Посредничество во взятке приговор

Квалификация при физическом посредничестве во взяточничестве. Ответственность взяткополучателя

Посредничество во взятке приговор

Крайне емкий пример из практики ВС.  Обращает на себя внимание и очевидное разумное восполнение квалификации в части ст. 299 УК РФ, которая “потерялась” изначально. И конечно, извечный попрос о моменте окончания.

По моему разумению, выявлено было преступление в результате ОРМ. Что ведет к обсуждению квалификации посредника. Многие, наверное, читали статью П.С. Яни (Яни П.С. Физическое посредничество во взяточничестве // Законность. 2014. N 11.

С. 41 – 45.)

Однако в данном случае обсуждалась квалификация взяткополучателя.  ВС РФ занял аналогичную П.С. Яни позицию и признал, что оконченной взятки нет, несмотря на п.13 ППВС № 24 от 09.07.2013 г.  Таким образом, для  оконченной  взятки при посредничестве необходимо отследить передачу хотя бы части денежных средств между посредником и взяткополучателем.

Если для привлечения заведомо невиновного к уголовной ответственности должностное лицо фальсифицирует доказательства, то его действия подлежат квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 299 и 303 УК РФ.

К. признана виновной в том, что, являясь заместителем начальника следственного отдела, покушалась на получение через посредника взятки в виде денег в крупном размере от директора коммерческой фирмы – Д. за непривлечение его к уголовной ответственности за преступление, предусмотренное п. “б” ч. 2 ст. 171 УК РФ, и привлечение вместо него другого лица.

Во исполнение задуманного К., получив от Д. копию паспорта Я. и документы, содержащие ложные сведения о том, что именно он являлся директором коммерческой фирмы, совместно со следователем Ж. подготовили с использованием компьютерной техники тексты показаний от имени Д., Я.

и работников фирмы, внеся в них заведомо ложные сведения и приобщив их к материалам уголовного дела в качестве доказательств. Впоследствии К. составила постановление о привлечении Я. в качестве обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст.

171 УК РФ, указав заведомо ложные сведения о том, что именно он, являясь директором коммерческой фирмы, осуществлял незаконную предпринимательскую деятельность, получив при этом доход в крупном размере. К. составила протокол допроса обвиняемого Я.

без его фактического проведения, внеся в него заведомо ложные сведения о том, что он признает себя виновным в предъявленном ему обвинении, а затем приобщила указанные документы к материалам уголовного дела.

Таким образом, К. незаконно привлекла заведомо невиновное лицо – Я. к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 171 УК РФ.

Помимо этого, К. совершила незаконные действия, сопряженные с фальсификацией доказательств по уголовному делу, а именно изъяла из данного дела документы, свидетельствующие о невозможности совершения Я. незаконного предпринимательства из-за отсутствия у него каких-либо полномочий в коммерческой фирме, и составила документы, подтверждающие процессуальный статус Я.

как подозреваемого (обвиняемого).
К. составила постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Д. за отсутствием в его действиях состава преступления. Одновременно с этим она составила обвинительное заключение по обвинению Я. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст.

171 УК РФ, и направила уголовное дело прокурору для принятия решения в порядке, предусмотренном ст. 221 УПК РФ.

23 июля 2012 г. посредник передачи взятки получил первую часть взятки в сумме 300 000 рублей, а 3 октября 2012 г. при получении оставшейся части он был задержан сотрудниками правоохранительных органов.

Действия К. (с учетом внесенных изменений) квалифицированы по ч. 3 ст. 30, пп. “а”, “в” ч. 5 ст. 290, ч. 2 ст. 303 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 г. N 420-ФЗ) и ч. 1 ст. 299 УК РФ.

В надзорной жалобе осужденная К. просила исключить осуждение по ч. 2 ст. 303 УК РФ, полагая, что фальсификация доказательств по уголовному делу в отношении Я. явилась способом совершения преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 299 УК РФ.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации оставил приговор в части квалификации действий осужденной К. по ч. 2 ст. 303 и ч. 1 ст. 299 УК РФ без изменения, указав следующее.
Довод осужденной К. о том, что квалификация по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 303, ч. 1 ст.

299 УК РФ, влечет повторное осуждение за одни действия, противоречит закону и установленным судом фактическим обстоятельствам.
Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст.

299 УК РФ, выражается в действиях, направленных на привлечение заведомо невиновного в качестве обвиняемого, а именно в вынесении следователем постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого и в предъявлении ему сформулированного обвинения, а объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 2 ст.

303 УК РФ, характеризуется активными действиями, которые выражаются в подделке или фабрикации вещественных доказательств, протоколов следственных действий, собирании и представлении доказательств, не соответствующих действительности.

Действия К., осуществлявшей предварительное следствие по уголовному делу, заключались в том числе в умышленном изготовлении по предварительному сговору с Ж. протоколов допросов от имени ряда свидетелей, содержащих заведомо ложные сведения, которые затем были приобщены к материалам уголовного дела в качестве доказательств совершения Я. преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 171 УК РФ.

