этот вопрос может только опытный психолог.

Кто берет взятки, зачем берет взятки, почему берут взятки и кто дает эти самые взятки? За объяснениями редакция «ЦПП Новости» обратилась к доктору психологических наук Института психологии РАН Джульетте Китовой.

Каков статус взяточника в современном обществе? Различает ли оно разные типы взяточников, например, плохих и хороших?

Здесь получается очень интересная картинка, потому что население, в принципе, разграничивает коррупцию, как явление и коррупционера, как человека, совершившего поступок. Отношение к коррупции снисходительное: что это традиция, что мы привыкли друг друга благодарить.

Вот даже реплики респондентов: «Как не сказать врачу спасибо? Как не поблагодарить учителя, который выучил твоего ребенка?». Но если мы переходим в статус человека, который совершил поступок коррупционера, то отношение негативное.

Люди, которые осуждены за этот проступок, сидели и их вина доказана – отмечены, словно клеймом, и население относится к ним негативно, как к человеку, который подвержен жадности, алчности и так далее.

Люди считают, это очень важно, что если подарок сделан добровольно, то есть я хочу его сделать, то это не коррупция, а если с меня вымогают и я заплатила за что-то, то это – коррупция. С правовой точки зрения мы все понимаем, что добровольные платежи и вынужденные – это и есть разновидность коррупции. Поэтому у населения такие своеобразные представления о данном явлении.

Что заставляет людей брать взятки, ведь обычно это люди, которые не нуждаются? Или, возможно, правильнее спросить, что их заставляет продолжать брать взятки, когда они уже ни в чем не нуждаются?

Вопрос очень интересный. Мы проводим исследования и среди населения, и среди тех, кто уже сидел за коррупцию, а также среди тех, кто продолжает сидеть. Дело в том, что они не считают себя коррупционерами.

Вот преступники, которые осуждены и сидят за насильственные преступления, за мошенничество – те признают себя преступниками.

Коррупционеры же считают, что им не повезло, что так ведут себя все, поэтому преступниками себя и не считают. Это во-первых.

Во-вторых, до того как попасться, они оказываются в среде, о которой мы говорили – традиционную.

Если вы находитесь в среде, где очень много берут, где это принято, то, первое, вы будете выглядеть белой вороной и вызывать огонь, скажем так, на себя, потому что те, кто берет, и там, где это все традиционно, ваше поведение не будет понятно.

Если говорить о психологических характеристиках, то это желание иметь еще больше, получить еще больше, поправить свой статус, решить какие-то материальные проблемы.

Исследования среди коррупционеров, которые уже сидят, показали, что они себя не считают людьми алчными, но тестирования выявили, что у них очень высокий порог требований к материальным условиям жизни.

Представьте, пожалуйста, портрет взяточника?

Если говорить о социально-демографических позициях, то это молодой человек, он, конечно, образованный, сидит на определенной должности, продвинулся, имеет возможности регулировать ресурсы государства, что-то вам предложить или чего-то вас лишить.

Если мы говорим о личности, исследования показали более 75 характеристик коррупционера, и они все негативные.

Вот некоторые: авторитарный, агрессивный, алчный, аморальный, безликий, двуличный, безразличный, бесчувственный, вероломный, грубый, жадный ну и так далее.

Можно ли понять по внешности, что передо мной стоит коррупционер?

К сожалению, это только лишь наши мечтания. Так просто это не работает. Есть большой свод правил, и даже на детекторе лжи теперь уже не просто определить, лжет человек, или нет.

У нас в стране, к сожалению, нормально давать взятки и осуждать тех, кто их берет. Почему так сложилось? Все осуждают коррупцию, но продолжают давать.

Во-первых, это низкий уровень жизни. Во-вторых, это правовое поле – за взятку очень сложно поймать. Это такой закрытый, латентный образ преступления. И, в целом, настроенность определенных лиц, что это нормально. Это все ведет к коррупции. Например, в одном из тестов одна девушка написала так: «Брала и брать буду, и пусть сажают». В некоторых случаях бывает и такая позиция.

