Пп вс рф 54

Содержание

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15.11.2007 N 45

Пп вс рф 54

ПЛЕНУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 15 ноября 2007 г. N 45

О СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ

ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ О ХУЛИГАНСТВЕ И ИНЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЯХ,

СОВЕРШЕННЫХ ИЗ ХУЛИГАНСКИХ ПОБУЖДЕНИЙ

В целях обеспечения правильного и единообразного применения законодательства об уголовной ответственности за хулиганство и иные преступления, совершенные из хулиганских побуждений, Пленум Верховного Суда Российской Федерации постановляет дать судам следующие разъяснения:

1.

В соответствии с законом уголовно наказуемым хулиганством может быть признано только такое грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, которое совершено с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, либо по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы.

При решении вопроса о наличии в действиях подсудимого грубого нарушения общественного порядка, выражающего явное неуважение к обществу, судам следует учитывать способ, время, место их совершения, а также их интенсивность, продолжительность и другие обстоятельства.

Такие действия могут быть совершены как в отношении конкретного человека, так и в отношении неопределенного круга лиц.

Явное неуважение лица к обществу выражается в умышленном нарушении общепризнанных норм и правил поведения, продиктованном желанием виновного противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное отношение к ним.

Суду надлежит устанавливать, в чем конкретно выражалось грубое нарушение общественного порядка, какие обстоятельства свидетельствовали о явном неуважении виновного к обществу, и указывать их в приговоре.

2. Под применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, следует понимать умышленные действия, направленные на использование лицом указанных предметов как для физического, так и для психического воздействия на потерпевшего, а также иные действия, свидетельствующие о намерении применить насилие посредством этого оружия или предметов, используемых в качестве оружия.

3.

При квалификации действий лица по пункту “а” части 1 статьи 213 УК РФ судам следует при необходимости на основании заключения эксперта устанавливать, является ли примененный при хулиганстве предмет оружием, предназначенным для поражения живой или иной цели. При наличии к тому оснований действия лица, применившего при совершении хулиганства оружие, должны дополнительно квалифицироваться по статье 222 УК РФ.

Под предметами, используемыми в качестве оружия при совершении хулиганства, понимаются любые материальные объекты, которыми, исходя из их свойств, можно причинить вред здоровью человека.

В случаях, когда в процессе совершения хулиганства лицо использует животных, представляющих опасность для жизни или здоровья человека, содеянное с учетом конкретных обстоятельств дела может быть квалифицировано по пункту “а” части 1 статьи 213 УК РФ.

4. Применение в ходе совершения хулиганства незаряженного, неисправного, непригодного оружия (например, учебного) либо декоративного, сувенирного оружия, оружия-игрушки и т.п. дает основание для квалификации содеянного по пункту “а” части 1 статьи 213 УК РФ.

5. При квалификации действий виновного как хулиганство, совершенное группой лиц по предварительному сговору, суды должны исходить из требований, предусмотренных частью 2 статьи 35 УК РФ.

При решении вопроса о квалификации таких действий по части 2 статьи 213 УК РФ судам следует иметь в виду, что предварительная договоренность должна быть достигнута не только о совершении совместных хулиганских действий, но и о применении оружия или предметов, используемых в качестве оружия, либо о совершении таких действий по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы любым из соучастников. Для квалификации содеянного не имеет значения, всеми ли лицами, договорившимися о совершении такого преступления, применялись оружие или предметы, используемые в качестве оружия.

https://www.youtube.com/watch?v=-cAvk6g5u3E\u0026list=PLJcHs4_h8M96gKEiKrCQqzNW05eG0vvz4

В случае если одно лицо в ходе совершения совместных противоправных действий при отсутствии предварительного сговора с другими участниками преступления применило оружие или предметы, используемые в качестве оружия, либо продолжило хулиганские действия по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, содеянное им при наличии к тому оснований подлежит квалификации по соответствующему пункту части 1 статьи 213 УК РФ (статья 36 УК РФ).

Действия других участников, не связанных предварительным сговором и не применявших оружие или предметы, используемые в качестве оружия, а также не совершавших преступные действия по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, не образуют состава указанного преступления. При наличии к тому оснований такие действия могут быть квалифицированы как мелкое хулиганство (статья 20.1 КоАП РФ).

