Пп о необходимой обороне

Необходимая оборона- разъяснения пленума верховного суда рф

Пп о необходимой обороне

необходимая оборона- разъяснения пленума верховного суда

Необходимая оборона в очередной раз стала предметом рассмотрения Высшей судебной инстанции. Разъяснения о порядке применения судами законодательства о необходимой обороне даны Верховным судом в Постановлении Пленума № 19 от 27.09.2012 года « о применении законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица совершившего преступление».

В названном руководящем разъяснении Главного суда  можно выделить ряд важных  дискуссионных моментов.

При необходимой обороне от посягательства не связанного  Говоря о необходимой обороне от общественно опасного посягательства, не связанного с насилием, опасным для жизни, Верховный Суд РФ выделяет два вида таких посягательств:

1. защита от деяния сопряженного с насилием не опасным для жизни обороняющегося или другого лица ( побои, причинение легкого вреда здоровью, причинение вреда средней тяжести, грабежа сопряженного с таким насилием).

2.

 совершение иных деяний (действий или бездействия), в том числе по неосторожности, предусмотренных Особенной частью УК РФ, которые хотя и не сопряжены с насилием, однако с учетом их содержания могут быть предотвращены или пресечены путем причинения посягающему вреда ( например, умышленное или неосторожное уничтожение или повреждение чужого имущества, приведение в негодность объектов жизнеобеспечения, транспортных средств или путей сообщения (абз. 2 п. 3).

Выделив  указанные два вида посягательства ВС ответил на вопрос: можно ли реализовать право на необходимую оборону не от нападения, а от других преступных действий.

Анализ названного постановления говорит о том, что необходимая оборона для защиты права собственности на имущество, например, для пресечения кражи или грабежа, то есть, при  наличии посягательства не связанного с насилием, допускается.

 Раскрывая субъективную сторону деяния, совершенного при превышении пределов необходимой обороны ВС  указывает, что  уголовная ответственность за причинение вреда здоровью нападавшему лицом обороняющимся, наступает  в случае,  когда   оборонявшийся  оборонялся, таким образом, способом и средствами, в применении которых явно не было необходимости и в связи с этим не было необходимости в причинении тяжкого вреда здоровью посягавшему и при этом обороняющийся осознавал, что  в причинение такого вреда не было необходимости.

 Действия обороняющегося не могут квалифицироваться как  убийство при превышении пределов необходимой обороны, только на основании объективного факта, когда лишение жизни потерпевшего не вызывалось необходимостью. Для такой квалификации необходимо наличие и субъективного фактора, то есть осознание обороняющимся отсутствия объективной необходимости такой обороны.

Уголовный закон не требует от обороняющегося, чтобы из всех возможных и достаточных средств защиты от общественно опасного посягательства он избрал способ, наименее вредный для здоровья нападающего. Главное, чтобы применяемая оборона соответствовала характеру и опасности посягательства, и именно это должно осознаваться обороняющимся.

 В постановлении  разрешен спор правоприменителей относительно возможности использовать при необходимой обороне автоматически срабатывающих средств защиты.

Ранее считалось, что использование таких приспособлений не может считаться необходимой обороной, поскольку в момент когда эти устройства устанавливаются угрозы  посягательства еще нет.

ВС справедливо не согласился с таким подходом. В противном случае граждане были бы лишены права на защиту своего имущества в период их отсутствия.

Тем более что сам факт установки различных приспособлений не представляет общественной опасности и не причиняет никому вреда.

В данном случае расчет на то, что устройство сработает именно в тот момент, когда будет осуществлено посягательство. Таким образом, все условия для необходимой обороны будут соблюдены.

Однако правомерной такая защита может быть признана, как совершенно верно указано в п. 17 Постановления, только в том случае, если будет причинен вред посягающему, а не иным лицам (например, проходящим мимо либо случайно зашедшим в дом и т.д.). Кроме того, при защите охраняемых уголовным законом интересов должны быть соблюдены условия соразмерности причиненного вреда.

В ходе обсуждения проекта Постановления имели место дискуссии относительно того, возможна ли необходимая оборона от посягательства, совершенного в форме бездействия или по неосторожности.

