Позиция по уголовному делу юрист

Содержание

Речь адвоката по уголовному делу: образец, помощь адвоката

Позиция по уголовному делу юрист

В Орджоникидзевский районный суд

г. Екатеринбурга

г. Екатеринбург, ул. Машиностроителей, д. 19 А

От Адвоката
Кацайлиди Андрея Валерьевича
в защиту У.

по уголовному делу в обвинении доверителя в изнасиловании

   В производстве Орджоникидзевского районного суда города Екатеринбурга Свердловской области находится уголовное по обвинению У. по статьям: п. «б» ч.4, ст. 132, п. «б» ч.4, ст. 131, п. «а» ч.3, ст. 131, п. «а» ч.3, ст. 131, п. «а» ч.3, ст. 131, п. «а» ч.3, ст. 131, п. «а» ч.3, ст. 131, п. «а» ч.3, ст. 131, п. «а» ч.3, ст. 131, ч. 1 ст. 151, п. «г» ч.2 ст. 117 УК РФ в отношении С.

   Мой доверитель вину в инкриминируемых преступлениях не признает полностью, поскольку обвинение строится лишь на предположениях, следствие проведено не в полном объеме, за основу взята лишь позиция потерпевшего, которая не подтверждается допустимыми и достаточными доказательствами.

При ознакомлении с материалами уголовного дела мною установлено, что в нарушение ст. ст.

73, 171 УПК РФ обвинение, предъявленное моему подзащитному, является неконкретизированным, а изложенные в нем обстоятельства не подтверждены собранными доказательствами, описание событий основано на предположениях, не проведена работа по исключению иных версий событий, а также по выяснению истины по делу.

ВНИМАНИЕ: наш адвокат по составу преступления изнасилование составит речь и будет представлять ваши интересы в деле: профессионально, на выгодных условиях и в срок. Звоните уже сегодня!

   В ходе расследования не принято мер к сбору достаточных доказательств, свидетельствующих об исключении иной версии событий, иного состава лиц совершивших преступление, если таковое вообще имело место быть. В связи с отсутствием соответствующих доказательств нельзя считать доказанной вину моего подзащитного.

    Необходимо, на мой взгляд, остановиться на каждом отдельном моменте дела и характеристике личности моего подзащитного:

Поведение потерпевшей:

   Аморальный облик и отрицательная характеристика потерпевшей должна поставить под сомнение ее показание и наличие самого события преступления, которое вполне могло быть вымыслом, а не реальностью.

Тем более в подтверждение того, что потерпевшая могла сыграть определенную роль, преследует собственные мотивы и цели может выступить то обстоятельство, что она ходила в театральный кружок, который дал ей навыки актерской игры (см.

заключение комиссии экспертов где приводятся обстоятельства заложенные в позицию защиты).

   Из указанного заключения следует, что: «как следует из показаний У., матери, С. с 2011 года интерес к учебе у нее пропал, она стала замкнутой, постоянно конфликтовала с матерью, хотя до этого была человеком спокойным…».

   Кроме того, необходимо обратить внимание, что в материалах дела имеются факты, представленные со стороны Территориальной комиссии Орджоникидзевского района г.

Екатеринбурга, где указано, что по представлению по факту уклонения от учебы потерпевшей вынесено Постановление решение: несовершеннолетней вынесено предупреждение.

Что говорит о доказанности отрицательной характеристике потерпевшей.

   Считаю, необходимо учитывать содержание переписки моего подзащитного с супругой и записи, содержащие в частности доводы в поддержку оговора в совершении преступления моего подзащитного со стороны потерпевшей.

Письмо содержит записи супруги подзащитного указывающие, что потерпевшая «пытается избавиться от нас всех, свобода любым путем», по мнению защиты потерпевшая оговорила подсудимого с целью выйти из под контроля с его стороны как родителя, свобода в действиях стала возможна после заключения его под стражу.

   Письмо указывает, на ложь потерпевшей органам прокуратуры, так мать потерпевшей пишет моему подзащитному, что: «фото… компьютеру сделала она сама, а в прокуратуре сказала, что ты просил, ладно еще была тема с ней про Вована…».

Из записей следует, что характеристика потерпевшей требует внимательного анализа как со стороны психолога так и суда, несовершеннолетняя имеет множество друзей, из которых есть условно осужденные лица, мама указывает, что бывали случае, когда потерпевшая «ушла в школу и пропала на три дня.

В тот день к вечеру мы узнали, что она с Темой, но тогда не знали где он живет, Ирина сказала где-то у магазина «Монетка», и сказали просто спросите Тему наркомана… когда нашли дочь, она была в квартире, там сидели уголовники, которые уже не раз срок отбывали.

Муж забрал мою дочь Вику оттуда в непонятном состоянии…она рассказала, что уже не девушка…».
… «моя дочь почувствовала свободу, начала потихоньку командовать дома… она за шкирку притащила Сашу домой окричала, стукала по голове, я на нее закричала, она в ответ…»…

   Также важно содержание протокола судебного заседания, содержащий показания представителя потерпевшей, которая указала, что «те показания, которые давала дочь, — они лживы…»

   Исследование указанных вещественных доказательств позволяет установить, оговор со стороны потерпевшей в отношении моего подзащитного, ставит под сомнение ее показания и дает основания брать за основу позицию защиты, а не обвинения. Кроме того, под сомнение вера в позицию потерпевшей подпадает и по причине противоречивых показаний.

