Подтолкнуть к преступлению

Содержание

Провокация на совершение преступления

Подтолкнуть к преступлению

Нередко люди совершают преступления под воздействием идей и советов других людей. Провокация на совершение преступления является нарушением закона. Судебная практика содержит немало примеров таких нарушений.

Среди них подстрекательство в делах о наркотиках, о коммерческих взятках, сутенёрстве и нарушении авторских прав.

Но одна из наиболее частых провокаций связана с действиями правоохранителей, которые подталкивают человека к нарушению закона.

Что такое провокация на совершение преступления?

Впервые данное понятие появилось в юридической практике в США. В этой стране доказанный факт провокации снимает ответственность с лица, совершившего преступление.

В частности законодательство рассматривало действия представителей правоохранительных органов по подстрекательству человека на совершение противозаконных действий, чтобы потом раскрыть это преступление.

Исходя из такой практики, провокатором считается человек, который хочет совершить преступление чужими руками. То есть сообщник преступника, который сам в процессе совершения преступления не участвует.

Касательно российских реалий нередко звучит мнение о неактуальности для нас такой проблемы. Если смотреть на нормы уголовного права, то подстрекательство к совершению преступления чётко указано только в 304 статье УК РФ о даче взятки. Однако судебная практика показывает, что влияние на преступника третьих лиц не ограничивается только преступлениями, связанными с дачей взятки.

При этом важно понимать отличия понятий провокация и подстрекательство к совершению преступлений. Они близки, но различаются по цели.

Подстрекатель осознанно уговаривает человека на совершение конкретного преступления. В таком случае, даже, несмотря на то, что лично подстрекатель в преступлении не участвует, он будет нести ответственность за свои действия.

Провокатор же действует не явно. То есть сам преступник не осознаёт целей провокатора. Следовательно, такое лицо, подтолкнувшее к совершению преступления, нельзя привлечь к ответственности, ведь сам преступник не осознал его влияние на свои действия.

При этом сама цель провокатора – как можно скорее раскрыть преступление и привлечь к ответственности человека, который его совершил.

УК РФ выделяет следующие квалифицирующие признаки провокации преступления:

  • Действия провокатора, оказавшие решающее влияние на совершение преступления. До момента влияния преступник не думал о нарушении закона.
  • Мотив – вовлечение в преступление с помощью обмана (так, что преступник не осознаёт своего участия в противозаконных действиях).
  • Ещё одна возможная цель провокатора – подстрекать к совершению преступления ради его скорейшего раскрытия впоследствии.

Последняя характеристика касается, в первую очередь, преступлений, совершённых под подстрекательством сотрудников полиции.

Есть вопрос к юристу? Спросите прямо сейчас, позвоните и получите бесплатную консультацию от ведущих юристов вашего города. Мы ответим на ваши вопросы быстро и постараемся помочь именно с вашим конкретным случаем.

Телефон в Москве и Московской области:
+7 (495) 266-02-45

Телефон в Санкт-Петербурге и Ленинградская области:
+7 (812) 603-78-25

Бесплатная горячая линия по всей России:
8 (800) 301-39-20

Провокация преступления сотрудниками полиции

ФЗ №211 в 4 статье устанавливает запрет для сотрудников правоохранительных органов как-либо агитировать граждан на совершение действий, идущих в разрез с законом.

При обнаружении факта преступления или факта подготовки к нему, полицейские обязаны помешать его выполнению и завести на преступника уголовное дело.

Но на практике не всегда это требование совершается. Есть немало примеров, когда:

  • Полицейские намеренно организуют преступление, чтобы потом его раскрыть и шантажировать виновного.
  • При обнаружении подготовки к преступлению правоохранители не только не пресекают данные действия преступника, но, наоборот, создают условия для завершения задуманного нарушения закона.

Провокации полицейских приводят к:

  • Признанию незаконными документов о раскрытии спровоцированного преступления.
  • Отказе в привлечении исполнителя к уголовной ответственности.
  • Привлечению к ответственности провокатора.

Но нужно учитывать, что всё это возможно лишь в случае доказательства факта провокации. Ими считаются:

  • Устные показания свидетелей.
  • Документы и характеристики исполнителя преступления, доказывающие его законопослушность.

Совершивший преступление крайне редко может доказать, что был спровоцирован. Следовательно, он будет обвинён в преступлении, а полицейские избегут наказания.

Ответственность провокаторов

Наказание по УК РФ за провокацию преступления содержится только в санкции 304 статьи. Лицо, спровоцировавшее другого человека на дачу взятки, накажут:

  • Штрафом до 200 тысяч рублей.
  • Обязательными работами до 5 лет.
  • Лишением свободы на тот же срок.

Дополнительно могут запретить занимать определённые должности на несколько лет.

Если провокатором является сотрудник полиции, то:

  • Его уволят со службы.
  • Потребуют компенсировать вред в полном объёме.
  • Накажут в рамках ответственности за превышение служебных полномочий.

В целом нужно понимать, что из-за структурных проблем в функционировании российских правоохранительных органов отмечаются факты подстрекательства к совершению преступлений. Особенности таких действий делают их трудно доказуемыми, что позволяет провокаторам уходить от ответственности.