В постановлении указывается, что защита возможна от любого посягательства и при этом не важно, в какой форме оно совершалось — действия или бездействия, умышленно или по неосторожности. Речь, например, идет о ситуации, когда врач не принимает мер по реанимации пациента. В связи с этим родственники больного применяют к врачу насилие, с тем чтобы заставить его оказать экстренную помощь.

Источник: https://pershickow.ru/neobxodimaya-oborona-razyasneniya-plenuma-verxovnogo-suda-rf/

Право на необходимую оборону в разъяснениях пленума верховного суда РФ

Пп о необходимой обороне

Денис Гарбатович, декан юридического факультета Челябинского филиала Университета Российской академии образования, кандидат юридических наук.

Пленум Верховного Суда РФ принял Постановление от 27 сентября 2012 г. N 19 “О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление” (далее – Постановление Пленума от 27 сентября 2012 г.) .

Учитывая значимость указанного Постановления, хотелось бы остановиться на некоторых моментах, имеющих, на наш взгляд, принципиальное значение для единообразного применения уголовного закона, а также затронуть отдельные разъяснения, которые могут вызвать дискуссию при применении уголовного законодательства о необходимой обороне.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 сентября 2012 г. N 19 “О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление” // Российская газета. 2012. 3 октября.

  1. Говоря о необходимой обороне от общественно опасного посягательства, не связанного с насилием, опасным для жизни, Верховный Суд РФ выделяет два вида таких посягательств. Под первым видом посягательства, защита от которого допустима в пределах, установленных ч. 2 ст. 37 УК РФ, Пленум рекомендует понимать совершение общественно опасных деяний, сопряженных с насилием, не опасным для жизни обороняющегося или другого лица, например, побои, причинение легкого или средней тяжести вреда здоровью, грабеж, совершенный с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья (п. 3). Ко второму виду указанного посягательства относится совершение иных деяний (действий или бездействия), в том числе по неосторожности, предусмотренных Особенной частью УК РФ, которые хотя и не сопряжены с насилием, однако с учетом их содержания могут быть предотвращены или пресечены путем причинения посягающему вреда. К таким посягательствам относятся, например, умышленное или неосторожное уничтожение или повреждение чужого имущества, приведение в негодность объектов жизнеобеспечения, транспортных средств или путей сообщения (абз. 2 п. 3). Как видим, при выделении второго вида общественно опасного посягательства Верховный Суд РФ ответил на давно обсуждавшийся в доктрине вопрос: можно ли реализовать право на необходимую оборону не от нападения, а от иных преступных общественно опасных деяний?

Одна позиция по данному вопросу заключалась в том, что при необходимой обороне можно защищаться от общественно опасного посягательства, направленного на иные блага, но только при условии, что само это нападение сопряжено с насилием, опасным для здоровья человека .

Сторонники другой позиции утверждали, что в процессе необходимой обороны можно защищаться не только от нападения, но и от иных общественно опасных посягательств, не сопряженных с опасностью для жизни или здоровья .

В соответствии с анализируемым Постановлением можно говорить о допустимости необходимой обороны при защите права собственности (например, при пресечении кражи, грабежа) и иных охраняемых законом прав и интересов от общественно опасных посягательств, не связанных с насилием.

Уголовное право. Общая часть: Учебник / Отв. ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамова. М., 1999. С. 267; Тишкевич И.С. Защита от преступных посягательств. М., 1961. С. 21; Уголовное право на современном этапе: проблемы преступления и наказания / Под ред. Н.А. Беляева, В.К. Глистина, В.В. Орехова. СПб., 1992. С. 277; Сидоров Б.В. Уголовно-правовые гарантии правомерного, социально полезного поведения. Казань, 1992. С. 17.
Советское уголовное право. Общая часть: Учебник / Под ред. Г.А. Кригера, Н.Ф. Кузнецовой, Ю.М. Ткачевского. М., 1988. С. 147; Ткаченко В.И. Необходимая оборона по уголовному праву. М., 1979. С. 17; Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Тула, 2002. Т. 1. С. 427; Попов А.Н. Преступления против личности при смягчающих обстоятельствах. СПб., 2001. С. 245; Меркурьев В.В. Состав необходимой обороны. СПб.: Изд-во Р. Асланова “Юридический центр Пресс”, 2004. С. 21.