Показания потерпевшей не последовательны и не согласуются между собой, а ходатайство о повторном вызове потерпевшей для устранения данных противоречий было отклонено.

Так в заявлении о возбуждении уголовного дела она указывает, что матери рассказала о событиях преступления ноябрь-декабрь, а после в ходе очной ставки уже дает показания, что мать обо всем узнала от нее лишь в январе-феврале. Что касается найденных на электронных носителях фотографий с изображением потерпевшей, то и по ним показания менялись.

Изначально, еще при даче объяснений потерпевшая указывала, что данные фото размещены на ноутбуке, а в последующем показания были изменены, акцент стал делаться на компьютере, и про ноутбук никто не стал говорить (ни потерпевшая, ни ее мать).

ПОЛЕЗНО

Источник: https://katsaylidi.ru/blog/zashhititelnaya-rech-advokata-po-ugolovnomu-delu/

Тактика работы адвоката по уголовному делу

Позиция по уголовному делу юрист

Вступая в уголовный процесс на любой стадии, будь то первый допрос доверителя в качестве свидетеля или же окончание предварительного следствия или суд, у адвоката есть совсем немного времени для того, чтобы определиться с тактикой ведения защиты по уголовному делу.

Если вы еще не нашли себе адвоката по уголовным делам, но он вам явно нужен – самое время позвонить по телефонам горячей линии!

Что делает адвокат по уголовным делам?

От правильно выбранной цели правовой помощи своему подзащитному зависит результат защиты адвоката по уголовному делу. Что делает адвокат по уголовным делам в первую очередь, будучи привлеченным к участию в процессе?

Основная задача защитника: донести до следователя или суда доводы о невиновности своего доверителя или же о наличии особых обстоятельств, которые позволят смягчить ответственность.

В своей работе адвокат руководствуется лишь законом и ни в коем случае не использует различные «черные методы» защиты: взятки, подкуп свидетелей, подложные документы, угрозы или давление и т.д. Подобные действия уголовно-наказуемы и лишь усугубят положение подзащитного.

В арсенале опытного профессионала лишь приемы и способы защиты, предусмотренные законом:

  • участие во всех следственных действиях с участием подзащитного;
  • ознакомление с материалами дела;
  • обжалование действий следствия, приговора суда;
  • проведение адвокатского расследования, сбор и представление доказательств;
  • опрос лиц или же запроса иной информации, в том числе у частных лиц, организаций, госорганов;
  • заявление ходатайств;
  • иные права, предусмотренные УПК и законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре».

Тактика работы адвоката при оправдании

Если подзащитный уверен в своей невиновности или непричастности к совершению преступления, защитник примет соответствующие меры к проработке заданной ему задачи.

В этом случае в ход пойдут все возможные средства, начиная от законных способов затягивания процесса для получения дополнительного времени на сбор доказательств,  заканчивая полноценным использованием всех процессуальных прав, полагающихся лицу, привлекаемому к уголовной ответственности.

Оправдать лицо, привлекаемое к уголовной ответственности, можно, установив одно из следующих обстоятельств:

  1. Непричастность подзащитного к совершению преступного деяния. Самое преступление в данном случае действительно имеет место, однако совершено оно не подзащитным, а другим лицом, что устанавливается в ходе следствия или суда путем подтверждения алиби обвиняемого или же выявления доказательств, явно свидетельствующих о совершении преступления иным лицом.
  2. Отсутствие состава вменяемого преступления в его действиях. При наличии признаком преступления, следственные органы возбуждают уголовное дело. Если будет установлено, что совершенное деяние не преступление, а, например, является административным правонарушением или гражданско-правовым спором, уголовное дело должно быть прекращено. В случае, если дело все же дошло до суда, то суд, получив неопровержимые доказательства, вынесет оправдательный приговор с возращением дела на доследование.
  3. Отсутствие произошедшего события преступления. Если дело возбуждено по явным признакам преступления, однако в дальнейшем будет установлено, что события преступления не было – дело также подлежит прекращению. Например, гражданин обвиняется в убийстве в связи с исчезновением человека, с которым у него имелись явные неприязненные отношения, но спустя какое-то время исчезнувший человек объявляется, и дело должно быть прекращено, так как события преступления – убийства, не было.

ВАЖНО: Часто все ждут от адвоката по уголовным делам именно оправдательного приговора. Но они, как известно, редкость – все сомнительные с точки зрения доказательств дела прекращаются на стадии следствия или же в суде – при отказе прокурора от обвинения. Пик мастерства – защитить клиента на стадии возбуждения уголовного дела.

В зачет по «оправдательным» такие дела не идут, но по сути таковыми являются. И прекращение дела ввиду отказа от обвинения – это безусловная победа тактики адвоката по уголовным делам!

Хотите узнать — есть ли у вас шансы? Тогда спросите об этом адвоката!