Источник: https://ruadvocate.ru/ukrf/provokaciya-na-sovershenie-prestupleniya/

Приготовление к преступлению и покушение на преступление – комментарии Федерального Судьи / Юргруппа МИП

Подтолкнуть к преступлению
Юридическая энциклопедия МИП онлайн – задать вопрос юристу » Уголовные дела – комментарии Федерального Судьи / Юргруппа МИП » Общие положения УК РФ – комментарии Федерального Судьи / Юргруппа МИП » Приготовление к преступлению и покушение на преступление – комментарии Федерального Судьи / Юргруппа МИП Записаться на консультацию

Приготовление к преступлению и покушение на преступление – бесплатные ответы юристов онлайн

Опытный специалист, судебная практика ― более 16 лет. За время своей деятельности работал как с гражданами, так и с юридическими лицами. Разносторонняя практика позволяет взглянуть на любую проблему, в том числе в сфере уголовного права, с разных сторон.

Судебная практика

Настоящее призвание нашел в решении проблем уголовного права. Занимается адвокатской защитой уже несколько лет, выиграно более 3000 дел. К каждой ситуации подходит, как к уникальной, изучает все особенности, до мельчайших подробностей. Это и позволяет похвастаться столь высокой результативностью (около 98% процессов ― в пользу клиента).

Совершение преступления – это процесс, состоящий из нескольких стадий:

  • приготовление к преступлению;
  • покушение на преступление;
  • оконченный состав.

Каждая из этих стадий уголовно наказуема, однако имеются свои нюансы квалификации действий преступника, в зависимости от конкретной стадии.

Признанные эксперты в области уголовного права РФ

Разъяснения законодательства. Защита на следствии и в суде. Профессиональная оценка правовой перспективы.

Понятие, признаки и состав приготовления к преступлению

УК РФ в своих общих положениях содержит норму, которой дается понятие одной из стадий преступления – приготовление к нему. Согласно данной норме это абсолютно все действия умышленного характера, которые направлены на создание условий для реализации объективной стороны деликта.

Исчерпывающего перечня таких действий не содержится ни в самом УК РФ, ни в иных нормативно-правовых актах. Однако общие положения перечисляет основные характерные признаки стадии приготовление к совершению преступного деяния:

  • приискание средств или орудий реализации деликта. Способы приобретения роли не играют, это может быть, как покупка, так и собственноручное их изготовление либо завладение им в результате хищения и т.д. Орудием может выступать любой материальный предмет, используемый в противоправных целях. Средствами же преступления являются предметы, которые облегчают реализацию преступного умысла, при этом они не могут выступать одновременно в качестве орудия. Например, отмычка, транспортное средство и т.д. Вместе с тем один и тот же предмет в зависимости от вида посягательства может быть использован как орудие либо как средство. Например, транспортное средство при убийстве может выступать орудием, когда лицо умышленно совершает наезд на другого человека, либо при хищении транспортное средство облегчает транспортировку похищенным материальных ценностей.
  • приискание соучастников противоправных действий. Может осуществляться путем подбора, вербовки, обучения и т.д. Любые активные действия преступника по вовлечению в преступную деятельность иных лиц.
  • сговор. Достижение договоренностей между соучастниками преступления о времени, месте, способе и прочих нюансах совершения преступного посягательства на охраняемые УК РФ общественные отношения.

Отдельные приготовительные действия уже расцениваются УК РФ как самостоятельное оконченное преступление. В таком случае итоговые действия преступника подлежат квалификации по совокупности преступлений. Приготовление к преступлению имеет место, если установлен хотя бы один из вышеперечисленных признаков.

Понятие, признаки и состав покушения на преступление

Покушение – самостоятельная стадия совершения преступления, заключающаяся в умышленных действиях (бездействии) преступника, которые направлены на непосредственную реализацию объективной стороны, однако не доведенных до конца по обстоятельствам, которые не зависели от воли преступника.

Во время совершения покушения объект противоправного посягательства подвергается угрозе причинения вреда. Действия, образующие стадию преступления покушение, рассматриваются уголовным законодательством с точки зрения повышенной общественной опасности по сравнению с приготовлением к преступлению.

Признаками, определяющими действия преступника как покушение, являются:

  • Умышленность действий;
  • Ориентированность действий на достижение преступного результата;
  • Не достижение желаемого результата;
  • Причины не достижения преступного результата находятся за пределами воли преступника.

Покушение всегда имеет форму вины в виде умысла и только прямого. Одновременное наличие всех трех стадий само по себе является показателем умысла, и присутствует лишь в умышленных преступлениях.

В ходе покушения лицо выполняет действия образующие объективную сторону, которые не достигают результата по независимым причинам. При этом не имеет значения, насколько продвинулась объективная сторона в реализации.

Если говорить о преступлениях, состав которых расценивается законодательством как формальный, покушение заключается в том, что преступник не успел выполнить все предусмотренные действия, образующие оконченный состав.

Для материальных составов характерно не достижение неблагоприятных последствий.