Представьте, пожалуйста, портрет взяткодателя?

Это еще сложнее. Мнение, что если хотите победить коррупцию – перестаньте давать, верно. Тем не менее, мы даем. И даем очень много. Те же исследования показали, что более 70% мужчин и более 60% женщин давали взятки. Причем эта статистика научна. Есть отчеты по регионам, а также опросы среди студентов.

70% студентов давали взятки, кто-то вынужденно, кто-то – чтобы облегчить жизнь или улучшить ее. Если нужно устроить ребенка куда бы то ни было и нет других путей… Как договориться? Мы идем на это, даем взятку, хотя понимаем, что это плохо. К сожалению, мы иногда путаем: где коррупция, а где вознаграждение.

Можно ли сказать, что взяточничество (брать и давать) обусловлено самой психологией человека? Или это социальная особенность, привитая в результате воспитания в определенной среде?

Несмотря на то, что в этом есть некая традиционность, это, все-таки, личностные характеристики. Не каждый человек будет брать, не каждый человек будет вымогать. И эти характеристики, как я говорила, известны – желание иметь больше, без остановки.

Потому что в России есть доступ к благам и есть люди, которые считают, что этим надо пользоваться. Бывают такие случаи, когда коррупция порождает коррупцию. Заплатили за свою должность и считаете, что у вас теперь есть право «отбить» свои деньги.

Поэтому я думаю, что все же взяточничество определено личностными характеристиками.

Можно ли считать коррупцию новым видом наркомании?

Да, так может случиться и об этом говорят юристы. Человек, который взял немного, потом берет больше, больше и еще больше. Постепенно чувство опасности, ощущение, что этого делать нельзя, пропадает. Люди привыкают брать, и для них это важно. Коррупция снижает конкурентоспособность государства.

Коррупция создает угрозы внутри самого государства, внутри региональных лидеров, что провоцирует некие недопустимые вещи. И к коррупции привыкает молодежь. Опросы среди старшеклассников показали, что 90% считают взяточничество образом жизни. Даешь взятку – умеешь решать дела.

То есть это культивируется и впитывается, как нечто допустимое и дозволенное, и привычное.

Здесь у нас опасность великая! Надо работать с молодежью, надо работать с чиновниками, которые могут нанести вред не только конкретному человеку, но и государству.

Источник: https://xn----8sbf5ajmeav8b.xn--p1ai/stati/psixologiya-vzyatki-obraz-zhizni-ili-degradacziya.html

Почему мы даем взятки?

Почему берут взятки

Коррупция – зло, это знают все. Однако, помимо недобросовестных чиновников, у этого зла всегда есть другая сторона – тот, кто дает взятку. Иногда должностные лица вымогают деньги, но порой наши соотечественники дают взятку, потому что так проще уладить проблему.

По данным Верховного суда, за дачу взятки осуждено больше россиян, чем за ее получение. Представители закона уверяют, что, преследуя взяткодателей, они борются с правовым нигилизмом граждан. Но правозащитники в ответ утверждают, что если бы чиновники не брали, то им бы и не носили.

Но, не касаясь вопроса справедливости такого положения дел, очевидно, что наши сограждане участвуют в коррупции. Почему люди дают взятки?

В первую очередь, ответ в том, что для россиян взятка – это привычно. По данным опроса «Левада-Центра», 55% россиян сказали, что взятки дают все, кто сталкивается с должностными лицами.

Кроме того, 30% наших сограждан относятся к взяткодателям с пониманием и сочувствием. «Взятки дают в основном простые люди, у которых нет других способов добиться решения своих проблем», – говорят они.

Лишь каждый десятый респондент заявил, что обычно взятки дают жулики и преступники.