Тактика работы адвоката при виновности подзащитного

Если доверитель не отрицает свою вину, то «развалить» уголовное дело практически невозможно, за исключением грубейших нарушений закона во время следствия. В случае виновности подзащитного, адвокат строит свою работу в одном из следующих направлений:

  1. Прекращение уголовного дела по основаниям, не считающимся реабилитирующими. Амнистия, примирение с потерпевшим, деятельное раскаяние – уголовное дело по этим основаниям может быть прекращено в отношении преступлений небольшой или средней тяжести, если привлекаемое лицо совершило их впервые. Конечно, факт привлечения к ответственности в биографии останется, но судимости удастся избежать. Адвокат приминает меры к переговорам с потерпевшим, предлагая решить вопрос миром и окончить уголовное дело.
  2. Переквалификация деяния на менее тяжкий состав. Если следствием допущена ошибка или же в ходе судебного разбирательства выявлены новые обстоятельства, свидетельствующие о неверной квалификации, суд вправе переквалифицировать деяние на менее тяжкое. Например, при совершении кражи с причинением значительного ущерба гражданину (п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ) может быть установлено, что ущерб для потерпевшего не является значительным и преступление будет переквалифицировано в ст. 158 ч. 1 УК РФ – простую кражу.
  3. Учет всех смягчающих обстоятельств. Перечень смягчающих обстоятельств установлен в УК РФ, однако он не является исчерпывающим и в задачу адвоката входит акцентирование внимания суда на тех фактах, которые могут смягчить ответственность подзащитного.

Будьте честны с адвокатом

Практически любая деятельность адвоката в любом из перечисленных направлений осложняется одним серьезным негативным фактором: ложью доверителя. Многие клиенты адвоката до последнего скрывают от защитника все значимые для дела моменты, касающиеся обоснованности обвинения.

Не брал, не крал, не убивал – если доверитель будет это твердить, как заведенный, скрывая истину от адвоката, то успеха в уголовном деле ни в какой форме достигнуть не удастся. Недоверие к своему защитнику – это фатальная ошибка. Сокрытие важных фактов ради мнимого уменьшения стоимости услуг адвоката – это почти приговор.

Важно помнить, что от знания ВСЕХ обстоятельств дела, зависит правильность выбранной тактики адвокатом.  Никогда не стоит ничего скрывать от адвоката, он по закону и по нормам профессиональной этики обязан хранить втайне все услышанное от доверителя и если вы расскажете ему то, что тщательно скрываете от следствия – это скажется на вашей защите лишь положительным образом!

Пример неверно выбранной тактики… по вине подзащитного

Для размышления: если подзащитный настаивает на непричастности к убийству, адвокат будет действовать в соответствии с его позицией. НО! Доверителю следовало сознаться своему адвокату в содеянном, попутно рассказав, что потерпевший длительное время провоцировал его оскорблениями и угрозами, доведя до состояния аффекта.

Итог: при своевременном извещении доверителем адвоката об истинных обстоятельствах у последнего был бы шанс добиться переквалификации деяния, но никак не пытаться оправдать заведомо виновного подзащитного.

Способы защиты, которые будут использованы адвокатом при выполнении данному ему поручения, напрямую связаны от тех обстоятельств, которые будут оглашены доверителем. Будьте откровенны с адвокатом – это поможет ему выбрать максимально эффективную тактику вашей защиты. Ведь это главное – правильно проработанная тактика адвоката по уголовным делам.

Если вам нужна помощь по уголовным делам – задайте свой вопрос адвокатам прямо сейчас в форме ниже.

Источник: https://pravosuda.info/taktika-raboty-advokata-po-ugolovnomu-delu/

К вопросу обязанности адвоката следовать позиции подзащитного при защите по уголовному делу

Позиция по уголовному делу юрист
Совпадение позиции профессионального защитника (адвоката) и подзащитного является древнейшей традицией юриспруденции, и современным законодательством унаследована как элемент добропорядочной защиты. Данная обязанность урегулирована на законодательном уровне (ст. 6 ч.4 п.3, 4 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре»).

Вместе с тем законодательство, регулирующее специальный процессуальный статус адвоката (защитник, представитель) не содержит упоминания об обязанности адвоката следовать позиции подзащитного, представляемого. Многие теоретики процесса видят родственную природу института представительства гражданского права ( ст.

185, 186 Гражданского Кодекса РФ) и процессуальных полномочий представителя, механически перенося данный институт в сферу уголовного процесса. Данная позиция представляется неверной в силу следующих обстоятельств. 1.

Защита по уголовному делу не реализует «частного интереса», это деятельность непосредственно основанная и вытекающая из квинтэссенции публичного права – Конституции РФ, которая гарантирует каждому возможность пользоваться квалифицированной юридической помощью.

В этом отношении неоднократные заявления, о том, что деятельность адвоката это конституционная деятельность, представляются по сути верными и обоснованными.

Таким образом, институт представительства, рожденный в сфере полярной публичному праву, в сфере частно- правовых отношений (фидуция в Римском частном праве), лишь формально похож на институт тождества позиций в сфере защиты по уголовному делу, но ничего общего по содержанию првоотношений с ним не имеет. 1.1.