Разнообразие причин, которые становятся препятствием к доведению преступления до конца, объединяет отсутствие воли преступника, т.

е лицо не добровольно по собственной инициативе не довело начатое преступление до конца, а его остановили третьи силы.

При этом таковыми могут выступать как действия правоохранительных органов, так и промахи с выбором оружия, когда, например, огнестрельное оружие дает осечку и т.д.

Стадия покушение подразделяется на:

  • Оконченное;
  • Неоконченное.

В первом случае преступник сделал все от него зависящее, выполнил все действия, которые должны были привести к преступному результату.

Во втором случае, действия были пресечены до полного выполнения.

В теории права есть такое понятие как добровольный отказ от преступления, который схож по внешним признакам с покушением на преступление, однако внутренняя составляющая, делает эти два понятия по сути противоположными.

При покушении лицо хочет довести свой преступный замысел до конца, но не может, при добровольном отказе лицо может довести начатое до конца, но сознательно прекращает свои противоправные действия.

Во втором случае оснований для привлечения лица к уголовной ответственности нет, если только его действия, предшествовавшие отказу, не образовывают самостоятельный преступный состав.

Ответственность за приготовление к совершению преступления

Ответственность наступает не за всякое приготовление, а лишь за приготовление к преступлениям, категория которых в соответствии с уголовным законом тяжкая или особо тяжкая. Приготовление к преступлениям менее тяжким или не представляющим большой общественной опасности в силу своей незначительности ответственности не влечет.

При этом наказание при приготовлении преступления составляет не более половины максимально строгого из предусмотренных за оконченный состав.

Ответственность за покушение на преступление

Ответственность за покушение наступает по общим правилам назначения наказаний с определенными исключениями.

Так, наказание при покушении на преступление ограничивается ¾ от максимально предусмотренного в статье особенной части УК РФ за оконченный состав

При этом такие максимально суровые наказания как смертная казнь или пожизненное заключение не за покушение ни за приготовление назначены быть не могут.

№ 1 в официальном рейтинге адвокатов Москвы по уголовным делам

Отличие покушения от приготовления на преступление

Приготовление и покушение – понятия тесно граничащие и порой вызывающие определенные трудности в правоприменительной практике. Основными отличительными характеристиками стадии приготовления от покушения являются:

  • Приготовление лишь создает условия необходимые и достаточные, по мнению преступника, чтобы достичь преступного результата.
  • Покушение выступает самой причиной преступного результата.
  • Не всегда покушение на преступное деяние является стадией, следующей за приготовлением, в то время как приготовление не всегда предшествует покушению.

Источник: https://advokat-malov.ru/obshhie-polozheniya-uk-rf1/prigotovlenie-k-prestupleniyu-i-pokushenie-na-prestuplenie.html

Не делал, но соучаствовал: как законопослушные граждане могут оказаться преступниками поневоле

Подтолкнуть к преступлению

Друзей не выбирают – крылатая фраза, которая только на первый взгляд кажется справедливой, но на практике нередко оказывается далека от истины. Не выбирают родителей, родину и соседей. Все остальное – на наш вкус.

Есть и другая крылатая фраза: скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты. Бывают случаи, когда знакомство не с теми людьми может довести аж до скамьи подсудимых или прогулка с приятелем-авантюристом окончиться в отделе полиции. И ответственность «по-дружески» разделят оба.

Даже если один просто стоял и наблюдал за проделками второго.

О таких случаях и о том, как их интерпретирует закон (тут включается понятие «преступная группа»), рассказал адвокат Игорь Поляков в программе «Приморский адвокат» на 8-м канале. 

На месте преступления были двое…

Казалось бы, ничего нового о преступной группе лиц сказать нельзя. Все и так понятно. Статья 35-я Уголовного кодекса РФ подробно описывает ее вариации. Но хотелось бы взглянуть на эту статью по-другому, с практической точки зрения. Например, в ситуации, когда люди с удивлением узнают, что стали соучастниками преступной группы. Невольно.

– Вечером вы с приятелем зашли в магазин, и тот повздорил с продавцом, – приводит пример Игорь Поляков. – Возмущенный приятель вышел на улицу, поднял палку и начал громить витражные окна. Вы опешили, растерялись, стоите молча, потом ваш приятель убегает, и вы несетесь вслед за ним. Вас поймали.

С балкона, как это обычно бывает, голосит старушка, которая утверждает, что вы постоянно здесь хулиганите и вас всех пора пересажать. Вы объясняете полиции, что и не думали разбивать эти стекла. Тем не менее вас привлекают к уголовной ответственности за хулиганство или умышленное повреждение чужого имущества. Ущерб налицо: разбитые дорогие витрины и испорченный товар.

Для посторонних людей вас было двое. Как итог – статья 213-я УК (хулиганство группой лиц). До 7 лет реального лишения свободы. 

Помимо того что вас с приятелем квалифицируют как группу лиц, следователи могут применить другую квалификацию – группа лиц по предварительному сговору. Это значит, что вы якобы заранее договорились разбить эти стекла. Таких уголовных дел масса – когда кто-то из подвыпившей компании начинает хулиганить, а отвечают в конечном счете все.