6. В случае если лицо вовлекло несовершеннолетнего в совершение преступления, предусмотренного статьей 213 УК РФ, его действия подлежат квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных соответствующей частью статьи 213 УК РФ и частью 4 статьи 150 УК РФ (за вовлечение несовершеннолетнего в преступную группу).

7. Как хулиганство, связанное с сопротивлением представителю власти либо иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка (часть 2 статьи 213 УК РФ), следует квалифицировать действия виновного в том случае, когда сопротивление оказано непосредственно во время совершения уголовно наказуемых хулиганских действий.

В тех случаях, когда сопротивление представителю власти оказано лицом после прекращения хулиганских действий, в частности в связи с последующим задержанием, его действия подлежат квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных частью 1 статьи 213 УК РФ и соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса РФ, предусматривающей ответственность за совершенное преступление (например, по статье 317 или статье 318 УК РФ).

8.

Под сопротивлением представителю власти или иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка, следует понимать умышленные действия лица по преодолению законных действий указанных лиц, а также действий других граждан, пресекающих нарушение общественного порядка, например, при задержании лица, совершающего хулиганство, его обезоруживании, удержании или воспрепятствовании иным способом продолжению хулиганских действий.

9. Хулиганские действия, связанные с сопротивлением представителю власти, в ходе которого применено насилие, как неопасное, так и опасное для жизни и здоровья, надлежит квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных частью 2 статьи 213 УК РФ и соответствующей частью статьи 318 УК РФ.

Если лицо при сопротивлении лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка, умышленно причинило ему тяжкий или средней тяжести вред здоровью либо совершило его убийство, содеянное при наличии к тому оснований следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных частью 2 статьи 213 УК РФ и соответственно пунктом “а” части 2 статьи 111 УК РФ, пунктом “б” части 2 статьи 112 УК РФ или пунктом “б” части 2 статьи 105 УК РФ, как совершение указанных преступлений в отношении лица в связи с осуществлением им служебной деятельности или выполнением общественного долга.

10.

К лицам, исполняющим обязанности по охране общественного порядка, следует относить военнослужащих, лиц, осуществляющих частную детективную и охранную деятельность, привлекаемых к охране общественной безопасности и общественного порядка, должностных лиц органов местного самоуправления, которые по специальному полномочию органа местного самоуправления осуществляют функции по охране общественного порядка. Под иными лицами, пресекающими нарушение общественного порядка, понимаются лица, хотя и не наделенные какими-либо полномочиями, однако участвующие в пресекательных действиях по собственной инициативе.

11.

Имея в виду, что состав преступления, предусмотренный статьей 213 УК РФ, не содержит такого признака объективной стороны преступления, как применение насилия (причинение вреда здоровью человека различной степени тяжести), и с учетом того, что при хулиганстве умысел направлен на грубое нарушение общественного порядка, в случаях, когда в процессе совершения хулиганства потерпевшему, а также лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка либо пресекающему хулиганские действия, нанесены побои или причинен вред здоровью различной степени тяжести из хулиганских побуждений, содеянное надлежит квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных соответствующей частью статьи 213 УК РФ и частью (пунктом части) соответствующей статьи Особенной части Уголовного кодекса РФ, предусматривающей ответственность за преступление против личности.

12. Судам следует отграничивать хулиганство, ответственность за которое предусмотрена статьей 213 УК РФ, от других преступлений, в том числе совершенных лицом из хулиганских побуждений, в зависимости от содержания и направленности его умысла, мотива, цели и обстоятельств совершенных им действий.

https://www.youtube.com/watch?v=NxsL7oPeWa8\u0026list=PLJcHs4_h8M96gKEiKrCQqzNW05eG0vvz4

Под уголовно наказуемыми деяниями, совершенными из хулиганских побуждений, следует понимать умышленные действия, направленные против личности человека или его имущества, которые совершены без какого-либо повода или с использованием незначительного повода.

При этом для правильного установления указанных побуждений в случае совершения виновным насильственных действий в ходе ссоры либо драки судам необходимо выяснять, кто явился их инициатором, не был ли конфликт спровоцирован для использования его в качестве повода к совершению противоправных действий. Если зачинщиком ссоры или драки явился потерпевший, а равно в случае, когда поводом к конфликту послужило его противоправное поведение, лицо не подлежит ответственности за совершение в отношении такого потерпевшего преступления из хулиганских побуждений.

