Преступное легкомыслие это

19)Преступное легкомыслие

Преступное легкомыслие это

Всоответствии со ст.26 преступлениемсовершенным по неосторожности, признаетсядеяние,совершенное по легкомыслию илинебрежности.

Преступлениепризнается совершенным по легкомыслию,еслилицо предвидело возможность наступленияобщественно опасных последствий своихдействий но без достаточных к томуоснований самонадеянно рассчитывалона предотвращение этих последствий.

Вч. 2 ст. 26 УК интеллектуальный элементпреступного легкомыслия характеризуетсяуказанием на предвидение тольковозможности наступления общественноопасных последствий, и ничего не сказанооб осознании лицом факта совершения имобщественно опасных действий.

Однакопри этом следует учитывать, что практическиневозможно предвидеть опасностьсовершаемых последствий, не осознаваяопасности самих действий, приведших ких наступлению.

Поэтому лицо осознаетлишь характер противоправности своегоповедения и предвидит возможностьнаступления общественно опасныхпоследствий.

Предвидениевозможности наступления общественноопасных последствий является разновидностьюосознания фактической стороны совершаемогодеяния.

Следовательно, интеллектуальныйэлемент легкомыслия во многом совпадаетс интеллектуальным элементом косвенногоумысла.

Однако если при преступномлегкомыслии лицо предвидит абстрактнуювозможность наступления общественноопасных последствий, то при косвенномумысле — реальную возможность ихнаступления.

Волевойэлемент легкомыслия характеризуетсятем, что лицо не только не желаетнаступления общественно опасныхпоследствий, но, без достаточных к томуоснований, самонадеянно рассчитываетна их предотвращение и стремится кэтому. Однако в силу самонадеянностирасчет этот оказывается необоснованным,и последствия все же наступают.

Расчетбез достаточных оснований предотвратитьпоследствия своих действий — всегдарасчет на конкретные обстоятельства,которые должны, по убеждению виновного,не допустить наступления предвиденныхим последствий.

Это может бытьпрофессиональная подготовка, собственнаяловкость, находчивость в критическиймомент и т.д.

Типичным примером преступноголегкомыслия является весьма распространенныйслучай, когда водитель автомашины бездостаточных оснований превышаетскорость, рассчитывая на свойпрофессиональный опыт вождения. Но егорасчет оказывается самонадеянным, и онсовершает наезд на пешехода.

Такимобразом, различие между косвеннымумыслом и преступным легкомыслиемследует проводить в основном по волевомуэлементу. При косвенном умысле лицосознательно допускает наступлениепредвиденных последствий преступления,либо безразлично относится к ихнаступлению, а при преступном легкомыслиивиновный без достаточных к тому основанийрассчитывает их избежать.

20)Преступная небрежность

Винав форме преступной небрежностихарактеризуется тем, что лицо непредвидело возможности наступленияобщественно опасных последствий своихдействий, хотя при необходимойвнимательности и предусмотрительностидолжно было и могло предвидеть этипоследствия.

Другимвидом неосторожной вины являетсяпреступная небрежность. Согласно ч. 3ст. 26 УК РФ она характеризуется непредвидением со стороны лица возможностинаступления общественно опасныхпоследствий своих действий (бездействия),хотя при необходимой внимательности ипредусмотрительности оно могло и должнобыло предвидеть эти последствия.

Интеллектуальныймомент преступной небрежностихарактеризуется отрицательным иположительным признаками. Отрицательныйпризнак преступной небрежности — непредвидение возможности наступленияобщественно опасных последствий.

Именноэтим признаком небрежность отличаетсяот прямого и косвенного умысла, а такжеот преступного легкомыслия. Только припреступной небрежности лицо, совершаяпреступление, не предвидит ни неизбежности,ни возможности наступления общественноопасных последствий.

Здесь отсутствуеткак осознание опасности совершаемогодеяния, так и предвидение наступленияобщественно опасных последствий.

Положительныйпризнак интеллектуального моментапреступной небрежности состоит в том,что виновный должен был и мог предвидетьнаступление фактически причиненныхобщественно опасных последствий.

Вч. 3 ст. 26 УК при характеристике преступнойнебрежности отсутствует указание наволевой элемент этого вида неосторожнойвины. Однако волевой элемент здесьподразумевается. Воля лица при преступнойнебрежности направлена на достижениедругих целей, не препятствующихнаступлению опасных последствий.Виновный не мобилизует свою волю напоиск путей и средств для предотвращенияопасных последствий.