  1. С позиций субъективного вменения при уголовно-правовой оценке деяния, совершенного при превышении пределов необходимой обороны, особенно важным, как подчеркнуто в комментируемом документе, является выяснение вопроса о том, являлись ли для оборонявшегося лица неожиданными действия посягавшего, вследствие чего оборонявшийся не мог объективно оценить степень и характер опасности нападения (ч. 2.1 ст. 37 УК РФ). В этом случае следует принимать во внимание не только время, место, обстановку и способ посягательства, предшествовавшие посягательству события, но также и эмоциональное состояние оборонявшегося лица (состояние страха, испуга, замешательства в момент нападения и т.п.). В зависимости от конкретных обстоятельств дела неожиданным может быть признано посягательство, совершенное, например, в ночное время с проникновением в жилище, когда оборонявшееся лицо в состоянии испуга не смогло объективно оценить степень и характер опасности такого посягательства (п. 4 Постановления Пленума от 27 сентября 2012 г.).

Однако некоторого уточнения требует указание на то, что обороняющееся лицо из-за душевного волнения, вызванного посягательством, не всегда может правильно оценить характер и опасность посягательства и, как следствие, избрать соразмерные способ и средства защиты (п. 14).

Полагаю, здесь нужно было уточнить, что речь идет о действиях лица, которое, находясь в состоянии обороны, в силу душевного волнения, вызванного посягательством, не могло правильно оценить характер и опасность посягательства.

Для такой конкретной ситуации и требовалось дать четкую рекомендацию о квалификации: совершено оно в состоянии необходимой обороны или при превышении ее пределов.

  1. Думается, что Пленумом при раскрытии субъективной стороны деяния, совершенного при превышении пределов необходимой обороны, использовано расширительное толкование соответствующего состава преступления. Так, разъяснено, что уголовная ответственность за причинение вреда наступает для оборонявшегося лишь в случае превышения пределов необходимой обороны, т.е. когда по делу будет установлено, что оборонявшийся прибегнул к защите от посягательства, указанного в ч. 2 ст. 37 УК РФ, такими способами и средствами, применение которых явно не вызывалось характером и опасностью посягательства, и без необходимости умышленно причинил посягавшему тяжкий вред здоровью или смерть. При этом ответственность за превышение пределов необходимой обороны наступает только в случае, когда по делу будет установлено, что оборонявшийся осознавал, что причиняет вред, который не был необходим для предотвращения или пресечения конкретного общественно опасного посягательства (п. 11).

Квалификация преступного деяния, а также действий, совершенных в состоянии необходимой обороны, должна осуществляться в соответствии с принципом субъективного вменения. Поэтому неправильно квалифицировать оборонительные действия как убийство при превышении пределов необходимой обороны только на основании объективного факта, когда лишение жизни потерпевшего не вызывалось необходимостью.

Так, в надзорной жалобе адвокат С. в защиту Ш., считая приговор незаконным и необоснованным, указал, что потерпевший Ч. был вооружен ножом, многократно высказывал угрозы убийством в адрес Ш., находился в состоянии опьянения. В момент, когда Ш. отобрал у Ч. нож, нападение еще не было завершено, поскольку Ч. замахнулся на Ш.

рукой и хотел его ударить. Адвокат полагал, что при таких обстоятельствах действия Ш. являлись правомерными и на этом основании он должен быть освобожден от уголовной ответственности. Однако вышестоящий суд заключил, что доводы надзорной жалобы относительно того, что Ш.

находился в состоянии необходимой обороны, опровергнуты, поскольку фактические обстоятельства дела свидетельствуют о том, что интенсивность посягательства со стороны потерпевшего и его конкретные действия не представляли неминуемой угрозы для жизни Ш., который, нанося удар ножом в грудную клетку Ч.

, избрал несоразмерный способ защиты своей жизни и превысил пределы необходимой обороны .

Источник: https://WiseLawyer.ru/poleznoe/71689-pravo-neobkhodimuyu-oboronu-razyasneniyakh-plenuma-verkhovnogo-suda

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

    ×
    Рекомендуем посмотреть