Причинение вреда здоровью человека различной степени тяжести или совершение убийства по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы при отсутствии иных признаков преступления, предусмотренного статьей 213 УК РФ, следует квалифицировать по соответствующим статьям, частям и пунктам Уголовного кодекса РФ, предусматривающим ответственность за преступления против личности (например, по пункту “е” части 2 статьи 112 УК РФ).

13.

С учетом того, что субъективная сторона хулиганства характеризуется прямым умыслом, оскорбления, побои, причинение вреда здоровью человека различной степени тяжести, совершенные в семье, в отношении родственников, знакомых лиц и вызванные личными неприязненными отношениями, неправильными действиями потерпевших и т.п., при отсутствии признаков преступления, предусмотренного частью 1 статьи 213 УК РФ, должны квалифицироваться по статьям Особенной части Уголовного кодекса РФ, предусматривающим ответственность за преступления против личности.

14. Умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества, совершенные из хулиганских побуждений и повлекшие причинение значительного ущерба, следует квалифицировать по части 2 статьи 167 УК РФ.

В тех случаях, когда лицо, помимо умышленного уничтожения или повреждения имущества из хулиганских побуждений, совершает иные умышленные действия, грубо нарушающие общественный порядок, выражающие явное неуважение к обществу (например, с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия в отношении физического лица), содеянное им надлежит квалифицировать по части 2 статьи 167 УК РФ и соответствующей части статьи 213 УК РФ.

При решении вопроса о том, причинен ли потерпевшему значительный ущерб, судам следует исходить из стоимости уничтоженного имущества или стоимости восстановления поврежденного имущества, значимости этого имущества для потерпевшего, его материального положения.

15. Вандализм, совершенный по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, следует отличать от хулиганства, совершенного по тем же мотивам.

При вандализме нарушается не только общественный порядок, но и причиняется вред имуществу путем осквернения зданий и иных сооружений, порчи имущества на транспорте или в иных общественных местах.

В тех случаях, когда наряду с вандализмом (статья 214 УК РФ) лицо совершает хулиганство, ответственность за которое предусмотрена статьей 213 УК РФ, содеянное следует квалифицировать по совокупности названных статей Уголовного кодекса РФ.

16.

Рекомендовать судам при установлении в ходе судебного разбирательства дел о хулиганстве, а также об иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений, обстоятельств, способствовавших совершению преступлений, и нарушений прав и свобод граждан реагировать на эти обстоятельства путем вынесения частных определений (постановлений), обращая внимание соответствующих организаций и должностных лиц на указанные обстоятельства и факты нарушения закона, требующие принятия необходимых мер (часть 4 статьи 29 УПК РФ).

Председатель

Верховного Суда

Российской Федерации

В.ЛЕБЕДЕВ

Секретарь Пленума,

судья Верховного Суда

Российской Федерации

В.ДЕМИДОВ

Источник: https://FZakon.ru/verhovnyy-sud/postanovlenie-plenuma-verhovnogo-suda-rf-ot-15.11.2007-n-45/

Новые разъяснения Пленума Верховного Суда РФ о практике назначения уголовного наказания –

Пп вс рф 54

В конце прошлого года Пленумом Верховного Суда РФ принято два Постановления, посвященных проблемам назначения и исполнения уголовного наказания, – от 22 декабря 2015 г.

N 58 “О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания” и от 22 декабря 2015 г.

N 59 “О внесении изменений в некоторые постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам”.

Содержащиеся в них разъяснения весьма востребованы правоприменителями вследствие внесения в последние годы многочисленных изменений в статьи Общей части УК РФ, касающихся отдельных видов наказания, а также порядка их назначения.

Ранее эти вопросы были рассредоточены в нескольких постановлениях Пленума Верховного Суда РФ, в частности в Постановлении от 11 января 2007 г. N 2 “О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания”, Постановлении от 29 октября 2009 г.

N 20 “О некоторых вопросах судебной практики назначения и исполнения уголовного наказания”, а также в постановлениях, посвященных вопросам применения судами особого порядка судебного разбирательства, в том числе при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве и др. Это создавало некоторые сложности для правоприменителей.