В пользу данной позиции свидетельствует и тот факт, что представительство в рамках гражданско- правовых отношений основывается на том, что представляемый обладает правами, изначально включенными в его правоспособность, и которые он реализует при помощи представителя, при условии возникновения соответствующих юридических фактов (наступление совершеннолетия, открытие наследства, деликт и прочее). В рамках уголовно- правовых отношений круг прав и обязанностей подзащитного никак не связан с его правоспособностью, а составляет сумму гарантий, реализация которых возложена на каждого участника уголовного процесса, вне зависимости от его принадлежности к функциям обвинения, защиты, разрешения уголовного дела. Дееспособность же вообще является критерием уголовной ответственности.Таким образом, и схема ограниченной манципации, когда права по действиям представителя, возникают у представляемого так же не работает в рамках уголовной защиты. Причинно — следственная связь здесь глубже и не носит автоматизированного характера.

2. Сторонники аналогии весьма часто употребляют пример конструкции действий в чужом интересе гражданского права, а так же механизм аналогии отступления доверенного лица от указаний доверителя, разработанного в конструкции договора поручения (существует еще и отдельный спор о природе соглашения об адвокатской помощи по уголовному делу — договор возмездного оказания услуг, договор поручения, смешанный договор и т.д.). Но и здесь аналогия формальна, содержательный анализ участников правоотношений показывает, что сходство является поверхностным.Институт тождества исходит из презумпции высокого профессионализма адвоката и исполнения им своего долга в соответствии с требованиями Кодекса профессиональной этики адвоката.

Более того, такая позиция предполагает высокие моральные качества адвоката, наличие которых позволяет обеспечивать безусловное соблюдение требований профессии. Скажем так, в этом механизме усматривается несколько порочных посылок.Клиент адвоката по уголовному делу, если он сам не является адвокатом, специализирующимся в области уголовной защиты, абсолютно не сведущ в вопросах тактики и стратегии защиты. Здесь уместна аналогия врача и пациента. По сути, возможно две ситуации, либо врач руководит лечением, либо больной, и в том и в другом случае наличие эффективного лечения не гарантированно. При этом у врача всегда виноват пациент (поздно обратился, не вел здоровый образ жизни, не соблюдает рекомендации), у пациента – всегда виноват врач (невнимателен, недообследовал, не учел обстоятельств, просто не сведущ). Современная медицина эффективна в 30%. Современная юриспруденция в области уголовной защиты в РФ на 1.5%.

Поэтому весьма часто адвокат в РФ с радостью занимает позицию врача, ведомого «сведущим» пациентом (тем более, что ст. 6 ч.

4 ФЗ «Об адвокатуре и адвокатской деятельности в РФ» презюмирует способность клиента осознать и руководить ходом защиты — адвокат не праве занимать позицию вопреки воле доверителя). Плачевность результатов такой деятельности и отражена в рамках статистики оправдательных приговоров в РФ.

Моральным оправданием в данном случае служит то, что не существует четкого алгоритма причинно – следственной связи между действиями по защите клиента и решением по делу.

Этому противостоит запрет на гарантию результата при ведении защиты. Сама защита как таковая полностью отдана на откуп моральности адвоката, его способности осознавать понятие добросовестности и разумности. Кодекс профессиональной этики лишь однажды возлагает на адвоката обязанность совершения конкретного процессуального действия при конкретике условий — ст. 13 ч. 4 Кодекса профессиональной этики адвоката РФ. При этом, на наш взгляд, разработка примерного обязательного алгоритма защиты, помимо существующего сегодня алгоритма «мебельной защиты» (адвокат в качестве предмета мебели при производстве следственных и иных процессуальных действий) явилось бы существенным сдвигом в данной ситуации. Это позволило бы установить некоторое тождество интересов клиента и адвоката, а понятие позиции клиента было бы формализованно юридически, а не социально.

Поскольку сегодня понятие «позиция клиента по делу» сводится как это ни странно к дизъюнкции «виновен — невиновен». Это практически не применимо в тактике защиты в уголовном процессе.

Само по себе доказывание состоит в последовательном установлении определенных обстоятельств, определенным способом, при соблюдении ряда обязательных условий.

Успешность материальных оснований (вопросы факта) всецело зависит от четкости реализации процессуальной формы, от умения адвоката «давить» с помощью процесса на субъектов обвинения, разрешения дела. И здесь говорить о совпадении позиции клиента и защитника недопустимо.

Большинство подзащитных просто не разбираются в тонкостях уголовного процесса даже в теории, не говоря уже о практике, а тем более об изощренной практике, соответственно, позиции здесь у них быть не может.

Но даже, если она есть, допустим, подзащитный опытнее и сильнее своих защитников, тогда защитники превращаются в рядовых технических исполнителей, поскольку их позиция есть форма служения интересам клиента. Таким образом, закон не случайно не упоминает понятие процессуальной позиции, оставляя за адвокатом самостоятельность позиции по делу, называя его, соответственно, участником процесса. Все остальное интересы взаимоотношений клиента и доверителя, корпоративные интересы правосудия и прочее.Фактически сегодня, обязанность адвоката следовать позиции подзащитного означает только одно – придерживаться только позиции «виновен- невиновен». А это означает, что законодатель отдает вопросы квалификации не адвокату, а его клиенту, настаивая на том, что сам клиент грамотен настолько, что в состоянии оценить есть ли в его действиях состав преступления или нет. Именно такая позиция складывается, например, когда подзащитный признает вину и отказывается от дачи показаний. Вопрос факта остается за пределами оценки. Правда, Закон и КПЭА упоминают о том, что адвокат в случае, если он убежден (хорошее слово!) в самооговоре своего подзащитного вправе занять курс на реабилитацию. Но здесь не учитывается то обстоятельство, что весьма часто органы предварительного расследования возбуждают уголовные дела там, где и в помине не было состава преступления, или квалифицируют действия обвиняемого таким образом, что при анализе материалов дела только диву даешься.

