Подсудимый бахмутский в начале судебного заседания

Возможен ли отказ от защитник в ходе судебного разбирательства?

Подсудимый бахмутский в начале судебного заседания

Подсудимый Бахмутский в начале судебного заседания заявил ходатайство о предоставлении ему бесплатного защитника. По назначению коллегии адвокатов защищать интересы Бахмутского в судебное заседание явилась адвокат Постникова. Однако в суде не выяснялось, желал ли подсудимый, чтобы его интересы осуществлял данный адвокат.

В ходе судебного разбирательства Бахмутский от услуг адвоката Постниковой отказался. В связи с отказом подсудимого от услуг адвоката Постниковой в процесс вступил адвокат Ильин. Но суд не установил, ознакомился ли этот адвокат с протоколом судебного заседания. Затем Бахмутский заявил отказ от защитника Ильина.

Суд отказал в удовлетворении данной просьбы и в течение месяца продолжал судебное разбирательство с участием адвоката Ильина. Через месяц просьба Бахмутского об отказе от защитника была удовлетворена, и в дело вступил по соглашению адвокат Дмитриев.

Права каких участников судебного разбирательства нарушены? Каковы правовые последствия допущенных нарушений? Каково процессуальное значение отказа от защитника?

Адвокат Лебедев З.С.

Добрый день! Согласно ст.ст.52,53 Уголовно-процессуального кодекса, подозреваемый, обвиняемый вправе в любой момент производства по уголовному делу отказаться от помощи защитника. Такой отказ допускается только по инициативе подозреваемого или обвиняемого. Отказ от защитника заявляется в письменном виде.

Если отказ от защитника заявляется во время производства следственного действия, то об этом делается отметка в протоколе данного следственного действия.Отказ от защитника не обязателен для дознавателя, следователя и суда.Отказ от защитника не лишает подозреваемого, обвиняемого права в дальнейшем ходатайствовать о допуске защитника к участию в производстве по уголовному делу.

Допуск защитника не влечет за собой повторения процессуальных действий, которые к этому моменту уже были произведены.

С момента вступления в уголовное дело защитник вправе:1) иметь с подозреваемым, обвиняемым свидания в соответствии с пунктом 3 части четвертой статьи 46 и пунктом 9 части четвертой статьи 47 настоящего Кодекса;2) собирать и представлять доказательства, необходимые для оказания юридической помощи, в порядке, установленном частью третьей статьи 86 настоящего Кодекса;3) привлекать специалиста в соответствии со статьей 58 настоящего Кодекса;4) присутствовать при предъявлении обвинения;5) участвовать в допросе подозреваемого, обвиняемого, а также в иных следственных действиях, производимых с участием подозреваемого, обвиняемого либо по его ходатайству или ходатайству самого защитника в порядке, установленном настоящим Кодексом;6) знакомиться с протоколом задержания, постановлением о применении меры пресечения, протоколами следственных действий, произведенных с участием подозреваемого, обвиняемого, иными документами, которые предъявлялись либо должны были предъявляться подозреваемому, обвиняемому;7) знакомиться по окончании предварительного расследования со всеми материалами уголовного дела, выписывать из уголовного дела любые сведения в любом объеме, снимать за свой счет копии с материалов уголовного дела, в том числе с помощью технических средств;8) заявлять ходатайства и отводы;9) участвовать в судебном разбирательстве уголовного дела в судах первой, второй, кассационной и надзорной инстанций, а также в рассмотрении вопросов, связанных с исполнением приговора;10) приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, начальника подразделения дознания, начальника органа дознания, органа дознания, следователя, прокурора, суда и участвовать в их рассмотрении судом;11) использовать иные не запрещенные настоящим Кодексом средства и способы защиты.Защитник, участвующий в производстве следственного действия, в рамках оказания юридической помощи своему подзащитному вправе давать ему в присутствии следователя, дознавателя краткие консультации, задавать с разрешения следователя, дознавателя вопросы допрашиваемым лицам, делать письменные замечания по поводу правильности и полноты записей в протоколе данного следственного действия. Следователь или дознаватель может отвести вопросы защитника, но обязан занести отведенные вопросы в протокол.Защитник не вправе разглашать данные предварительного расследования, ставшие ему известными в связи с осуществлением защиты, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном статьей 161 настоящего Кодекса. За разглашение данных предварительного расследования защитник несет ответственность в соответствии со статьей 310 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Таким образом, в данном случае имеет место злоупотребление со стороны подсудимого и суда, так как ходатайство о замене защитника было удовлетворено только через месяц после его заявления. Так как данные нарушения ялвяются существенными, то приговор будет отменен в суде апелляционной инстанции. Отказ от защитника не обязателен для дознавателя, следователя и суда.