Другой пример. Знакомые попросили водителя машины довезти их до конкретного дома и подождать. Потом вышли с какими-то большими мешками, погрузили их в багажник и сказали: поехали. Добрались до места назначения, поблагодарили и разошлись.

Впоследствии водителя авто установили и обвинили в соучастии в краже с предоставлением машины как орудия совершения преступления. Он не знал, что было в мешках, откуда вещи, из какой квартиры. Он-то ведь ничего не брал.

Тем не менее его обвинили в соучастии по статье 158 УК – кража группой лиц по предварительному сговору. До 5 лет лишения свободы. 

Еще пример. Выпившие молодые люди спровоцировали ссору с прохожим. Началась драка. Прохожий упал. Один из компании взял камень и начал бить бедолагу по голове. Второй растерялся, но не пресек действия товарища. У жертвы оказались раздроблены кости лица, впоследствии он умер.

Кем был потерпевший? Обычным человеком, возвращающимся с работы домой. У него была жена, у него дети остались сиротами. Престарелые родители потеряли сына-кормильца. Молодых людей поймали. Разумеется, следователем задается вопрос: кто из вас убил этого человека? Ответа нет.

Тот, кто бил камнем, испугался и сказал, что этого не делал. Второй же на самом деле ничего не делал, о чем настойчиво твердил следователю. Вину не признают оба. И, как итог, отвечают оба. Статья 105 УК – умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах.

Мера наказания – от 8 до 20 лет лишения свободы. Каждому. 

Отягчающие признаки

По словам адвоката, полно аналогичных примеров, связанных не со смертью, но с увечьями, когда кто-то травмирует жертву сильно и сознательно, а кто-то рядом бьет как бы для вида.

В таком случае действия напавших можно расценивать по статье 111 УК РФ как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью группой лиц. До 12 лет лишения свободы.

Или в случае причинения среднего вреда здоровью группой лиц по статье 112. В этом случае – до 5 лет.

При этом судмедэксперты не могут разграничить ваши удары (слабые и несерьезные) с чужими, которые и стали причиной увечья. В своих заключениях специалисты пишут, как правило, что «смерть наступила в результате совокупности причиненных травм». Били все, и отвечают все. 

– На практике сложно различить виновного и невиновного, – отмечает адвокат. – Особенно если преступник отрицает вину или хочет переложить ее на вас. Говорит, что это не он, а вы стали зачинщиком.

Существует 63-я статья УК, где перечислены обстоятельства, отягчающие наказание. Группа лиц относится именно к таковым.

К слову, этим квалифицирующим отягчающим признаком наполнены многие статьи Уголовного кодекса. 

Еще один пример – экономический. Гендиректор некой компании заключает сомнительную сделку. В процессе ее совершения осуществляются переговоры, составление бухгалтерских проводок, финансовые операции.

Естественно, всем этим заведует бухгалтер, который может и не догадываться о сути сделки. Впоследствии же оказывается, что сделка была преступной, носила чисто номинальный характер. Но отвечают все. Директор – как организатор. Остальные – как исполнители.

Как правило, такие случаи квалифицируются как мошенничество. 

Молча смотреть – равно соучаствовать

Очередной показательный пример из практики адвоката. Компания молодых людей с девушкой выпивала в квартире. Двое парней под действием алкогольных паров затаскивают девушку в комнату, начинают ее насиловать. Третьему другу кричат: помоги. Он стоит у двери, смотрит, чтобы никто не зашел или чтобы жертва не выбежала.

Он не принимает участия в насилии, он женатый человек, порядочный семьянин. Растерялся, даже был против, говорил товарищам, чтобы они перестали. Тем не менее он был рядом и, по сути, оказывал содействие. Это статья 131-я, часть 2-я, УК РФ – изнасилование группой лиц. От 4 до 10 лет реального лишения свободы.

Человек не смог отказать друзьям в этой преступной поддержке, не пресек их действия. Пошел перевоспитываться в исправительную колонию.

 Другой пример. Шла компания молодых ребят. Кто-то из них решил пристать к прохожей, потребовал отдать сумочку. Остальные молчали, стояли рядом. Сумочку в итоге преступник забрал, деньги присвоил. Компанию поймали. Отвечают все. Квалификация в зависимости от обстоятельств: или грабеж, или разбой, совершенные группой лиц. Грабеж – до 7 лет лишения свободы. Разбой – до 10 лет.

Беда от стадного инстинкта

– Большая опасность кроется в стадном инстинкте, – подчеркивает Игорь Поляков. – Он может захватить вас вихрем. Это психология толпы. Человек делает то, что делают его приятели, друзья.

Потом его спрашивают: зачем тебе это было нужно? А в ответ: не знаю, все делали, и я делал. Все пинали, и я пинал. Все отбирали, и я отбирал. Кто-то начал первым, я лишь продолжил.

Особенно это актуально для среды подростков. 

Три одноклассницы поссорились между собой. После школы две девочки решили выяснить отношения с третьей. Покричали друг на друга. Вроде бы пора расходиться. Одна говорит: пока не одумаешься, отдай мне колечко, сережки и перчатки. И забирает все это. Девочки поделили «добычу» меж собой и разошлись. Через несколько дней к ним пришла полиция. Обвинение в групповом грабеже.