Сами же подзащитные в данном случае, видя всю серьезность ситуации (а порой серьезность ситуации видится через решетчатые окна следственного изолятора) верят в криминальность своих деяний, искренне раскаиваются и подписывают протоколы полные признательных заявлений и тому подобное. Данную ситуацию самооговором назвать нельзя, это т.н.

случаи «добросовестного заблуждения».

Каковы должны быть действия защитника, в случае, если все консультации клиента не смогли его переубедить? Заявлять ходатайство о прекращении уголовного преследования, когда подзащитный полностью признал свою вину? Убеждать следователя, что он допустил юридическую ошибку? Проблема в том, что если следователь имеет лучший психологический контакт с подзащитным, чем адвокат, это может закончиться проблемами для самого адвоката. Очень часто в таких ситуациях следствие говорит о том, что теперь (после соответствующих ходатайств) нет возможности постановления приговора с учетом ст. 73 УК РФ, меру пресечения не изменить и так далее, и тому подобное.

С учетом того, что вопрос состава преступления (одним из элементов, которого является субъективная сторона) решается в конечном счете в комплексе только судом, адвокату будет весьма проблематично доказать, что он был прав при вступившем в силу приговоре суда, который разделит позицию, выраженную самим его подзащитным, а адвокат будет настаивать при этом на оправдании по убежденности в самооговоре. Таким образом, закон полностью лишает адвоката возможности действовать в интересах клиента, в случае, если клиент против таких действий возражает. Это примерно тоже самое как, если бы врач, увидев необходимость срочного медицинского вмешательства не стал бы этого делать, учитывая возражения пациента, или, если бы сотрудники МЧС не спасали бы самоубийц только потому что те не желают, чтобы их спасали. В общем, на наш взгляд, это мало понятная ситуация, требующая своего правового регулирования или в рамках федерального законодательства, или в рамках нормативных актов, имеющих силу закона. В противном случае, халдейство адвокатов перед следствием и судом будет только усиливаться, подпитываемое как разрозненностью и разобщенностью последних, так и отсутствием четкого формально- юридического инструментария (алгоритма защиты в том числе) общения с клиентом, оказания последнему квалифицированной юридической помощи. При этом начинать необходимо именно с нашего высшего образования, у нас в университетах готовят кого угодно, но только не адвокатов (радостное исключение АПУ ИГП РАН и РАА при РГА). Понимать же под квалифицированной юридической помощью помощь адвоката из числа б/с прокуратуры, МВД и прочее – слишком иезуитский подход.

Настоящей заметкой мы призываем руководителей Адвокатских палат РФ к конструктивной и содержательной дискуссии на данную тему, которая, смеем надеяться, приведет к общему положительному результату.

Источник: https://pravorub.ru/articles/1543.html

Адвокат Якушев Виталий Викторович +375 (29) 667-35-78 +375 (17) 327-79-75Минск

Позиция по уголовному делу юрист

Правовая позиция по уголовному делу – это отношение к предъявленному обвинению или возникшему подозрению в совершении преступления. Выбор правовой позиции обвиняемым – это ключевой момент по уголовному делу, т.к.

от позиции зависит, будет ли обвиняемый давать показания, если да, то какие, как будет строиться защита по делу. Если позицию избрать неверную, то все последующие действия, даже будучи выполненными безупречно, не приведут к желаемому результату.

Поэтому к выбору позиции следует подходить серьёзно, выбирать ее обдуманно, предварительно взвесив все «за» и «против».

По моему мнению, выбрать правовую позицию по уголовному делу должен сам обвиняемый. Задача адвоката при этом – рассказать о возможных вариантах позиции и их последствиях, высказать свое профессиональное мнение об оптимальном варианте.

Позиция может быть признательная, непризнательная и молчания. Далее я рассмотрю каждый из этих вариантов с указанием преимуществ и недостатков.

Признательная позиция означает согласие с предъявленным обвинением или выдвинутым подозрением. Признание может быть полными или частичным.

Признательная позиция целесообразна в том случае, когда человек действительно совершил инкриминируемые ему деяния, в них имеется состав преступления и в уголовном деле имеются доказательства вины.

Признание вины является смягчающим ответственность обстоятельством и позволяет в ряде случаев обратиться с соответствующим ходатайством о прекращении уголовного преследования по нереабилитирующим основаниям либо добиться назначения судом более мягкого наказания как по виду, так и по сроку, размеру.

Недостаток слишком раннего признания в том, что человека могут привлечь к уголовной ответственности и осудить при отсутствии других достаточных доказательств виновности на основании его собственного признания. Иными словами при отсутствии признания уголовное дело могло закончиться еге прекращением или вынесением оправдательного приговора.