Поэтому при подготовке проекта было принято решение объединить все разъяснения в одном постановлении, структурировав его по видам наказания и специальным правилам их назначения. Исключение составило Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 5 декабря 2006 г.

N 60 “О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел”, в которое были внесены изменения, касающиеся порядка назначения наказания при наличии нескольких оснований, предусмотренных ст. ст. 62, 64, 66, 68 и 69 УК.

В результате новое Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 2015 г. N 58 “О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания” стало одним из самых масштабных за последние годы, в нем нашли отражение одни из наиболее сложных вопросов, с которыми как суды, так и государственные обвинители ежедневно сталкиваются в своей практической деятельности.

В Постановлении Пленум Верховного Суда РФ вернулся к разъяснениям относительно того, что следует понимать под характером и степенью общественной опасности преступления, подлежащими учету при назначении наказания (п. 1).

В их основу были положены рекомендации, которые были даны еще в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 11 июня 1999 г. N 40 “О практике назначения судами уголовного наказания”.

Однако они были переосмыслены, существенно дополнены.

В ходе работы над проектом серьезные дискуссии вызвали разъяснения, касающиеся назначения штрафа при наличии исключительных обстоятельств, предусмотренных ст. 64 УК. В результате в п.

3 даны рекомендации, каким образом в этом случае следует исчислять штраф, назначенный исходя из величины, кратной стоимости предмета или сумме коммерческого подкупа, взятки или сумме незаконно перемещенных денежных средств и (или) стоимости денежных инструментов.

В некоторых пунктах обращено внимание на то, что при назначении наказания с применением как ст. 64, так и ст. 72 УК суды не вправе выйти за минимальные пределы, установленные в статьях Общей части УК РФ в отношении конкретных видов наказания (п. п. 4, 40).

Применительно к лишению права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью Пленум Верховного Суда РФ уточнил, что в случаях, когда статья Особенной части УК предусматривает обязательное назначение такого дополнительного наказания, оно назначается и при отсутствии связи преступления с определенной должностью или деятельностью лица. Речь прежде всего идет о возможности назначения лишения права заниматься деятельностью, связанной с работой с детьми, осужденным по ч. 5 ст. 131 УК.

Рассматривая особенности назначения исправительных работ, Пленум Верховного Суда РФ в п. 15 с учетом мнений судов субъектов Федерации, Генеральной прокуратуры РФ, а также ученых несколько скорректировал позицию, ранее сформированную и отраженную в п.

22 ответов на вопросы, поступившие из судов, по применению Федеральных законов от 7 марта 2011 г. N 26-ФЗ “О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации” и от 7 декабря 2011 г.

N 420-ФЗ “О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации”, утвержденных Президиумом Верховного Суда РФ 27 июня 2012 г.

, относительного того, требуется ли указывать в приговоре место отбывания осужденным этого вида наказания, отметив, что оно должно определяться уголовно-исполнительной инспекцией при исполнении приговора в зависимости от наличия или отсутствия у лица основного места работы.

Внесенные в 2011 г. в ст. 56 УК изменения о том, что лишение свободы может быть назначено осужденному, совершившему впервые преступление небольшой тяжести, только при наличии отягчающих обстоятельств, предусмотренных ст. 63 УК, а также положения ст.

53 УК, устанавливающие запрет на назначение ограничения свободы военнослужащим, иностранным гражданам, лицам без гражданства, а также лицам, не имеющим места постоянного проживания на территории РФ, привели к возникновению на практике немалых сложностей при осуждении указанных лиц по статьям, в санкциях которых предусмотрено только лишение свободы и ограничение свободы.

В п. 26 Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, что в этом случае может быть назначено более мягкое наказание, чем предусмотрено соответствующей статьей, без ссылки на ст. 64 УК.

Подробные рекомендации даны относительно учета обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание.

Среди обстоятельств, предусмотренных ст. 61 УК, особое внимание уделено явке с повинной, активному способствованию раскрытию и расследованию преступления (п. п. 29, 30).

Пленумом Верховного Суда РФ даны также разъяснения по применению введенных в действие в конце 2013 года положений ч. 1.1 ст. 63 УК о возможности признания в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, совершения преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ (п. 31).