До 7 лет лишения свободы. Причем вторая девочка, как оказалось, ничего не делала. Она не нападала, не намеревалась отбирать вещи, они ей были не нужны. Но она стояла рядом и молчаливо потворствовала. Не запретила подруге совершить грабеж. Значит, соучастница. Обе девочки из обеспеченных семей.

Когда спрашивали их, зачем это было нужно, зачем им чужие перчатки, они не знали, что ответить. 

 Еще пример. Девушка познакомилась с парнем. И стала ездить с ним на машине, прятать какие-то пакеты, о содержимом которых не знала. Оказалось, они делали закладки – прятали наркотики. А парень занимался их распространением. Обоим предъявлено обвинение в сбыте наркотических средств. Статья 228-я УК. До 20 лет реального лишения свободы.

Вот нередкая история. Злоумышленник предложил знакомому подзаработать денег и перевезти несколько посылок по краю. Впоследствии оказалось, что содержимым свертков был наркотик. Знакомому вменена перевозка наркотических средств. 

Другого человека знакомый «по-дружески» попросил сходить вместе с ним к должнику, вернуть деньги. Но что это за долг, он не объяснил. Приходят на место, зачинщик начинает резко требовать деньги с должника, жестикулирует, ругается. Тут врываются сотрудники полиции и задерживают товарищей. 

Оказывается, деньги никто никому не одалживал. Долг был надуман. Раньше такие «долги» становились результатами криминальных разборок, стрелок.

Был такой термин – «загрузить коммерса», когда за какие-то незначительные бытовые нарушения, допущенные потерпевшим, криминалитет ставил его на счетчик, назначая астрономические проценты.

Договора займа, разумеется, никакого не было. Итогом в приведенном примере стало обвинение в групповом вымогательстве. 

Виновен в том, что ничего не сделал

Кто-то скажет: но это же несправедливо. Надо же разобраться. А как разобраться? Потерпевший говорит, что с него требовали деньги. Что требовали оба. 

Не надо переоценивать и следствие. Это не книжный детектив, где в конце рассказа все во всем разобрались. На практике все упрощается.

Зачастую от обвиняемых приходится слышать, что потерпевший врун и было все не так, как он говорит. Возможно. Только правило таково, что и следствие, и суд больше верят потерпевшим.

Возможно, он преувеличивает что-то от страха, злобы, жажды мести. Но это ваша расплата. 

 Кто-то сочувственно скажет потом невольному соучастнику: мол, тебе просто не повезло, ты оказался не в то время не в том месте. Я скажу по-другому. На самом деле такой невольный соучастник виноват. Виноват в том, что проявил беспечность при выборе сомнительных друзей.

Виноват в том, что у него не хватило ума пресечь преступление, очевидцем которого он стал, остановить своего криминально настроенного приятеля. Виноват в том, что не ушел, не уехал сразу же, а остался стоять истуканом, наблюдая за происходящим, возможно, трагическим событием.

Так все и происходит: обычный законопослушный гражданин сначала становится пассивным наблюдателем злодеяния, а затем невольно (и зачастую неизбежно) превращается в соучастника преступления. Не допустить этого в ваших силах.

Евгений СИДОРОВ, фото Алексея ВОРОНИНА

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5a2892308c8be38ba94dec0e/ne-delal-no-souchastvoval-kak-zakonoposlushnye-grajdane-mogut-okazatsia-prestupnikami-ponevole-5b0f3b2a482677af3cfafbf8

Провокация преступления

Подтолкнуть к преступлению

Перечень существенных нарушений

Провокация к совершению преступления

Понятие провокацииUrlДополнительная информация:- ст.5 N 144-ФЗ  запрет подстрекать (провоцировать) к преступлению

– из формулировки ст.5 N 144-ФЗ  следует, что провокация – это склонение, побуждение к совершению преступления.

Url

Дополнительная информация:

– п.14 Пленума N 14  недопустимость провокации по делам о наркотиках

– из формулировки п.14 Пленума N 14 следует, что сотрудники правоохранительных органов не должны производить действия – помогающие формированию у виновного умысла на преступление.

Url

Дополнительная информация:

– п.34 Пленума № 24  провокация взятки оперативниками при ОРД

– из формулировки п.34 Пленума № 24  следует, что провокация – это действия “подталкивающие” к совершению преступления (при отсутствии которых виновный это преступление бы не совершил).

Использование доказательств полученных с помощью провокации

Url

Дополнительная информация:

89 УПК  запрет использования незаконно полученных результатов ОРД

– если факт провокации удалось доказать, то доказательства, полученные таким путем признаются недопустимыми. Нормой 89 УПК запрещается использовать в доказывании незаконно полученные результаты оперативно-розыскной деятельности.

Url

Дополнительная информация:

Допрос сотрудников производивших ОРМ в судебном заседании

– способ закрепления доказательств, полученных путем провокации – это допрос оперативных сотрудников, и использование их показаний как доказательств обвинения (подробнее об этом можно прочитать здесь: Допрос сотрудников производивших ОРМ в судебном заседании).