Уголовнаяответственность за преступления,совершенные в виде преступной небрежности,обосновывается тем, что виновный,несмотря на то, что он не предвиделвозможности наступления общественноопасных последствий, должен был и могих предвидеть.

Источник: https://studfile.net/preview/7681316/page:12/

Преступное легкомыслие и его критерии

Преступное легкомыслие это

       Сущностной характеристикой сознательной деятельности человека является предвидение. Предвидение позволяет выйти за рамки непосредственно воспринимаемого и, основываясь на актуально осознаваемом, предвосхитить будущий результат.

       Предвидение наступления общественно опасных последствий означает осознание лицом того, что его деяние повлечет или может повлечь общественно опасные последствия, которые указаны в уголовном законе в качестве признака объективной стороны состава преступления.

       Если при умысле лицо предвидит возможность или неизбежность наступления преступных последствий, то при легкомыслии оно предвидит лишь возможность наступления последствий своего деяния. Предвидение неизбежности наступления общественно опасных последствий исключает какой-либо расчет на их предотвращение.

       Лицо, действующее по легкомыслию, в своем предвидении общественно опасных последствий абстрагируется от реальной сложившейся ситуации и не распространяет на нее возможность наступления таких последствий.10

       Особенность предвидения при легкомыслии заключается еще и в том, что виновный не рассматривает последствия как результат именно своего поведения.

Лицо, действуя определенным образом, полагает, что от аналогичного деяния других лиц и при иных обстоятельствах опасные последствия наступят, однако в его ситуации такие последствия исключены. Такое предвидение иногда именуют абстрактным.

Лицо действует с убежденностью, что ему удастся предотвратить общественно опасный результат.

       П. С. Дагель отмечает, что необходимым условием такого предвидения является предвидение хотя бы в общих чертах развития причинной связи, иначе невозможно не только предвидение этих последствий, но и расчет на их предотвращение.

Субъект при самонадеянности предвидит, как могла бы развиваться причинная связь, приводящая к наступлению вредного результата, если бы невмешательство тех обстоятельств, на которые рассчитывает субъект и которые, по его мнению, должны прервать или отклонить развитие этой причинной связи.11

       Основное противоречие мнений по сути неосторожной вины в виде легкомыслия существует в связи с различным ответом на вопрос: имеется ли у лица, совершающего преступление по неосторожности, осознание общественной опасности совершаемого?

       В научной литературе по-разному решался и решается ныне вопрос о том, имеется ли у лица, совершившего преступление по неосторожности, сознание общественной опасности своего посягательства.

       Так, в период существования СССР в юридической литературе ряд ученых высказывали мнение, что сознание общественной опасности при преступном легкомыслии отсутствует вовсе (И. И. Горелик, Г. А. Кригер, В. Н. Кудрявцев, В. Г. Макашвили, М. Г. Угрехелидзе). Другая группа исследователей допускала такую возможность (А. А. Пионтковский, А. И. Рарог).12

       Н. А. Бабий объясняет отсутствие сознания общественной опасности преступного посягательства в законодательной формуле преступного легкомыслия отсутствием сознательного причинения вреда.

Автор отмечает, что нарушая меры предосторожности при общении с опасностью, лицо может осознавать, что существует определенный риск наступления последствий, т.е. что его действия таят в себе некоторую опасность.

Тем не менее эта опасность и ее осознание неизмеримо малы в сравнении с сознательным причинением вреда.13 Таких же взглядов придерживается Э. А. Саркисова14 и П. С. Дагель.15

       По мнению А. В. Баркова при легкомыслии виновный чаще сознает общественную опасность своего поведения: субъект понимает, что его деяние является рискованным, что оно запрещено определенными правилами или противоречит общепризнанным нормам предосторожности.

Но возможны ситуации, когда виновный не считает свой поступок опасным, поскольку уверен в том, что последствия будут предотвращены.

По этой причине законодатель не относит сознание общественной опасности деяния к обязательным признакам интеллектуального момента легкомыслия.16

       С точки зрения С. В.

Склярова17, осознание лицом общественной опасности совершаемых им действий при умысле в теории уголовного права, как правило раскрывается через предвидение лицом возможности причинения вреда охраняемым уголовным законом общественным отношениям и либо выступает элементом предвидения вредных последствий деяния, либо полностью с ним отождествляется. Другими словами, если лицо предвидит возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), то оно, безусловно, сознает их общественно опасный характер.