Указанные и другие действия, связанные с фальсификацией доказательств по уголовному делу, не охватываются составом преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 299 УК РФ, и требуют самостоятельной квалификации по ч. 2 ст. 303 УК РФ.

и направленность умысла К. в том числе при совершении этих преступлений установлены судом правильно, исходя из фактических обстоятельств совершения преступлений и анализа всей совокупности имеющихся доказательств.

Постановление ПрезидиумаВерховного СудаРоссийской Федерации

N 72П16

Источник: https://zakon.ru/blog/2017/2/9/kvalifikaciya_pri_fizicheskom_posrednichestve_vo_vzyatochnichestve_otvetstvennost_vzyatkopoluchately

Уголовная ответственность за посредничество во взяточничестве

Посредничество во взятке приговор

Федеральным законом от 4 мая 2011 г.

N 97-ФЗ “О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с совершенствованием государственного управления в области противодействия коррупции” в УК РФ была введена статья, предусматривающая уголовную ответственность за посредничество во взяточничестве (ст. 291.1 УК РФ).

Часть 1 ст. 291.

1 УК РФ устанавливает, что посредничество во взяточничестве-непосредственная передача взятки по поручению взяткодателя или взяткополучателя либо иное способствование взяткодателю и (или) взяткополучателю в достижении либо реализации соглашения между ними о получении и даче взятки в значительном размере, наказывается штрафом в размере от 20-кратной до 40-кратной суммы взятки с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет либо лишением свободы на срок до пяти лет со штрафом в размере 20-кратной суммы взятки.

Согласно ч. 2 ст. 291.

1 УК РФ посредничество во взяточничестве за совершение заведомо незаконных действий (бездействие) либо лицом с использованием своего служебного положения наказывается штрафом в размере от 30-кратной до 60-кратной суммы взятки с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет либо лишением свободы на срок от трех до семи лет со штрафом в размере 30-кратной суммы взятки.

В соответствии с ч. 3 ст. 291.

1 УК РФ посредничество во взяточничестве, совершенное либо группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, либо в крупном размере, наказывается штрафом в размере от 60-кратной до 80-кратной суммы взятки с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет либо лишением свободы на срок от семи до 12 лет со штрафом в размере 60-кратной суммы взятки.

Часть 4 ст. 291.1 УК РФ устанавливает, что посредничество во взяточничестве, совершенное в особо крупном размере, наказывается штрафом в размере от 70-кратной до 90-кратной суммы взятки с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет либо лишением свободы на срок от семи до 12 лет со штрафом в размере 70-кратной суммы взятки.

Кроме того, согласно ч. 5 ст. 291.

1 УК РФ обещание или предложение посредничества во взяточничестве наказывается штрафом в размере от 15- кратной до 70-кратной суммы взятки с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или штрафом в размере от 25 тыс. до 500 млн. руб. с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет либо лишением свободы на срок до семи лет со штрафом в размере от 10-кратной до 60-кратной суммы взятки.

В соответствии с примечанием к ст. 291.1 УК РФ лицо, являющееся посредником во взяточничестве, освобождается от уголовной ответственности, если оно после совершения преступления активно способствовало раскрытию и (или) пресечению преступления и добровольно сообщило органу, имеющему право возбудить уголовное дело, о посредничестве во взяточничестве.

Как следует из ч. 1 ст. 291.1 УК РФ, объективную сторону посредничества во взяточничестве образуют три группы действий:

– способствование взяткодателю и (или) взяткополучателю в достижении между ними соглашения о получении и даче взятки;

– непосредственная передача предмета взятки;

– иное способствование взяткодателю и (или) взяткополучателю в реализации достигнутого ранее соглашения о получении и даче взятки.

Предмет взятки может быть передан не только самому взяткополучателю, но и его родным и близким.

Если указанные лица осознавали, что переданное им имущество, оказанные услуги, предоставленные имущественные права являются взяткой, то они, принимая ее, тем самым способствуют реализации достигнутого соглашения между взяткодателем и взяткополучателем. Соответственно, их действия являются посредничеством во взяточничестве.

Важно отметить, что посредник так же, как и взяткополучатель, может обладать признаками должностного лица. При этом возможна ситуация, когда должностное лицо получает предмет взятки, часть которой в последующем передает другому должностному лицу.

Обещание и предложение посредничества должны быть достаточно конкретны, прямо или опосредованно обращены к конкретному лицу. В противном случае их нельзя будет разграничить с высказанным в присутствии других лиц намерением, которое по российскому уголовному праву ненаказуемо.

Хочется обратить внимание жителей Липецкой области, что выявление преступлений коррупционной направленности представляет определенную сложность, поскольку большинство из них относится к так называемым двусторонним, т.е.

таким, где нет потерпевшего – стороны, заинтересованной в выявлении такого преступления и наказании виновных, что обусловливает высокую латентность таких преступлений, поэтому сообщения о факте беззакония в любом виде в правоохранительные органы только помогут противодействию коррупции.