Ожидание совершения нескольких эпизодов

Провокация иногда выражается не только в прямых “подталкиваниях” к совершению преступления, но и в наблюдении и ожидании, когда подозреваемый совершит еще несколько преступлений. То есть, сотрудники полиции терпеливо ожидают, когда подозреваемый “нагрешит” побольше.

Url

Дополнительная информация:

ст.2 N 144-ФЗ  задачи оперативно-розыскной деятельности

Согласно ст.2 N 144-ФЗ задачей оперативно-розыскной деятельности является пресечение совершения преступлений. А такое ожидание, это фактически способствование совершению новых преступлений.

Дело № 7У-6341/2020

Пример – провокационная деятельность, выразившаяся в наблюдении за совершением новых эпизодов. В данном уголовном деле была именно такая неторопливая охота за подозреваемым.

И кассационный суд счел, что результаты таких ОРМ являются сомнительными с точки зрения допустимости.

Повторная закупка

Разновидность провокации – это продолжение проверочных закупок, для создания новых эпизодов преступления. Подробнее об этом можно прочитать здесь: Повторная проверочная закупка признается нарушающей цели ст.2 N 144-ФЗ.

Отличие провокации от фальсификации

– провокация, это “подталкивание” человека, который до этого не имел умысла.

– но при этом, после удачной провокации человек уже реализует свой умысел сам (в отличие от фальсификации, где умысла у человека даже не возникло).

Url

Дополнительная информация:

– ч.4 303 УК  фальсификация результатов оперативно-розыскной деятельности

– фальсификация (ч.4 303 УК), это намеренное создание признаков преступления, умышленная фабрикация доказательств, в отношении человека у которого нет умысла на преступление.

Провокация по 228.1 УК: как доказать, как защититься

Любой потребитель может быть обвинен в сбыте

В данной статье мы рассмотрим часто встречающуюся ситуацию, связанную с обвинением в сбыте наркотиков (ст. 228.1 УК). Для простоты я буду называть наркотические и психотропные вещества просто наркотики.

Статья 228.1 УК очень популярная и, к сожалению, чаще попадают по нее совсем не крупные наркоторговцы, а люди, зачастую либо вообще непричастные к системному сбыту, либо случайно, «одноразово» оказавшееся в ситуации, формально подпадающей под состав ст. 228.1 УК.

Потребитель наркотиков, причем не обязательно страдающий наркоманией, да и любое лицо, хотя бы раз притронувшееся к любому наркотику, находиться в потенциальной опасности быть обвиненным в сбыте. Любой потребитель, взявший для личного употребления разовую дозу наркотика, берет при этом на себя такие риски, о которых и не подозревает.

Наша правовая система рассматривает сбыт наркотиков как тяжелейшее преступление, даже хуже убийства (суда по назначаемым срокам). А грань между приобретением наркотика для личного потребления и сбытом может быть очень хрупкой.

Любая передача любого количества наркотика или попытка передачи не важно кому, при любых обстоятельствах и по любым мотивам означает сбыт со всеми вытекающими.

И вот эти обстоятельства очень часто зависят от сотрудников полиции, которые их же и создают таким образом, что статья 228 УК (приобретение хранение без цели сбыта) превращается в гораздо более жесткую ст. 228.1 УК (сбыт).

Что такое провокация и как она работает

Провокация – это подстрекательство, склонение, побуждение в прямой или косвенной форме к совершению преступления (ст.5 Закона « Об оперативно-розыскной деятельности»). Это действия “подталкивающие” к совершению преступления, при отсутствии которых виновный это преступление бы не совершил (п. 34 Постановления Пленума Верховного суда от 9 июля 2013 г. N 24).

Значение факта провокации в том, что если провокацию удалось доказать, то все полученные с ее помощью доказательства являются недопустимыми и должны быть, как минимум, исключены из приговора.

На практике провокация чаще всего проявляется в том, что некое лицо, близкое по тем или иным причинам к сотрудникам полиции, начинает активно предлагать потенциальному обвиняемому приобрести у него (у обвиняемого) наркотики под разным предлогом.

Даже если обвиняемый раньше ничего такого не делал. Провокатор настойчиво просит, пишет, звонит, делает все, чтобы факт передачи наркотика состоялся.

Основным моментом здесь является то,  что без этой деятельности   провокатора сам обвиняемый никому бы ничего и не сбыл.

Провокатор это чаще всего лицо уже привлекающееся к уголовной ответственности по другому делу и которое вдруг «искренне» захотело помочь сотрудникам полиции в их борьбе с наркоторговлей. Либо это просто старый  и полезный «друг» сотрудников, который на регулярной основе привлекается для постановочных «сделок».

Именно поведение провокатора и является зацепкой позволяющей признать факт провокации.  

Провокацией сотрудников также будет являться ситуация, когда в отношении одного обвиняемого проводилась последовательно несколько «Проверочных закупок» по одному основанию.

То есть обвиняемого могли остановить уже после первой «проверочной закупки», но сотрудники «копили» обвинение и позволяли осуществляться преступлению при его фактическом попустительстве (провокации).