С уважением, адвокат Захар Лебедев, партнер адвокатского бюро «Антонов и партнеры».

Остались вопросы к адвокату?
Задайте их прямо сейчас здесь, или позвоните нам по телефонам в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71  (круглосуточно), или приходите к нам в офис на консультацию (по предварительной записи)!

Источник: https://pravo163.ru/vozmozhen-li-otkaz-ot-zashhitnik-v-xode-sudebnogo-razbiratelstva/

Адвокат, обзор кассационной практики

Подсудимый бахмутский в начале судебного заседания

За 2002 год Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации рассмотрено в кассационном порядке 5994 уголовных дела в отношении 11 063 лиц по жалобам и протестам на приговоры и иные решения республиканских, краевых, областных и окружных судов, что на 5,8% меньше, чем за 2001 год.

По кассационным жалобам и протестам рассмотрено 5292 дела в отношении 9581 лица, по частным жалобам и протестам – 700 дел на 1479 лиц. На 44% сократилось количество снятых и возвращенных без рассмотрения кассационных дел. За истекший год возвращено 100 таких дел – это 1,6% дел, поступивших на рассмотрение.

В кассационном порядке рассматривается более половины дел об умышленном убийстве – 66,4%, о преступлениях против собственности – 14,6%, причем 8,9% – дел о разбое. Приговоры отменены в отношении 561 лица, изменены – 907 лиц, оставлены без изменения – 7623 человек.

В отношении 490 лиц вынесены другие кассационные определения с удовлетворением жалобы или протеста, но без отмены или изменения приговора в части квалификации или меры наказания. По-прежнему много ошибок допускалось по делам об умышленном убийстве, по ним отменены приговоры в отношении 305 человек (4,7%).

В отношении 511 человек приговоры и определения отменены полностью, а в отношении 50 – частично, с оставлением менее тяжкого обвинения.

Отменены: обвинительные приговоры на 502 лица (5,4%); обвинительные приговоры судов присяжных – 5,9%; оправдательные приговоры в отношении 53 лиц (23,1%), дела в отношении которых рассмотрены по кассационным жалобам и протестам; оправдательные приговоры в отношении 11 человек (32,4%) по делам, рассмотренным судами присяжных.

Всего в кассационном порядке приговоры отменены и изменены в отношении 15,4% лиц. Кассационной палатой рассмотрено в кассационном порядке 195 дел в отношении 340 человек (306 осужденных и 34 оправданных) по приговорам, постановленным судами с участием присяжных заседателей. Из них отменены приговоры в отношении 18 осужденных (5,9%) и в отношении 11 оправданных (32,4%) лиц.

Приговоры изменены в отношении 19 осужденных, или 6,2% осужденных, в отношении которых дела рассмотрены в кассационном порядке. По кассационным делам вынесено 20 частных определений, из них 18 частных определений о нарушениях, допущенных при рассмотрении дела судом. В 2002 году по 21 частному определению (в том числе вынесенным ранее) поступили сообщения о принятых мерах.

Отмена приговоров с направлением дел на новое судебное рассмотрение С направлением дела на новое судебное рассмотрение отменены приговоры в отношении 404 (4,8%) осужденных (382 – полностью и 22 – частично), 53 оправданных. Не всегда суды следовали требованиям всесторонности, полноты и объективности при рассмотрении уголовных дел.

По этому основанию отменены несколько приговоров Московского городского суда и Ставропольского краевого суда. Так, по делу, рассмотренному Ставропольским краевым судом в отношении Т. и А.

, осужденных за участие в банде, не соблюдались требования закона о том, что признание подсудимыми своей вины должно быть подтверждено другими доказательствами, и надлежаще не проверялись заявления подсудимых о признании ими своей вины в результате применения незаконных методов следствия.