При этом респонденты считают, что нашим согражданам неприятно это делать. 33% опрошенных сказали, что люди дают взятку с огромным внутренним сопротивлением, а 40% сказали, что россияне делают это скрепя сердце. Лишь 11% полагают, что никаких угрызений совести подкуп чиновников не вызывает у взяткодателей.

Чаще всего россиянам приходится давать взятки во время лечения в больнице. Каждый десятый респондент заявил, что он или его знакомый давал взятку в этом случае, как по собственной инициативе, так и после вымогательства со стороны персонала.

8% делали это при нарушении правил дорожного движения, 6% – при получении прав, техосмотре или регистрации автомобиля, 4% – при устройстве на работу, 3% – при поступлении в институт, получении справок в органах власти, оформлении права на жилье и устройстве ребенка в школу.

При общении с военкоматом по поводу призыва в армию к взяткам прибегали лишь 2% опрошенных. По одному проценту набрали такие варианты, как регистрация фирмы, организация похорон, прохождение по уголовному делу, получение регистрации или прописки.

Между тем, лишь 15% опрошенных признались, что давали взятку за последний год. При этом средняя сумма взятки составила 8 887 рублей против 5 048 рублей в 2006 году.

Между тем, по данным департамента экономической безопасности МВД России, в прошлом году средний размер взятки в России превысил 23 тысячи рублей, хотя в 2008 году он составил всего 9 тысяч.

Таким образом, всего за год взятки в нашей стране подорожали в 2,5 раза.

Такую разницу можно объяснить тем, что в ДЭБ проходят более крупные дела, в то время как в соцопросах участвуют люди, которые обычно сталкиваются с мелким взяточничеством.

Стоит также отметить, по данным Profi Online Research, подавляющее большинство россиян дают взятки. Почти половина (48%) делали это несколько раз, 8% дали взятку один раз в жизни, а 4% постоянно решают свои проблемы с помощью взяток. При этом более 10% россиян не отказались бы от коррупции ни при каких условиях, так как с помощью взятки проблему можно решить быстрее и легче.

Самой коррумпированной сферой 65% опрошенных считают государственную службу (чиновнический аппарат, милиция, ГАИ и др.), второе место заняли профессии, относящиеся к сфере законодательства и юриспруденции (47%), на третьем месте находятся деятели науки и образования: например, учителя, преподаватели ВУЗов (41%).

Несмотря на то, что взяточничество так распространено, россияне боятся наказания. «Только 7% заявили, что привлечение к уголовной ответственности их не страшит, – говорит директор по развитию Profi Online Research Елена Смирнова.

– Скорее всего, потому, что эти люди не дают и не берут «большие» взятки, которые могли бы повлечь, как сами они считают, серьезное наказание. К примеру, почти ¼ опрошенных отмечают, что боялись бы наказания, если речь шла о больших суммах денег.

В остальных случаях, видимо, в России взятка взяткой, не считается».

Между тем, ответственность за коррупцию несем мы все, а не только чиновники. «В уголовном кодексе есть статья «Коммерческий подкуп», которая разъясняет, что преступниками являются как те, кто дают взятки, так и те, кто их дает. Вина не может лежать только на одной стороне», – рассказал Олег Иванов, вице-президент Ассоциации региональных банков.

Также он поведал, что стоит помнить о понятии правосознание, то есть о том, как люди относятся к праву. По мнению Олега Иванова, юристы, занимающиеся исследованиями права, забывают упомянуть о дистанции между законом и должным отношением к его нарушениям.

Современное общество терпимо относится к взяткам, начинающимся от «бесплатного» посещения поликлиники и заканчивающимся финансовым вмешательством в процессы уголовных дел. Кто-то называет это знаком внимания, кто-то презентом. В любом случае это взятка.

«К сожалению, нет четких границ между понятиями. Чтобы решить проблему коррупции, необходимо описывать пути решений и пресечений взяток.