       Д. А.

Чернышев считает, что при умысле лицо не исключает причинение вреда объекту уголовно-правовой охраны, а при неосторожности, даже в случае сознательного нарушения нормативно установленных правил, напротив, не допускает причинение такого вреда.

В законодательной конструкции вины это отличие, по мнению автора, может быть выражено через признак осознания лицом общественной опасности совершаемых действий (бездействия) при умысле и отсутствие такового (осознания) – при неосторожности.18

       По мнению С. В. Склярова указание в уголовном законе на осознание лицом общественно опасного характера своих действий (бездействия) при легкомыслии представляется нецелесообразным. Наиболее приемлемо автор считает указание на осознание лицом, что его деяния нарушают определенные правила поведения.19

       В. Н. Кудрявцев и др.

объясняют то обстоятельство, что при определении легкомыслия законодатель не касается психического отношения виновного к самому деянию тем, что в соответствии с законом ответственность за неосторожность обычно наступает при наличии общественно опасных последствий, поэтому отношение к действию или бездействию не имеет столь важного значения, как при умысле, который может повлечь ответственность и без наступления каких-то последствий, обозначенных в законе; последствия – это именно тот объективный признак, который придает неосторожному преступлению качество общественной опасности. Поэтому отношение к последствию – это, по сути, и есть отношение к общественной опасности деяния.20

       По мнению И. О. Грунтова, для того чтобы более полно в определении легкомыслия отразить психологическое содержание и социальную сущность вины, желательно в ч. 2 ст.

23 УК Республики Беларусь внести изменения и сформулировать ее в следующей редакции: «Преступление признается совершенным по легкомыслию, если лицо, его совершившее, не сознавало общественно опасный характер своих действий или бездействия, предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своего действия или бездействия, но без достаточных оснований рассчитывало на их предотвращение».21

       Характеризуя интеллектуальный элемент легкомыслия, законодатель указывает только на предвидение возможности общественно опасных последствий, но опускает психическое отношение к действию или бездействию.

Это объясняется тем, что сами действия, взятые в отрыве от последствий, обычно не имеют уголовно-правового значения.

Вместе с тем, поскольку легкомыслие, как правило, связано с сознательным нарушением определенных правил предосторожности, установленных для предотвращения вреда, постольку осознанность поведения делает этот вид неосторожной вины более опасным по сравнению с небрежностью.

Лицо, действующее по легкомыслию, всегда сознает отрицательное значение возможных последствий для общества и именно поэтому стремится к предотвращению этих последствий. Следовательно, при легкомыслии виновный сознает потенциальную общественную опасность своего действия или бездействия.

Признание большей степени вины при легкомыслии по сравнению с небрежностью явилось в свое время основанием для предложения выделить в законе в качестве более опасных преступлений причинение по неосторожности смерти либо тяжкого или менее тяжкого телесного повреждения, совершенное в результате сознательного несоблюдения правил предосторожности.  

Глава 3.Волевой элемент преступного легкомыслия  

       По своему волевому моменту лицо легкомысленно рассчитывает на предотвращение общественно опасных последствий, но его расчет не оправдывается, оказывается не соответствующим объективной обстановке и его возможностям, в результате чего наступают преступные последствия.

Наиболее часто вина в виде преступного легкомыслия бывает в автотранспортных преступлениях. Водитель сознательно нарушает правила дорожного движения, понимая, что могут наступить опасные последствия, но считает, что его умение водить машину предотвратит их.

Преступное легкомыслие, как форма вины, представляет опасность тем, что лицо сознательно нарушает правила предосторожности, хотя и не желает вредных последствий.

       Волевой элемент преступного легкомыслия может быть определен как активное нежелание наступления общественно опасных последствий, основанное на расчете предотвратить их наступление.

Однако в силу самонадеянности расчет этот оказывается необоснованным, и последствия все же наступают.

Слово “самонадеянность” в русском языке указывает на излишнюю уверенность в себе, в своих силах, знаниях, опыте, мастерстве, переоценку способности принять правильное решение и действовать соответствующим образом.

Преступное легкомыслие всегда связано с ошибочным, самонадеянным представлением лица о значении обстоятельств, препятствующих наступлению преступного результата. Виновный явно переоценивает эти обстоятельства, которые, по его мнению, могут предотвратить наступление общественно опасных последствий.