В ходе обсуждения проекта постановления были дискуссии относительно того, что следует понимать под наиболее строгим видом наказания в ст. ст. 62, 64, 65, 66 и 68 УК.

В результате было принято решение, что таковым должен быть признан указанный в санкции статьи вид наказания, который является наиболее строгим исходя из положений ст. 44 УК (п. 33).

При этом не имеет значения, может ли этот вид наказания быть назначен лицу с учетом положений Общей части УК (например, ч. 1 ст. 56 УК).

Предметом обсуждения также был вопрос об алгоритме учета всех без исключения положений уголовного закона, позволяющих снизить наказание. Прежде всего это касается ст. ст. 62, 64 и 65 УК. Участники рабочей группы предлагали пересмотреть используемый в настоящее время подход. Во-первых, нередко по делу в основе применения ч.

ч. 1, 4 и 5 ст. 62 и ст. 64 УК лежат одни и те же обстоятельства – признание вины, раскаяние в содеянном, а также активное способствование раскрытию и расследованию преступления.

Во-вторых, зачастую последовательное применение предусмотренных в законе преференций приводит к необходимости назначать столь незначительные сроки лишения свободы за особо тяжкие преступления, которые абсолютно несоизмеримы с характером и степенью общественной опасности таких преступлений, что фактически нивелирует основные цели наказания. В связи с этим предлагалось в рассматриваемой ситуации назначать наказание только с учетом максимально привилегированного правила.

Этот подход был воспринят только применительно к ст. 65 УК, что нашло отражение в п. 42 Постановления.

Так, с учетом особенностей признания подсудимого заслуживающим снисхождения наличие вердикта присяжных заседателей о снисхождении, а также смягчающих наказание обстоятельств, предусмотренных пп. “и” и (или) “к” ч. 1 ст.

61 УК, и отсутствие обстоятельств, отягчающих наказание, не влекут за собой последовательного применения положений ч. 1 ст. 62 и ч. 1 ст. 65 УК. Применению подлежит только ч. 1 ст. 65 УК.

В остальных случаях наказание должно назначаться путем последовательного применения положения ч. 5 ст. 62, а затем ч. 1 этой же статьи. При наличии оснований, предусмотренных как ч. 1 ст. 62 УК, так и ст. 66 УК, вначале применяются положения ст.

66 УК, затем – ч. 5 ст. 62 УК, после этого – ч. 1 ст. 62 УК (п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 декабря 2006 г. N 60 “О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел” в редакции Постановления от 22 декабря 2015 г.

N 59).

Много внимания в Постановлении уделено вопросам назначения наказания при рецидиве преступлений, поскольку они вызывают немало сложностей на практике.

В частности, в п. 48 обращено внимание на то, что исходя из положений ч. ч. 2 и 3 ст.

68 УК наказание при рецидиве преступлений не может быть ниже низшего предела санкции соответствующей статьи, даже если одна третья часть максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, составляет менее минимального размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за конкретное преступление.

В том случае, когда одна третья часть превышает минимальный размер наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, суд, при наличии смягчающих обстоятельств, может назначить наказание на срок менее одной третьей части, но не ниже низшего предела санкции статьи.

Несмотря на то что при применении ч. 4 ст. 62, а тем более ч. 4 ст. 65 УК практически всегда будут иметь место смягчающие обстоятельства, например в виде признания вины или активного способствования раскрытию преступления, которые в соответствии с ч. 3 ст.

68 УК позволят назначить наказание менее одной третьей части максимального срока наиболее строгого вида наказания, Пленум Верховного Суда РФ в п. 49 все же дал разъяснения о том, что в случае рассмотрения уголовного дела в особом порядке, предусмотренном гл. 40 или 40.

1 УПК РФ, при любом виде рецидива предусмотренная ч. 2 ст. 68 УК одна треть должна исчисляться:

  • за оконченное преступление – от максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление санкцией соответствующей статьи;
  • за неоконченное преступление – от максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, который может быть назначен с учетом положений ст. 66 УК.

Серьезные дискуссии при обсуждении проекта документа вызвали разъяснения, касающиеся исчисления срока ограничения свободы, назначаемого в качестве дополнительного наказания к условному лишению свободы. В ч. 2 ст. 49 УИК РФ указано лишь, с какого момента следует исчислять срок ограничения свободы при назначении его вместе с лишением свободы, отбываемым реально.