Непризнательная позиция означает несогласие с обвинением или подозрением. Эта позиция эффективна в тех случаях, когда человек не совершал общественно опасного деяния, которое ему вменяется в вину, либо в этом деянии нет состава преступления, либо орган уголовного преследования не располагает доказательствами виновности.

В случае подтверждения позиции уголовное преследование прекращается или выносится оправдательный приговор. Если позиция не подтверждается, то это влечет осуждение по приговору суда и назначение более строгого наказания, т.к.

отсутствуют важные смягчающие обстоятельства – чистосердечное раскаяние и добровольное возмещение ущерба, причинённого преступлением.

Позиция молчания заключается в отказе давать показания против самого себя и отказе сообщать свое отношение к обвинению или подозрению.

Молчание целесообразно до тех пор, пока не представляется возможным оценить наличие в деянии состава преступления или наличие у следствия достаточных доказательств. Молчание позволяет в дальнейшем выбрать как признательную, так и непризнательную позицию без изменения своих показаний.

Это достаточно важно, т.к. к любому изменению показаний обвиняемым следствие и суд относятся негативно, расценивая это как способ защиты, оценивая показания обвиняемого как непоследовательные и противоречивые и, следовательно, как недостоверные.

Другими словами, если человек сначала признал себя виновным, а затем отказался от признания, то велика вероятность того, что его признание будет оценено как правда, а непризнание – как ложь.

Недостатком молчания является возникновение у следствия и суда некоторого сомнения в том, что человек действительно невиновен, и несколько более поздняя защита от обвинения по существу. Хотя нужно понимать, что защита молчанием – это уже и есть защита от обвинения по существу в случае, когда другие доказательства отсутствуют.

Таким образом, выбор позиции зависит от трех факторов: совершал ли человек инкриминируемые ему деяния, есть ли в них состав преступления, если ли доказательства вины. Ниже проанализирую каждый из этих факторов.

Если человек не совершал общественно опасного деяния, т.е. в действительности не делал того, что ему вменяется, то выбор очевиден – непризнание вины. Этот выбор подозреваемый или обвиняемый способен сделать самостоятельно, т.к. ему самому лучше других известно, что он делал, а что – нет.

Сложнее обстоит дело, когда нужно оценить наличие состава преступления и доказательств виновности. Без профессиональной юридической помощи сделать это весьма затруднительно.

Состав преступления – это совокупность объективных и субъективных признаков деяния, характеризующих его как преступное. Т.е., если состав преступления есть, то деяние признается преступным и влечет за собой уголовную ответственность, если состава нет, – то нет преступления и нет наказания.

Состав преступления состоит из 4-х элементов:

  • объект – общественные отношения, которым причиняется вред;
  • субъект – лицо, совершившее деяние;
  • объективная сторона – само общественно опасное деяние и его последствия;
  • субъективная сторона – психическое отношение лица, совершившего деяние, к совершенному деянию и его последствиям.

Поскольку состав преступления – это чисто юридическая категория, то и за ответом на вопрос, имеется ли в деянии состав преступления, необходимо обращаться к профессиональному юристу – адвокату.

Задача обвиняемого при этом полно и правдиво рассказать о том, что он совершил, а задача адвоката – оценить, имеется ли в деянии состав преступления, и если да, то по какой статье, части, пункту статьи Уголовного кодекса должны быть квалифицированы действия обвиняемого.

С оценкой доказательств еще сложнее. Во-первых, необходимо учитывать, что существует такое понятие как «тайна предварительного следствия», из которого вытекает, что следователь не раскрывает обвиняемому и его защитнику доказательства вплоть до окончания расследования.

Возможность ознакомиться с материалами уголовного дела у обвиняемого и его адвоката появляется лишь в конце предварительного следствия, а необходимость давать показания и выражать свою позицию по делу – раньше.

Поэтому при оценке доказательств до ознакомления с делом следует исходить из того, какие доказательства вообще могут быть собраны органами следствия, а после ознакомления – из того, какие доказательства фактически имеются в деле.

Во-вторых, доказательства нужно оценить с точки зрения относимости, допустимости, достоверности и достаточности, а для этого необходимо обладать как юридическими знаниями, так и реальным опытом ведения уголовных дел, поэтому для оценки доказательств я также рекомендую обращаться к адвокату.

Источник: https://prostoadvokat.by/publications/category_publications/pravovaya-poziciya

Защита по уголовным делам адвокатом от профессионаловГарантируем победу

Позиция по уголовному делу юрист

Хотите узнать стоимость работы адвоката конкретно по вашему вопросу?