       При легкомыслии волевой момент характеризуется активным нежеланием наступления общественно опасных последствий. В этом его отличие от волевого момента косвенного умысла.

Расчет виновного на предотвращение наступления преступных последствий при легкомыслии — это всегда расчет на конкретные и объективные обстоятельства (т.е.

существующие или существовавшие на момент совершения деяния), которые должны, по мнению лица, предотвратить последствия. Обстоятельства, на которые лицо рассчитывает, могут быть различными.

       П. С. Дагель22 приводит перечень обстоятельств, на которые может рассчитывать субъект преступления:

  • обстоятельства, относящиеся к личности и деятельности самого виновного. Лицо моет рассчитывать на свои знания, опыт, навыки, умение и т. д., которые, по его мнению, позволят ему избежать причинения последствия. Нередко при самонадеянности субъект предпринимает специальные действия, направленные на предотвращение результата, и рассчитывает, что они окажутся достаточными и результат не наступит;
  • обстоятельства, относящиеся к обстановке, в которой он совершает свои опасные действия, например, на то, что место является безлюдным и поэтому вред никому не будет причинен;
  • обстоятельства, относящиеся к действиям других лиц и, в частности, потерпевшего. Например, водитель рассчитывает, что пешеход успеет перебежать улицу; турист, разжегший в лесу костер, может рассчитывать, что его погасят другие члены туристической группы;
  • виновный может рассчитывать и на действие естественных сил природы, например, что начавшийся дождь погасит разложенный костер;
  • расчет может строится и на особенностях орудий и средств, используемых виновным: на высоком качестве автомашины, который управляет водитель, на кучности боя ружья, из которого стреляет охотник и т. д. Причем в большинстве случаев субъект рассчитывает не на одно какое-нибудь обстоятельство, а на совокупность ряда обстоятельств, которые именно в своей совокупности должны, о его мнению, предотвратить результат.

       Для легкомыслия характерно действительное наличие обстоятельств, принимаемых в расчет виновным в момент совершения деяния либо закономерность их проявления в этот момент. Поэтому для констатации легкомыслия суд должен по каждому делу установить, на каких реальных факторах строился расчет виновного избежать общественно опасных последствий.23

       Существенным моментом расчета на предотвращение наступления общественно опасных последствий, определяющих вину лица, при легкомыслии является его легкомысленный характер. Расчет является поверхностным, опрометчивым.

Виновный считает, что те или иные обстоятельства способны предотвратить опасный результат, но ошибочно переоценивает их, не видит их недостаточности, неэффективности. По мнению И. О. Грунтова это должен понимать любой «средний человек», который занимается данной сферой деятельности.

И это при должной внимательности и осмотрительности мог сознавать виновный.24

       Если же лицо, предвидя возможность наступления общественно опасных последствий, принимает все необходимые и достаточные в данном случае меры для их предупреждения, а вредный результат все же наступает по причинам, не зависящим от воли деятеля, то этот человек не подлежит уголовной ответственности, ибо не было легкомысленного расчета, а следовательно, и вины.

       П. С. Дагель считает, что расчет субъекта на предотвращение последствий имеет как интеллектуальную, так и волевую сторону; поэтому неправильно относить его только к волевому признак.

Лицо сознает, что определенные обстоятельства, на которые оно рассчитывает, имеют место или будут иметь место, и полагает, что их действие предотвратит наступление общественно опасных последствий.

Тем самым, наряду с предвидением последствий, оно предвидит и их ненаступление в результате действия тех обстоятельств, на которые он рассчитывает. В этом заключается интеллектуальная сторона расчета субъекта.25

Глава 4. Отграничение преступного легкомыслия от косвенного умысла  

       В науке и практике встречаются трудности в отграничении косвенного умысла от преступного легкомыслия.

       Н. С.

Таганцев указывал «… границы между непрямым умыслом и самонадеянностью, конечно, могут быть установлены судом по обстоятельствам каждого отдельного случая, но для признания наличности первого необходимо, чтобы виновный допускал, что преступное последствие произойдет, и безразлично относился к этому, а для второй, чтобы виновный полагал, что наступление последствия будет устранено его собственной деятельностью или какими-либо иными благоприятными для него условиями».26

Источник: https://www.stud24.ru/criminal-law/prestupnoe-legkomyslie-i-ego-kriterii/276055-823131-page2.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

    ×
    Рекомендуем посмотреть