В первоначальном тексте проекта в качестве варианта предлагалось рекомендовать вначале исполнять приговор в части условного осуждения, а потом ограничения свободы.

Порядок отбывания лишения свободы условно и ограничения свободы практически совпадает. Особенно когда в рамках ст. 73 УК и по ст. 53 УК судом определяются одинаковые ограничения. Если исполнять эти наказания одновременно, отбывание ограничения свободы будет фактически нейтрализовано.

Однако использование предлагаемого подхода, во-первых, повлекло бы ограничение права осужденного к лишению свободы с применением ст. 73 УК на досрочную отмену условного осуждения и снятие судимости, если он своим поведением доказал исправление, возместил причиненный преступлением вред.

Во-вторых, в ходе “параллельного” исполнения этих видов наказания могут возникнуть сложности применения к осужденным последствий уклонения от их отбывания. Может сложиться ситуация, когда за уклонение от исполнения одних и тех же возложенных на осужденного обязанностей будет принято решение об отмене условного осуждения в порядке, предусмотренном ст.

74 УК, и о возбуждении уголовного дела по ст. 314 УК в связи с уклонением от отбывания ограничения свободы.

При таких обстоятельствах было принято решение не давать каких-либо разъяснений, а проработать вопрос о подготовке законопроекта о внесении соответствующих изменений в уголовное и уголовно-исполнительное законодательство.

Следует отметить, что в Постановлении дано много подробных, глубоко проработанных разъяснений, касающихся также иных, весьма значимых вопросов назначения и исполнения наказания, которые, совершенно очевидно, будут способствовать назначению справедливого наказания.

Источник: https://5898523.ru/novye-razyasneniya-plenuma-verkhovnog/

Постановление Пленума ВС РФ: налоговые преступления

Пп вс рф 54
Постановление Пленума ВС РФ: налоговые преступления

Новое Постановление № 48, принятое Пленумом Верховного суда РФ 26.11.19 г, касается целого ряда вопросов, в том числе:

– ответственности юридических лиц, действующих через лиц подставных;

– «номинальных» директоров и оформленных на них компаний-неплательщиков.

Ответственность за предпринимательство через подставное лицо

Если доказано, что определенное лицо вело бизнес через подставное (скажем, безработного, формально зарегистрированного как ИП), именно оно (фактически ведущее деятельность) будет привлечено и понесет ответственность за уклонение от уплаты налогов. Кроме того, отвечать будет и лицо подставное, как пособник в совершении правонарушения (согл п 6 обсуждаемого Постановления Пленума ВС РФ).

Важно:ответственность для подставного лица наступает лишь в случаях, когда доказано, что оно осознавало свое участие в уклонении от уплаты налогов, и преступление охватывалось его умыслом.

Ответственность руководства уклоняющихся предприятий

В обсуждаемом Постановлении Пленума ВС п 16 гласит: лицо, руководящее (юридически или фактически – не важно, и в том, и в другом случае) несколькими компаниями, уклоняющимися от налогов, будет отвечать перед законом по совокупности совершенных преступлений, предусмотренных частями ст 199 УК РФ.

Ответственность чиновников

Согласно п 23 все того же Постановления, чиновники (должностные лица муниципалитетов, государственных органов), умышленно содействовавшие совершению налоговых преступлений, будут по закону отвечать, как пособники.

Важно:действия вышеупомянутых лиц влекут за собой наказание также за преступления против государственной/муниципальной службы (ст/ст 285, 292 УК РФ), если чиновники действовали из корыстной или любой другой личной заинтересованности.

Способы уклонения от уплаты налогов

В Постановлении № 48 (п 4) Пленума ВС РФ прописаны способы такого уклонения. Согласно данному документу ими считаются:

– умышленное внесение в налоговую декларацию или иные документы для расчета налогового бремени заведомо ложных сведений;

– умышленное непредоставление документов для расчета налогов.

Момент окончания преступления: способ определения

В обсуждаемом Постановлении Пленума Верховного Суда РФ особо отмечено (п 4): срок подачи декларации может не совпадать со сроком уплаты налогов. Тогда моментом «окончания преступления», а именно уклонения от уплаты налогов (ст 198, 199 УК РФ) считается неуплата в установленный законом срок, по факту.