Более того, суд указал в приговоре, что заявления подсудимых проверить не представляется возможным, а поэтому суд считает, что они сделаны с целью избежать ответственности за содеянное. Никакие доказательства для суда не имеют заранее установленной силы, они должны оцениваться судом в совокупности. Однако Краснодарский краевой суд, которым В. и А.

осуждены за убийство, положил в основу приговора первоначальные показания В. и А.

на предварительном следствии, не дав оценки доводам осужденных о том, что показания от них получены под воздействием незаконных методов ведения предварительного следствия, но вместе с тем в приговоре указал, что “заявления осужденных о применении недозволенных методов ведения следствия как не влияющие на достоверность выводов суда о фактических обстоятельствах преступления подлежат рассмотрению и оценке отдельно от настоящего дела”. Отменен приговор Верховного Суда Удмуртской Республики в отношении Чесака, Орлова и Осипова, осужденных за разбой. По данному делу подсудимые и их адвокаты были лишены возможности услышать показания свидетелей Д. и Б. По ходатайству защиты вызванный в суд Д. отказался отвечать на вопросы подсудимых и адвокатов, сославшись на право, предоставленное ст. 51 Конституции Российской Федерации, и суд с этим согласился, хотя Д. по данному делу являлся свидетелем, а не обвиняемым. В результате нарушений уголовно-процессуального закона, допущенных судом при допросе свидетеля Д., остались непроверенными показания дополнительного свидетеля Г., который утверждал в судебном заседании, что об участии в разбойном нападении Орлова ему стало известно от свидетеля Д. Подобные нарушения допущены судом и при допросе осужденного Б., приговор в отношении которого вступил в законную силу, и, следовательно, при рассмотрении дела в отношении других подсудимых он должен был допрашиваться по правилам, установленным для допроса свидетеля. В результате того что суд предоставил возможность Б. не отвечать на вопросы подсудимых и адвокатов, последние были лишены возможности допросить его, а между тем показания Б. положены в основу приговора, как и показания вышеупомянутого свидетеля Г. Существенные нарушения уголовно-процессуального закона, допущенные судом, являлись одной из причин отмены приговоров.

В соответствии с требованиями ст. 67 УПК РСФСР адвокат не вправе участвовать в деле в качестве защитника, если он по данному делу оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам другого лица, обратившегося с просьбой о ведении дела.

Аналогичное требование содержится в ч. 6 ст. 49 УПК РФ – одно и то же лицо не может быть защитником двух подозреваемых или обвиняемых, если интересы одного из них противоречат интересам другого. По приговору Верховного Суда Республики Дагестан Ахмедов и Юмушев признаны виновными в убийстве Адуева, сопряженном с разбоем. Как видно из материалов дела, при проверке показаний подозреваемого Ахмедова с выходом на место происшествия его защиту при выполнении данного следственного действия осуществлял адвокат Бабоюртовской юридической консультации Б. Подозреваемый Ахмедов показал, что потерпевшего застрелил Юмушев. Впоследствии адвокат Б. стал защищать интересы Юмушева (в том числе и в суде), который в своих показаниях утверждал, что потерпевшего застрелил Ахмедов. При таких обстоятельствах налицо нарушение требований ст. 67 УПК РСФСР, что в силу ст. 345 УПК РСФСР и ст. 381 УПК РФ является основанием для отмены приговора. Приговор Ростовского областного суда по делу Бахмутского, осужденного за ряд преступлений, в том числе за мошенничество, разбой и вымогательство, отменен ввиду неполноты судебного следствия и нарушения права на защиту. Бахмутский заявил ходатайство о вызове и допросе в качестве свидетелей понятых, участвовавших в проведении нескольких следственных действий. Суд не удовлетворил ходатайство, мотивировав свой отказ тем, что Бахмутским не представлено достаточных оснований для вызова названных лиц. Хотя, как видно из материалов дела, при проведении опознания потерпевший заявлял, что он плохо помнит напавших на него лиц, и выразил сомнение в том, что правильно опознал этих лиц. Между тем согласно сведениям адресного бюро понятые, участвовавшие при проведении опознания, по указанным в протоколах адресам не значатся. При таких обстоятельствах ходатайство осужденного было обоснованным и неявка данных лиц могла повлиять на исход дела.