Цены на проведение консультаций защитника по уголовным делам

Юридическая консультация (устно)Бесплатно
Юридическая консультация в письменном видеот 1 000-5 000
Беседа с адвокатом вне офисаот 4 000
Встреча с адвокатом в ночное время сутокот 10 000
Приезд юриста в изолятор временного содержанияот 13 000

Составление документации адвокатом по уголовной защите

Составление запроса5 000-7 000
Экспертиза документации, проходящей по судебному делуот 15 000
Составление любого письменного документа (заявления, ходатайства, апелляционной или надзорной жалобы)от 10 000
Сбор необходимого пакета бумаг для рассмотрения дела Верховным судомдоговорная
Анализ пакета документов, пополнение его недостающими справкамиот 5 000
Юридическая оценка ситуацииот 5 000

Защита адвоката по уголовным делам на стадии следственных действий и судебного рассмотрения

Юридическая поддержка во время допросов10 000-15 000
Переговоры от имени своего подзащитногоот 8 000
Помощь адвоката в период доследственных мероприятийот 20 000
Работа адвоката во время предварительного следствия30 000-50 000 (в месяц)
Суд первой инстанции – представительство клиента30 000-50 000 (в месяц)
Суд второй инстанции – представительство клиентаот 20 000
Суд третьей инстанции – представительство клиентаот 15 000
Ведение переговоров со следователямиот 15 000
Защита по уголовным делам по статье «Нанесение тяжкого вреда здоровью»60 000-80 000
Защита по особо тяжким деяниям90 000-150 000
Представительство в суде присяжныхот 90 000
Содействие в условно-досрочном выходе на свободуот 30 000

Дополнительные услуги адвоката по уголовной защите в Москве

Помощь в возбуждении уголовного делаот 30 000
Получение компенсации за нанесение морального вредаот 25 000
Написание заявления в прокуратуруот 10 000
Помощь в подготовке к прениям сторонот 8 000

Что включает в себя юридическая помощь при защите по уголовным делам

Адвокат по уголовной защите должен обладать целым рядом качеств, необходимых для успешного отстаивания интересов клиента.

А именно – высокой квалификацией, обширным опытом работы во время судебных заседаний, подкованностью в нормативно-правовой базе, решительностью, ответственностью и надежностью.

Одна из его важнейших задач – защита подозреваемого или обвиняемого от произвола со стороны судебных и следственных органов.

Грамотная защита адвоката по уголовным делам выражается в своевременном направлении ходатайств об изменении меры пресечения, оспаривании позиции обвинения, присутствии юриста на допросах и следственных мероприятиях. Он имеет полное право оспаривать судебные приговоры, если они не удовлетворяют клиента, а также изменять линию защиты в интересах своего доверителя.

Все права адвоката по уголовной защите прописаны в УПК РФ. Заглянув в кодекс, можно убедиться, что полномочий достаточно много:

  • Запрашивать свидания с подозреваемым;
  • Собирать доказательства;
  • Привлекать экспертов;
  • Участвовать в следственных действиях и предъявлении обвинения;
  • Исследовать процессуальные документы;
  • Заявлять ходатайства и отводы и многое другое.

Отметим, что настоящие профессионалы, предлагающие юридическую помощь и защиту по уголовным делам, редко оказывают услуги в сфере иных видов судопроизводств.

Они нацелены на положительный результат и выстраивают хорошо скоординированную линию защиты. К тому же опытные адвокаты редко дают оптимистичные прогнозы в том случае, если ситуация является безнадежной.

Тем не менее они делают все от них зависящее, чтобы добиться смягчения приговора.

Источник: https://advokat-malov.ru/yuridicheskie-uslugi/zashhita-po-ugolovnym-delam-advokatom.html

Стандарт осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве (принят VIII Всероссийским съездом адвокатов 20 апреля 2017 г.)

Позиция по уголовному делу юрист

Настоящий Стандарт осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве (далее – «Стандарт») утвержден в целях формирования единых требований к осуществлению защиты по уголовному делу.

Никакое положение Стандарта не должно толковаться как предписывающее или допускающее совершение адвокатом (далее – «адвокат» или «защитник») действий, противоречащих независимости адвоката, при условии соблюдения им требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, а также норм уголовно-процессуального законодательства.

Стандарт содержит минимальные требования к деятельности адвоката, осуществляющего защиту по уголовному делу, установление которых не ограничивает адвоката в целях защиты прав и законных интересов подзащитного в использовании иных средств, не запрещенных законодательством.

Последовательность и достаточность совершения защитником действий в соответствии со Стандартом определяются, в том числе, конкретными обстоятельствами уголовного дела.

Разъяснения по вопросам применения Стандарта дает Комиссия Федеральной палаты адвокатов по этике и стандартам. Данные разъяснения утверждаются Советом Федеральной палаты адвокатов и являются обязательными для всех адвокатских палат и адвокатов.

1. Основанием для осуществления защиты является соглашение об оказании юридической помощи либо постановление о назначении защитника, вынесенное дознавателем, следователем или судом, при условии соблюдения порядка оказания юридической помощи по назначению, установленного в соответствии с законодательством.

2. Защита по уголовному делу осуществляется на основании ордера.

После оформления ордера адвокату следует вступить в уголовное дело в качестве защитника, предъявив удостоверение адвоката и ордер дознавателю, следователю или суду, в производстве которого находится уголовное дело.

Процессуальные полномочия защитника возникают у адвоката с момента его вступления в уголовное дело в качестве защитника, до этого момента адвокат действует, исходя из полномочий, определенных законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре.

3. Адвокат должен разъяснить подзащитному право иметь свидания с защитником наедине и конфиденциально и принять меры к проведению такого свидания. В случае нарушения права подзащитного на свидание со стороны следователя, дознавателя или суда адвокат должен принять меры к внесению в протокол следственного действия или судебного заседания заявления об этом нарушении.