Физические лица, как субъекты преступлений

Физические лица, которые осуществляют представительство, являются субъектами вышеупомянутых налоговых преступлений (п 6 Постановления № 48, см выше).

Согласно п 7 того же Постановления ВС РФ, если от уплаты от налогов уклоняется организация, к уголовной ответственности привлечено должно быть лицо, подписавшее документы, предоставленные в налоговую инспекцию: руководитель или уполномоченный представитель. К ответственности может быть привлечен и фактический руководитель (если это доказано).

Привлечение к ответственности за подделку документов

Когда в случаях с уклонением от налогов имеет место также подделка документов/штампов/бланков и/или печатей, привлечение к ответственности виновных осуществляется по совокупности содеянного (ст/ст 198/199, ст 327 УК РФ, п 9 Постановления Пленума ВС РФ за № 48)

Определение неуплаты, как крупной/особо крупной

Обязательным условием для привлечения к ответственности за неуплату налогов (ст 198/199 УК РФ) является ее (неуплаты) размер. Он должен быть крупным или особо крупным. Определение статуса ведется по примечаниям к указанным статьям. При этом размер исчисляется исключительно за период трех финансовых лет (подряд), в т ч за отдельный расчетный период.

Важно:суд, решая вопрос об ответственности, устанавливает действительную сумму налогов к оплате, учитывая все значимые факторы (п 14 того же Постановления ВС РФ).

Отсутствие состава преступления

В случаях, когда лицо, подав недостоверную декларацию, все-таки уплатило налоги в установленный законом срок, оно к ответственности привлечено быть не может по причине отсутствия состава преступления (считается, что такое лицо отказалось от доведения умысла до конца), согл п 17 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

Личный интерес налогового агента, не исполнившего свои обязанности

В ходе разбирательства по привлечению к ответственности неплательщика налогов необходимо установить, в связи с чем образовалась неуплата. Стремился ли налоговый агент извлечь выгоду имущественного/неимущественного характера, как того требует п 19 Постановления № 48 Пленума ВС РФ.

Если личной заинтересованности не установлено, состав преступления также отсутствует, невзирая на крупный или особо крупный размер неуплаты.

Сокрытие денег или имущества при привлечении к ответственности

Согласно п 22 в Постановлении № 48 при привлечении к ответственности за сокрытие денег/имущества (за счет которых взыскиваются не уплаченные налоги), следует учитывать, что:

– взысканные/подлежащие взысканию пени и штрафы в сумму недоимок не включаются (в случаях определения размера сокрытия);

– сокрытие имущества повседневного личного пользования физическим лицом (в том числе ИП) и/или членами его семьи не является составом преступления.

Обещание возместить ущерб

Многих интересует вопрос: а если пообещать возместить ущерб от не уплаченных налогов, освободит ли это обещание виновных от ответственности?

В Постановлении № 48 есть п 25, в котором четко сказано, что обещание/обязательства лица, совершившего преступление, по возмещению ущерба, переводу денег и им подобные, не являются основанием для освобождения от ответственности по закону.

Другие важные моменты Постановления № 48 Пленума ВС РФ

В данном постановлении также указывается на:

– общественную опасность налоговых преступлений (п 1);

– необходимость применения норм, действующих в определенный налоговый период;

– недопустимость применения устаревших норм, ухудшающих положение налогоплательщиков (такие не имеют обратной силы);

– необходимость применения устаревших «улучшающих» норм, если на такую возможность прямо в них указано (п 3);

– то, что любые сомнения должны трактоваться в пользу налогоплательщиков (пп 8,13);

– то, что ответственность за уклонение от уплаты налогов в бюджет грозит как российским фирмам, так и зарубежным (п 10).

Отметим, что Постановлением № 48 было отменено Постановление № 64 Пленума Верховного Суда РФ, принятое 28.12.06 г.

Поддержите развитие нашего канала Яндекс.Дзен лайком (палец вверх – слева) и подпиской. Это поможет нам публиковать больше интересных материалов. Также вы сможете оперативно узнавать о новых публикациях.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/pravomoe/postanovlenie-plenuma-vs-rf-nalogovye-prestupleniia-5df154b96f5f6f00ae721632

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

    ×
    Рекомендуем посмотреть