Но для этого потребуется огромное количество времени и сменить не одно поколение, чтобы сформировать должное отношение к этому закону хотя бы на низовом уровне», – добавил Олег Иванов.

Максим Глазков

Источник: https://www.Sravni.ru/text/2010/5/17/pochemu-my-daem-vzyatki/

Эксперт рассказал, почему чиновники берут взятки и как бороться с коррупцией

Почему берут взятки

Как известно, борьба с коррупцией в нашей стране носит характер настоящей войны: разработаны государственные стратегии и тактики противодействия этому явлению, антикоррупционные статьи включены в ряд федеральных законов.

Прямые поручения президента обязуют чиновников отчитываться о доходах, проходить образовательные курсы и повышения квалификации по антикоррупционным программам… И вместе с тем не проходит и полугода без громких дел о злоупотреблении служебным положением…

«Почему общество проигрывает в этой войне?» – такой вопрос мы задали начальнику Департамента администрации губернатора и Правительства Алтайского края по обеспечению региональной безопасности Владимиру Тарасову.

– Проигрывает – это слишком радикальное утверждение. Мы очень активно воюем, ведем наступление по всем фронтам. И громкие, резонансные дела лишь подтверждают успех «наступательных операций».

Помните, как еще лет десять назад все СМИ пестрели заголовками – то рядовой врач за 5 тысяч больничный оформил, то преподаватель в вузе за 2 тысячи пятерку поставил… Сейчас мы узнаём о том, что к уголовной ответственности привлекаются высокопоставленные лица.

Это означает, что исключений для тех, кто нарушает антикоррупционное законодательство, нет. Не преступлений стало больше, а выявлять эти преступления стали чаще.

Правоохранители задерживают коррупционеров на основании информации. А информацию дают жители. Наряду с теми, кто считает нормальным явлением принести подарок чиновнику (полицейскому, бизнесмену) за скорейшее решение вопроса, есть и те, кто не хочет мириться с этой практикой. И их с каждым годом всё больше.

– Анонимки рассматриваете?

– Анонимка – это информация к размышлению. Дыма без огня, как известно, не бывает. Инициируем антикоррупционные проверки со стороны правоохранителей. Они информируют нас о результатах. Смотря какие анонимки.

Если написано, что имярек – коррупционер, это одно. Если четко расписаны эпизоды – что и когда он сделал, почему бы не проверить? Человек может не подписать жалобу, потому что боится за свое будущее, особенно в сельской местности.

Это понятно и объяснимо.

– И всё же бытовая коррупция до сих не считается в народном сознании предосудительной. Наоборот, пословицы и поговорки это явление ассоциируют с волшебным разрешением любых проблем.

– Я и не говорю, что профилактика коррупции достигает стопроцентных результатов.

Ещё дьяки думные взятки блинами брали, судьи городские – борзыми щенками, а фельдшеры за хорошо вскрытый фурункул или быстро вырванный зуб – яйцами и сметаной.

Немало людей, далеких от власти, до сих пор живут древнейшими стереотипами: мол, власти предержащие – особая каста, их, как божков, надо задобрить, чтобы время уделили.

У нас в стране, к сожалению, велик процент населения, которое считает: если чиновник вымогает мзду – это преступление. А если сам человек приносит деньги в конверте в обмен на услугу – это нормальное условие для быстрого решения вопроса. Если есть люди, которые готовы дать и дают, и есть люди, которые готовы взять и берут…

– То этот союз будет вечен?

– Как бы не так! Однажды между двумя сторонами этого союза вклинивается третий лишний – с наручниками. И серьезного наказания не минуют обе стороны. 291-я, 290-я статьи УК РФ – дача взятки и получение взятки. Это увесистые статьи.

– Так что же делать, чтобы меньше заключалось таких союзов?