4. В рамках первого свидания с подозреваемым, обвиняемым адвокату следует:

а) выяснить наличие обстоятельств, препятствующих принятию поручения на защиту или исключающих участие данного адвоката в производстве по уголовному делу;

б) получить согласие на оказание ему юридической помощи по соглашению, заключенному адвокатом с иным лицом;

в) разъяснить право на приглашение защитника по соглашению в случае, если адвокат осуществляет защиту по назначению;

г) выяснить обстоятельства задержания и уточнить, проводился ли допрос в отсутствие адвоката и применялись ли незаконные методы при проведении следственных действий или оперативно-розыскных мероприятий;

д) выяснить отношение к предъявленному обвинению или подозрению в совершении преступления.

5. Адвокат должен согласовать с подзащитным позицию по делу. В этих целях адвокат:

а) принимает меры к выяснению существа обвинения или подозрения, в том числе посредством ознакомления с процессуальными документами, составленными с участием подзащитного, и иными документами, которые предъявлялись либо должны были ему предъявляться;

б) в случае вынужденного определения позиции по делу в отсутствие возможности ее предварительного согласования с подзащитным исходит из принципа презумпции невиновности подзащитного и согласовывает с ним такую позицию при первой возможности.

6. В случае признания подзащитным вины защитнику следует разъяснить подзащитному правовые последствия такого признания, а также по возможности убедиться, что признание вины совершается добровольно и не является самооговором.

7. Адвокат обязан уведомить о своем участии в деле иных адвокатов подзащитного при их наличии.

8. В процессе осуществления защиты адвокат:

а) консультирует подзащитного и разъясняет ему процессуальные права и обязанности, применяемые по делу нормы материального и процессуального права;

б) оказывает подзащитному помощь в ознакомлении с материалами дела, в написании ходатайств, жалоб и иных процессуальных документов или готовит их самостоятельно;

в) использует иные средства и способы защиты, не запрещенные законодательством.

9. Адвокат по просьбе подзащитного или по собственной инициативе при наличии к тому оснований обжалует его задержание, избрание ему меры пресечения, продление срока содержания под стражей или срока домашнего ареста, применение к подзащитному иных мер процессуального принуждения, другие решения и действия (бездействие), нарушающие права и законные интересы подзащитного.

10.

Защитник участвует в следственных и процессуальных действиях, проводимых с участием подзащитного либо по его ходатайству или ходатайству самого защитника, а также в судебных заседаниях по уголовному делу, за исключением случаев, когда такое участие не является обязательным в силу закона и отсутствия просьбы подзащитного. Защитник должен знакомиться с протоколами процессуальных действий, проводимых с его участием, на всех стадиях уголовного процесса и при необходимости приносить на них замечания.

11. В случае отказа подзащитного от подписания протокола следственного действия адвокат обязан выяснить мотивы такого отказа и принять необходимые меры, направленные на защиту прав и законных интересов подзащитного.

12. Ознакомившись с материалами уголовного дела в порядке статьи 217 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, защитник при необходимости должен заявить ходатайства в соответствии с правовой позицией по делу.

13.

Защитник принимает меры к собиранию и представлению необходимых для защиты доказательств, в том числе посредством заявления ходатайств, направления адвокатских запросов, привлечения специалиста, если в ходе уголовного судопроизводства возникает такая необходимость и обстоятельства дела позволяют принять такие меры, а также совершает иные действия, необходимые для реализации правовой позиции по делу.

14. Адвокату следует заявлять возражения против действий председательствующего в судебном заседании при наличии к тому оснований.

15. Защитник не вправе уклоняться от участия в судебных прениях.

16. Защитник обжалует в апелляционном порядке приговор суда при наличии к тому оснований, за исключением случая, когда подзащитный в письменном виде отказался от обжалования приговора и защитник убежден в отсутствии самооговора.

17. Адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты. Адвокат участвует в уголовном деле до полного исполнения принятых им на себя обязательств, за исключением случаев, предусмотренных законодательством и (или) разъяснениями Комиссии Федеральной палаты адвокатов по этике и стандартам, утвержденными Советом Федеральной палаты адвокатов.

18. Адвокат, прекративший защиту до завершения судопроизводства по уголовному делу, обязан незамедлительно передать полученные от подзащитного или иного доверителя и находящиеся у адвоката документы самому подзащитному либо иному указанному им лицу.

Принят Стандарт осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве.

Никакое положение стандарта не должно толковаться как предписывающее или допускающее совершение адвокатом действий, противоречащих его независимости, при условии соблюдения им требований законодательства и Кодекса профессиональной этики.

Приведены минимальные требования к деятельности адвоката. Представляется важным отметить следующие.

Основанием для защиты является соглашение об оказании юридической помощи либо постановление о назначении защитника, вынесенное дознавателем, следователем или судом. Защита осуществляется на основании ордера.

Адвокат должен разъяснить подзащитному право иметь свидания с защитником наедине и конфиденциально и принять меры к проведению такого свидания. Определены особенности первого свидания.

Адвокат должен согласовать с подзащитным позицию по делу. Например, принимаются меры к выяснению существа обвинения или подозрения.

В процессе защиты применяются способы и средства, не запрещенные законодательством.

Защитник не вправе уклоняться от участия в судебных прениях.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Источник: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/71562890/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

    ×
    Рекомендуем посмотреть