Пример – Постановление Президиума Верховного суда Республики Башкортостан от 18.10.2017 по делу N 44у-232/2017.

Подход ЕСПЧ и российского суда

Основной момент в практике выявления провокации состоит в том, что отечественные суды её упорно стараются не замечать. Она (провокация) фигурирует в судебной практике в основном благодаря Европейскому суду по правам человека (ЕСПЧ).

ЕСПЧ пока еще является частью правовой системы России. Его решения по конкретным делам являются обязательными в той части, что они являются «новым обстоятельство» влекущим пересмотр приговора (ч.4 413 УПК).

Собственно, именно после знакового Постановления ЕСПЧ от 15.12.2005 (“Дело “Ваньян против Российской Федерации”) в законе об оперативно-розыскной деятельности появились поправки, признающие недопустимость провокации.

ЕСПЧ в своих постановлениях постоянно констатирует, что в России проблема провокации сотрудников полиции является структурной, т.е. не единичной, случайной ситуацией, а обусловлена системным подходом правоприменителя и законодателя.

В нашей системе фактически только постановление ЕСПЧ по конкретному делу гарантировано позволяет ссылаться на провокацию. Прямой практики, когда российский суд сам, без указания ЕСПЧ, признавал провокацию не много.

В чем разница подходов ЕСПЧ и российского суда?

Источник: http://xn--80acb5ajmepe8k.xn--p1ai/1110-provokaciya.html

Характерные черты и особенности провокации преступления

Подтолкнуть к преступлению


Проблема провокации преступления является в настоящий момент одной из наиболее дискуссионных тем, как в отечественном, так и в зарубежном праве, что непосредственно обусловлено неоднозначностью интерпретации термина провокации.

Данный институт своими корнями уходит в глубокую древность, в связи, с чем вокруг понятия провокации ведутся жаркие споры, в результате чего оно последовательно развивается и обогащается. В ходе исследования были выявлены характерные черты и особенности провокации преступления.

Результат исследования позволяет сделать вывод о необходимости принятия дополнительных нормативных правовых актов, которые обеспечивают недопустимость провокации при проведении оперативно-розыскных мероприятий.

Ключевые слова: провокация преступления, признаки провокации преступления, прямого умысла, социальная опасность, материализованность, объективность, латентное действие, обстановка и способ совершения провокации преступления, цель.

На сегодняшний день понятие провокации преступления является дискуссионным вопросом. Не сложилось единого мнения относительно данного института. По мнению Радачинского Сергея Николаевича, причины, обуславливающие дискуссионность вопроса следующие:

– нерешенность вопроса о степени общественной опасности провокационной деятельности;

– отсутствие толкования термина провокация в уголовном законодательстве Российской Федерации.

Радачинским С. Н. предлагается концептуальный подход к определению провокации преступления: умышленная односторонняя деятельность виновного, направленная на моделирование такого поведения другого лица, которое имело бы все внешние признаки преступления с целью дискредитации, шантажа либо создания искусственных доказательств обвинения [6, с. 21–22].

Тихомиров М. Ю. определял провокацию преступления в качестве подстрекательства, побуждения отдельных лиц, групп к действиям, которые могут привести к тяжким последствиям [7, с. 336].

В то же время различными авторами выделяются соответствующие признаки, т. е. те качества, которые позволяют не только раскрыть смысл института провокации, но и обособить его от других смежных понятий.

По мнению А. А. Мастеркова провокация преступления имеет следующие признаки:

– цель действий провокатора — наступление вредных последствий для провоцируемого;

– объективно провокация выражается в действиях, направленных на возбуждение у лица желания участвовать в совершении преступления, сопряженных с применением физического или психического воздействия.

При этом способы такого воздействия могут быть самыми разнообразными: физическое насилие, уговоры, уверения в безнаказанности, лесть, угрозы и запугивание, подкуп, обман, возбуждение чувства мести и т.

д;

– наличие у провокатора только прямого умысла, причем этот умысел должен быть направлен не на вид и последствия совершенного вовлеченным преступления, а на сам факт его совершения;

– отсутствие у провоцируемого умысла на совершение преступления, в которое его вовлекают, до начала провокационных действий [3, с. 32–33].

По мнению Дударенко В. В., основополагающим признаком провокации преступления является социальная опасность. Она выделяет круг общественных отношений, которым провокацией причиняется вред [2, с. 32–33].

Среди них, органы, ведущие досудебное следствие. Работа следствия основывается на оперативном и квалифицированном реагировании на каждое сообщение о преступлении. Следственные органы заинтересованы в том, чтобы привлечение к уголовной ответственности осуществлялось только в отношении виновных лиц. Иначе происходит умаление авторитета и потеря доверия в силу правосудия.

Также провокация касается прав и свобод человека. Данный аспект проявляется в том, что права, принадлежащие спровоцированному лицу, которое в силу определенных обстоятельств становится потерпевшим от действий провокатора, нарушаются.

Следующий признак — материализованность. Т. е. провокация не является образом мыслей, намерением с точки зрения материального воплощения. Провокация — деяние, которое обусловлено созданием условий совершения преступления другим лицом.