УМВД России по г. Липецку

Источник: https://48.xn--b1aew.xn--p1ai/document/2575981

Как переквалифицировать получение взятки в посредничество

Посредничество во взятке приговор

Под получением взятки следует понимать получение должностным лицом лично или через посредника взятки в виде денег, ценных бумаг, иного имущества либо в виде незаконных оказания ему услуг имущественного характера, предоставления иных имущественных прав (в том числе когда взятка по указанию должностного лица передается иному физическому или юридическому лицу) за совершение действий (бездействие) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, если указанные действия (бездействие) входят в служебные полномочия должностного лица либо если оно в силу должностного положения может способствовать указанным действиям (бездействию), а равно за общее покровительство или попустительство по службе. (ст. 290 УК РФ)

Преступление считается оконченным с момента фактического принятия взятки или хотя бы ее части должностным лицом вне зависимости от того, были ли последним выполнены действия обусловленные взяткой.

Под посредничеством во взяточничестве, как уголовного преступления, следует понимать непосредственную передачу взятки по поручению взяткодателя или взяткополучателя либо иное способствование взяткодателю и (или) взяткополучателю в достижении либо реализации соглашения между ними о получении и даче взятки в значительном размере.

Казалось бы все понятно. Однако продолжают возникать сложности у следствия и у судов в правильной квалификации действий обвиняемых. Особенно когда это касается совершения преступления группой лиц (организованной группой) или когда посредником во взяточничестве выступает должностное лицо, из того же подразделения в котором работает взяткополучатель.

С одним из таких дел я недавно столкнулся.

По материалам дела, мой подзащитный обвинялся в том, что являясь должностным лицом – ст.инспектором группы по исполнению административного законодательства **, действуя совместно с соучастником С.Д.И., 19.07.2016 г. в г. Москве получил от Ш.И.М.

взятку в сумме 30 000 руб. за непривлечение последнего к административной ответственности по ч.2 ст. 12.27 КОАП РФ. При этом его действия были квалифицированы по ч. 5 ст.

290 УК РФ (особо тяжкое преступления), где предусмотрено минимальное наказание от 7 лет лишения свободы и выше.

Доказательств по делу было более чем достаточно в причастности моего подзащитного к этой истории. Знаю статистику по назначению наказания тех кто признает вину полностью и не признает, либо признает вину частично, защитой было принято решение в признании вины полностью как на следствии, так и в суде.

26 февраля 2019 года, приговором Бутырского районного суда г.Москвы Б. был осужден по п. А ч. 5 ст. 290 УК РФ с применением ст.

64 УК РФ к 3 годам лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с лишением права занимать должности на государственной службе в системе правоохранительных органов РФ, связанные с осуществлением функций представителя власти сроком на 2 года.

Мной была подана апелляционная жалоба, суть которой сводилась к тому, что неправильно были квалифицированы действия осужденного как получение взятки и его действия необходимо квалифицировать как посредничество во взяточничестве (ст. 291.1 УК РФ)

21 мая 2019 года Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда, согласилась с доводами моей жалобы указав, что

Суд, правильно оценив исследованные доказательства, не учел ряд имеющих существенных значение обстоятельств и неверно квалифицировал действия Б. по п. А ч. 5 ст. 290 УК РФ.

Так, из материалов дела следует, что взяткодатель Ш. за непривлечение его к административной ответственности по ч.2 ст. 12.27 КОАП РФ передал взятку 40 000 руб. через посредника Х. сначала И., затем И. передал 30 000 руб. Б., из которых 5 000 руб. Б. присвоил себе, а 25 000 руб. передал сослуживцу С., в результате чего дело в отношении Ш. было прекращено.

Суд, квалифицировав действия Б. в составе предварительной группы со С. по п. А ч. 5 ст. 290 УК РФ, не учел, что несмотря на то, что Б. договорился с С. о передаче последнему денежных средств, Б.

каких-либо действий по службе в пользу взяткодателя не совершал, работал в другом отделе подразделения ГИБДД и в его полномочия не входило решение вопроса по административному делу в отношении взяткодателя Ш.

, решение в пользу взяткодателя он не принимал и в силу своего служебного положения не мог повлиять на принятие по нему решения, его роль заключалась только в передаче денежных средств от посредника И. сослуживцу С., в чьем производстве находилось указанное административное дело, т.е. в посредничестве во взяточничестве.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия переквалифицировала действия Б. с п. А ч. 5 ст. 290 УК РФ на ч. 2 ст. 291-1 УК РФ как посредничество во взяточничестве, с применением ст. 64 УК РФ и назначило наказание ниже низшего предела, в виде лишения свободы сроком на 2 года, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Таким образом суд апелляционной инстанции согласился с доводами защиты о неправильной квалификации и существенно смягчил наказание подзащитному.

(Уникальный идентификатор дела: 77RS0003-01-2018-010268-29)

Адвокат Мелков Алексей Валерьевич

Источник: https://pravorub.ru/cases/95841.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

    ×
    Рекомендуем посмотреть