Кроме того, в начале судебного заседания интересы Бахмутского защищала адвокат П. по назначению коллегии адвокатов. Однако в суде не выяснялось, желал ли подсудимый, чтобы его интересы осуществлял данный адвокат.

В связи с отказом подсудимого от услуг адвоката П. в процесс вступил адвокат И. Но суд не установил, ознакомился ли этот адвокат с протоколом судебного заседания. Затем Бахмутский заявил отказ от защитника И. Суд эту просьбу удовлетворил лишь через месяц, и в дело вступил по соглашению адвокат Д. Следовательно, в указанный период право подсудимого на защиту было нарушено. В связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона отменен приговор Верховного Суда Республики Якутия по делу С. и др. На предварительном следствии и в судебном заседании защиту интересов С. осуществлял адвокат Ш., который согласно справке, выданной заведующей Якутской автономной городской коллегией адвокатов, являлся стажером. Его участие на предварительном следствии было недопустимо. Кроме того, дело поступило в суд с грифом “совершенно секретно”. Секретные данные могут быть преданы гласности лишь с соблюдением особых условий и в том объеме, в котором будет признано целесообразным, с учетом требований охраны государственной тайны, а также обеспечения прав и законных интересов участников процесса, в том числе их безопасности. Названные требования закона судом при постановлении приговора не соблюдены. В соответствии со ст. 18 УПК РСФСР разбирательство по такому делу проводится в закрытом судебном заседании, а приговор во всех случаях провозглашается публично. С учетом данного обстоятельства в нем не должно быть сведений, содержащих государственную тайну. приговора по уголовному делу не соответствовало указанному требованию закона. Приговор Краснодарского краевого суда по делу Ивченко, Макухи и других лиц, осужденных за ряд преступлений, в том числе за разбойные нападения, отменен ввиду нарушения ст. 314 УПК РСФСР (ст.ст. 305, 307 УПК РФ). Согласно закону при постановлении приговора суд оценивает все рассмотренные в судебном заседании доказательства, как подтверждающие выводы суда по вопросам, разрешаемым при постановлении приговора, так и противоречащие этим выводам. Суд должен указать в приговоре, почему одни доказательства признаны им достоверными, а другие отвергнуты. По делу в отношении нескольких подсудимых или по делу, по которому подсудимый обвиняется в совершении нескольких преступлений, приговор должен содержать анализ доказательств в отношении каждого подсудимого и по каждому обвинению. Ссылаясь в приговоре на показания допрошенных по делу лиц, заключения экспертов, протоколы следственных действий, иные документы, подтверждающие, по мнению суда, те или иные фактические обстоятельства, необходимо раскрыть их содержание. Например, не только перечислить фамилии потерпевших, свидетелей, но и изложить существо их показаний. По настоящему делу это требование закона не выполнено. Суд в приговоре ограничился только перечислением доказательств, которые, по мнению суда, подтверждают вину осужденных, но не раскрыл их содержания, не опроверг доводов осужденных, отрицавших вину, не дал оценки другим доказательствам, в том числе и оправдывающим осужденных. В соответствии со ст.ст. 312, 314 УПК РСФСР приговор должен быть составлен в ясных, понятных выражениях, а описательная его часть – содержать описание преступного деяния, признанного доказанным. Алтайский краевой суд в описательной части приговора при описании преступного деяния признал установленным пособничество осужденного Алексенко в получении взятки должностным лицом, а квалифицировал его действия как пособничество в даче взятки по ч. 5 ст. 33, ч. 2 ст. 291 УК РФ, по которым и назначил наказание в резолютивной части приговора. При таких обстоятельствах неясно, за что осужден Алексенко – за пособничество в получении взятки либо за пособничество в даче взятки. По смыслу ст.ст. 312, 314 УПК РСФСР приговор должен быть логичным, содержать четкие и однозначные выводы, обеспечивающие единообразное его понимание.

Источник: http://www.terentevsky.ru/sud_pr_vs/sp_kassac_02.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

    ×
    Рекомендуем посмотреть