Третий признак — объективность. Как правило, провокация — это латентное действие. Провоцируемый не должен догадываться о намерениях провокатора.

Провокатор своими действиями, поведением может создать обстановку, которая заставит пойти на совершение задуманного провокатором. В форме бездействия провокация невозможна.

Дело в том, что бездействующий провокатор не сможет реализовать свои планы полностью. В данном случае угрозы наступления общественно-опасных последствий нет.

К признакам провокации следует отнести обстановку и способ совершения провокации преступления.

В это связи стоит сказать, что совершение провокации требует тщательной подготовки. Необходимо обдумать обстановку совершения преступления, места, создать комфортные условия для провоцируемого лица. Выбор места, как правило, зависит от лица, которое планируется провоцировать. Провокатор всеми средствами старается расположить к себе провоцируемое лицо, с целью достижения намеченной цели.

Кроме того, совершать провокацию нужно тайно, как отмечает законодатель “без согласия провоцируемого лица”. Дело в том, что открытость деяния, когда, например, лицу становится известно о планах провокатора, по существу образует общность умысла, сговор. Данные признаки подходят под соучастие, а не провокацию.

Важным признаком является цель. Так, в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ указывается: “ Ответственность за провокацию

наступает лишь в случае, когда попытка передачи денег, ценных бумаг, иного имущества или оказания услуг имущественного характера осуществлялась в целях искусственного формирования доказательств совершения преступления или шантажа и должностное лицо либо лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, заведомо для виновного не совершало действия, свидетельствующие о его согласии принять взятку либо предмет коммерческого подкупа, или отказалось их принять” [4].

Многими исследователями подход к определению цели провокации в качестве основного признака признается правильным. Дело в том, что условия совершения лицом преступления создаются специально, с целью наступления у провоцируемого лица неблагоприятных последствий.

Дударенко В. В. определяет сущность цели провокации:

Во-первых, цель провокации “искусственное создание доказательств совершения преступления” во многом определяется отнесением преступления провокации к преступлениям против правосудия.

В связи с этим законодатель дает четкую установку недопустимости провоцирующего воздействия не только на граждан, но и на систему правосудия.

Судебная система придет в упадок, если в суд постоянно буду поступать искусственно созданные доказательства совершения преступления.

Во-вторых, цель определяет социальную сущность провокации как предательского поведения.

В-третьих, цель провокации характеризует юридическую природу провокации в качестве односторонней деятельность провокации. Благодаря цели, можно отграничить провокацию преступления от, к примеру, преступного соучастия, которое по объективным признакам очень похоже на провокацию [2, с. 35].

Мы считаем указание на цель провокатора неотъемлемой частью субъективной стороны соответствующих составов преступлений, т. к. это позволяет отграничить преступление данного вида от схожих составов, правильно квалифицировать содеянное, определить размер наказания.

Кроме того, по мнению С. Н. Радачинского, отсутствие четкого закрепления понятия провокации не позволяет в полной мере выделить его ключевые признаки. Зачастую достаточно сложно провести грань между правомерными действиями должностных лиц органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, и действиями “провоцирующими” общественно-опасное деяние [5, с. 261–262].

Это обуславливает необходимость принятия дополнительных нормативных правовых актов, которые обеспечивают недопустимость провокации при проведении оперативно-розыскных мероприятий.

Одним из громких судебных разбирательств относительно сферы провокации коррупционного преступления являлось дело ГУЭБиПК и генерала Сугробова.

Сугробов, по версии следствия, создал на основе главка «преступную организацию, устойчивую, сплоченную и структурированную», и ее целью были тяжкие преступления «против государственной власти, интересов государственной службы и правосудия».

Офицеры систематически превышали полномочия, поставили на поток фальсификацию оперативных материалов на высокопоставленных чиновников и бизнесменов, массово провоцировали их на преступления. Гособвинение пришло к выводу, что мотива наживы в действиях офицеров не было: подсылая к своим жертвам агентов-провокаторов, сотрудники МВД добивались карьерного роста и наград [1].

Таким образом, провокация обладает признаками социально опасного деяния. Во-первых, происходит посягательство на права и свободы человека и гражданина. Во-вторых, провокация нарушает нормальную деятельность различных правоохранительных органов.

На основе вышесказанного можно заключить, что провокация представляет собой создание без согласия провоцируемого лица условий совершения им преступления с целью его последующего уголовного преследования либо наступления для него неблагоприятных последствий.

Литература:

  1. Генерала МВД Сугробова приговорили к 22 годам колонии // РБК. URL: https://www.rbc.ru/society/27/04/2017/590171209a79472be622448e (дата обращения: 11.12.2019).
  2. Дударенко В. В. Юридическая природа провокации преступления в уголовном праве / Дударенко В. В. — Е. 2017. — С. 65.
  3. Мастерков А. А. Уголовно-правовые и криминологические аспекты провокационной деятельности / Мастерков А. А. — В. 2000. — С. 184.

Источник: https://moluch.ru/archive/288/65242/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

    ×
    Рекомендуем посмотреть