– Более точечно проводить профилактику. Усиливать просветительскую работу среди населения. Чиновник решает вопросы людей. И получает за это соответствующее денежное содержание. Это его обязанность – решить вопрос человека. Не надо предлагать, намекать и тем более приносить.

– Хорошо, среднестатистический житель нашего края с готовностью признАет, что коррупция в любых формах её проявления – это зло. До тех пор, пока, к примеру, не заболеет его ребенок. И он  сразу готов дать все взятки мира, лишь бы ребенка лечил лучший врач, лишь бы успели, лишь бы спасли…

– Наряду с «переделыванием человека» надо переделывать систему. И она переделывается. Электронные госуслуги, многофункциональные центры, электронные очереди к врачам и в детские сады, та же сдача ЕГЭ – это методы, позволяющие избежать коррупциогенных ситуаций.

С каждым годом неумолимо сокращается количество ситуаций, в которых кто-то может попросить кого-то об услуге в обход существующих правил и закона. И точка на этих мерах не поставлена. Система будет совершенствоваться дальше. К примеру, начинается глобальная информатизация государственного управления.

– Одна из задач возглавляемого вами департамента – профилактика коррупции. То есть вся ваша деятельность подчинена заповеди «Не давай». А как быть с заповедью «Не бери»? Кто занимается профилактикой среди облеченных властью?

– Наш департамент и занимается. У нас ведь как происходит? Вот поймали кого-то на взятке. Чем выше должность, тем больше вокруг эйфории: так ему и надо, ура!

А мы должны анализировать: что побудило человека стать на этот путь? У нас на государственной службе есть должности с высокими коррупционными рисками. С ними прицельно работаем.

Мы проверяем декларации о доходах краевых и муниципальных чиновников, обязуем проходить повышение квалификации по антикоррупционным программам, проводим для них массу семинаров.

Это объемная работа: только по муниципальным служащим проверяем до 18 тысяч деклараций в год. Проверяем всех, включая заместителей губернатора. 

За каждым органом власти закреплены сотрудники отдела противодействия коррупции нашего департамента, которые предметно разбирают конфликты интересов.

– Владимир Анатольевич, приведите пример коррупционного риска.

– В любом органе исполнительной власти есть подведомственные учреждения. Допустим, я заместитель руководителя органа власти. А моя родственница руководит подведомственным учреждением.

 И всё бы хорошо, но я по роду деятельности занимаюсь распределением финансов по подведомственным организациям.

Большой коррупционный риск – проявить бОльшую лояльность к финансированию учреждения, которым руководит моя родственница.

Таким образом, мы осуществляем профилактику коррупционных проявлений до тех пор, пока в деятельности какого-то должностного лица или группы лиц не выявятся признаки административных правонарушений либо преступления. 
А дальше идет следующий этап – пресечение преступной деятельности. Включаются правоохранительные, следственные органы. И точку ставит суд.

– А как декларации помогут отследить взятки? Их же не декларируют. И на карту эту сумму не перечисляют. Дают же по старинке, на лапу, наличкой.

– А у нас есть полномочия контролировать расходы! Если вы что-то приобрели на сумму, превышающую ваше денежное содержание за последние три года, извольте объяснить… Проверяем также и мужей, и жен. А с недавних пор и сестер с братьями. По-другому нельзя.

– А я взаймы взяла! И расписку могу сделать!

– Не удивили. И не с такими случаями приходится сталкиваться. Договариваются даже с третьими лицами, чтобы те подали в суд: якобы человек взял полтора миллиона взаймы и не отдал. Будет судебное решение обязать отдать деньги. Так взятки и отмываются.

– На ваш взгляд, что движет успешным, состоявшимся человеком, наделенным властью, когда он принимает такое решение – воспользоваться служебным положением для извлечения личной выгоды? Почему выключается элементарный страх наказания, почему не работает инстинкт самосохранения?

– Люди не превращаются в преступников мгновенно. Это долгий путь: кто-то карабкается к успеху сам, кого-то тащат родители, а кто-то пытается достичь благополучия окольными путями. И достигает порой тех же вершин, что и тот, кто честно карабкался. Человек не может поменяться в одночасье.

Инстинкт самосохранения не работает, потому что в первый, второй, третий раз получилось. В четвертый раз у него уже крылья выросли – не ангельские. Значит, мне можно, значит, я умный, хитрый, изворотливый…

– Вот интересно, много ли их у нас еще, хитрых и изворотливых? Кого пока не поймали?

– На основании одних подозрений дела не возбуждаются. Следствие начинается с передачи оперативных материалов либо результатов проверок. Бывает такое, что пишут жалобу на человека. Но подтвердить факты, взять его за руку пока невозможно. Это же латентный процесс. Не на общем собрании коллектива взятки-то передаются.

– Если я подарю вам на день рождения хороший кофе (просто из уважения), неужели вы расцените это как взятку? Ведь я ничего не прошу. Где грань между подарком от души и взяткой?

– Да, у каждого человека есть круг общения. Чиновники тоже люди, они поздравляют друг друга с праздниками, дарят подарки. Но когда речь о подчиненных, о коллегах из подведомственных учреждений, тут другое дело.

Дарить и принимать дары нельзя категорически.

Кроме тех, что вручены на протокольных мероприятиях, в служебных командировках или на других официальных встречах (о них надо сообщать работодателю, а если подарок дороже 3 тысяч рублей, его следует передать организации).

– Как вы считаете, почему сейчас так активизировались коррупционные преступления?

– Активизирована работа по их выявлению. Больше расследованных уголовных дел, передачи их в суд.

– Позвольте личный вопрос как человеку, как руководителю с огромным стажем и опытом. Вам когда-нибудь предлагали взятку?

– Я ни разу за свою жизнь не брал взятки.

– Ну предлагали же?

– Прощупывать пытались. Но я сразу четко обозначил позиции. Это не трудно на самом деле – не брать.

Тина КОПЕЙКИНА.

Источник: https://www.ap22.ru/paper/Expert-rasskazal-pochemu-chinovniki-berut-vzyatki-i-kak-borot-sya-s-korruptsiey.html

Почему чиновники берут взятки. Сравниваем коррупцию в РФ и в СССР

Почему берут взятки

Здравствуйте, товарищи! Сегодня попытаемся разобраться почему чиновники в России берут взятки. Вопрос сложный и интересный.

Если сравнивать взяточничество в СССР и сравнить с положением дел в нынешней России, то можно прийти к выводу, что взяточничество не только растет в количестве, но и растет в масштабе.

Причин тут несколько. Будем разбирать все по порядку и в конце подведем итоги.

Идеология.

Если рассматривать идеологию СССР, то в ней можно найти аргументы, которые убеждали людей не брать взятки. Да, это не имело такого сильного воздействия на людей, но все же.

В СССР если ты брал взятку, то совершал не просто правонарушение, а вредил государству и обществу. Если ты брал мзду, значит нарушал идеалы общества в котором жил. Совершал некое идейное преступление перед народом.

На некоторых подобное оказывало сильное психологическое воздействие, которое мешало нарушить закон.

Глядя на современную Россию можно понять, что ничего подобного, даже хоть чуть-чуть похожего сейчас нет. Нет ни какой идеи, которая могла бы хоть как-то препятствовать подобному правонарушению. Скажу даже больше, сейчас существуют идеи которые наоборот склоняют человека взять взятку.

Как устроен современный мир? Весьма просто. Кто богаче -тот молодец, кто беднее -тот неудачник. Когда у нынешнего чиновника появляется возможность взять мзду, о чем он думает? Наверное о том, что он станет чуточку (а может и не чуточку) богаче, а значит успешнее в жизни.

А вот если он не возьмет взятку, то вполне вероятно станет белой вороной среди коллег. Стоит упомянуть и изменение в головах людей, которые дают взятку. Сейчас дать взятку гаишнику или “договориться” с чиновником достаточно обыденная вещь.

Тут и там можно прочитать и услышать рассказы из жизни, где присутствует этот элемент коррупции. Во времена советского союза такого не было.

Строгость закона.

Все таки лучший способ борьбы с правонарушениями – страх. Страх понести наказание за свои дела. В СССР со взяточниками поступали строго. В Уголовном кодексе СССР в 1922 году появилась расстрельная статья, по которой расстрелы не прекратились даже после смерти товарища Сталина.

Сейчас же все изменилось. Законодательство стало мягче, в нем появились лазейки. Максимальный срок, который можно получить за взяточничество 15 лет и то, если взятка была в особо крупном размере.

К тому же благодаря системе смягчения наказания, даже совершив преступление в грандиозных масштабах можно значительно скостить себе срок.

Про более мелкие факты взяточничества можно даже не говорить, там можно и условным сроком отделаться.

Не сложно спрятать.

Если у человека в СССР занимающего государственный пост неожиданно появлялись какие-либо предметы роскоши или недвижимость, то сразу возникали вопросы. Да, с этим было строго.

У чиновника после того, как он взял взятку сразу появлялась необходимость ее спрятать. Иначе было ни как. Был страх, что люди увидят небывалый прирост достатка и начнут задавать вопросы.

И этот факт так же не давал людям брать взятки.

В настоящее время такого вопроса на повестке дня у взяточника не стоит. Большинство чиновников купается в роскоши и тут уже встает другой вопрос: как бы не стать “белой вороной”. Как бы не стать тем, кто выделяется на общем фоне. И этот фактор подталкивает человека брать взятку. А если у налоговой или у какой другой структуры появятся вопросы, то всегда есть возможность “договориться”.

Стало больше людей, которые дают.

Опять же, если сравнивать СССР с Российской Федерацией, то количество богатых и сверхбогатых людей возросло. А это значит, что у этих людей найдутся деньги на дачу взятки.

В современном обществе богатому человеку проще “дать на лапу” и ускорить процесс решения любого вопроса, чем просто потратить на это больше времени, но не нарушая закон. И как чиновнику в таком реальности поступить? Соблазна стала больше. Стоит отметить, что современный мир так же принес новшество в жизни бедных людей.

Теперь можно взять деньги в кредит и дать взятку чиновнику. Так что даже бедный человек может себе позволить подкупить чиновника, если ему дадут кредит.

Бюрократии стало больше.

Количество бюрократии продолжает расти. Несмотря на постоянные заявления правительства, о снижении количества чиновников и прочих мерах, их количество растет. А чем больше бюрократии, тем больше выше взяточничество.

И с этим ничего не поделать. Из-за большого количества бюрократических проволочек людям становиться все легче и легче расстаться с деньгами, лишь бы ускорить процесс прохождения всей этой волокиты.

Приведу график, который опирается на отчеты Росстата:

Источник: Росстат

Выводы.

Что же мы имеем в сухом остатке? Идеология, которая раньше останавливала чиновников от правонарушений, была заменена на ту, которая наоборот подталкивает совершить противоправный поступок. Страх перед неотвратимым наказанием стал намного меньше. Количество людей, которые хотят дать взятку стало в разы больше.

Бюрократических проволочек становиться больше как и число чиновников. Это все не главные факторы, которые повлияли на рост коррупции. Что-же в целом повлияло на такой рост коррупции? Ответ прост – изменение строя. Таким образом, сказать спасибо увеличению коррупции в России можно капитализму.

И я не говорю о том, что если завтра вдруг Россия станет коммунистической страной, то коррупция исчезнет. Нет, но ее станет намного меньше.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5bf46e8a740fd500aa0ab43f/pochemu-chinovniki-berut-vziatki-sravnivaem-korrup-5c0a74ccc8938300a93ff2d0

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.