Проблемы квалификации соучастия в преступлении

Институт соучастия: проблемы квалификации

Проблемы квалификации соучастия в преступлении

27 мая 2019 г. 21:30

Адвокатам рассказали о проблемных аспектах в квалификации преступлений, совершенных в соучастии

27 мая в ходе очередного вебинара ФПА РФ по повышению квалификации адвокатов с лекцией на тему «Проблемы квалификации преступлений, совершенных в соучастии» выступил заведующий кафедрой уголовно-правовых дисциплин Университета прокуратуры РФ, доктор юридических наук, профессор Константин Ображиев.

В начале своего выступления лектор пояснил, что квалификацию преступлений, совершенных в соучастии, необходимо начинать с установления признаков соучастия. По его мнению, именно вопрос «есть ли признаки соучастия в совершенном преступлении либо они отсутствуют», зачастую является ключом к решению сложных квалификационных проблем.

Константин Ображиев рассказал слушателям вебинара об общих признаках соучастия: объективных (множественность субъектов, совместность участия) и субъективных (единство умысла, умышленный характер совершаемого преступления).

Говоря о множественности субъектов, спикер указал, что, с точки зрения Верховного Суда РФ, совместное совершение преступления с лицом, не достигшим возраста уголовной ответственности, не исключает вменение такого квалифицирующего признака, как совершение преступления группой лиц по предварительному сговору.

Профессор отметил, что совместность деяния является ключевым признаком соучастия и имеет место лишь там, когда объединенными усилиями соучастников совершено общее для всех, одно и то же преступление. Не признаются совместными и не образуют соучастия самостоятельные действия нескольких лиц, совершенные в одном месте и в одно время.

Переходя к анализу субъективных признаков соучастия, Константин Ображиев уточнил, что соучастие в преступлении предполагает наличие единства умысла соучастников, когда каждый соучастник осознает, что совершает преступление не один, а совместно с другими лицами. Соучастие становится возможным лишь при совершении умышленного преступления, где с умыслом должен действовать каждый из соучастников. При этом несовпадение мотивов или личных целей виновных лиц не исключает соучастия в преступлении.

Отдельное внимание эксперт уделил вопросу соучастия в преступлениях с двумя формами вины, где возможно лишь «простое» соучастие, проявляемое в виде соисполнительства. «Сложное» соучастие с распределением ролей в преступлениях с двумя формами вины исключено. Неосторожное причинение исполнителем дополнительных тяжких последствий следует расценивать как эксцесс исполнителя.

Как разъяснил Константин Ображиев, от соучастия в преступлении с двумя формами вины следует отличать неосторожное сопричинение вреда и неудавшееся соучастие в преступлении.

В первом случае несколько лиц, заранее не договариваясь и не согласовывая между собой свои намерения, действуя в одиночку, по неосторожности совершают одно преступление.

В случае неудавшегося соучастия действия по выполнению организаторских, подстрекательских или пособнических функций независимо от воли виновных лиц не приводят к совершению исполнителем преступления. По общему правилу оно должно квалифицироваться как приготовление к преступлению.

Лектор также подчеркнул, что обязательным этапом квалификации преступления, совершенного в соучастии, является установление функциональных ролей всех соучастников, характер их участия в совершении совместного преступного деяния.

В ходе презентации Константин Ображиев дал характеристику соучастникам: исполнителю, организатору, подстрекателю и пособнику.

Кроме того, он упомянул, что на практике часто встречаются случаи, когда одно лицо сочетает функции различных видов соучастников преступления.

Квалификация преступных деяний такого лица подчиняется ряду правил: если наряду с осуществлением функций организатора, подстрекателя или пособника соучастник выступает в качестве соисполнителя преступления, то он признается только соисполнителем; если организатор преступления помимо организаторских функций выполняет функции подстрекателя и (или) пособника преступления, то ему вменяется только организация преступления; если лицо одновременно или последовательно выполняет функции подстрекателя и пособника в совершении одного преступления, то в формуле квалификации отражается ссылка как на ч. 4, так и на ч. 5 ст. 33 Уголовного кодекса РФ.

В заключение спикер выделил две основные теории ответственности соучастников – акцессорную и теорию самостоятельной ответственности. Суть первой заключается в том, что в любом преступлении ключевой является деятельность исполнителя, а роль остальных соучастников рассматривается как второстепенная, не имеющая самостоятельного значения.

Во второй теории каждый из участников несет ответственность только за свои личные самостоятельные действия, без привязки к действиям исполнителя.

По словам Константина Ображиева, в настоящее время в российском уголовном законодательстве получили распространение элементы обеих теорий, они очень сложно переплетены, что также порождает проблемы в квалификации преступлений, совершенных в соучастии.

В завершение профессор ответил на вопросы участников вебинара.

Повтор вебинара состоится в субботу, 1 июня.

Анна Стороженко

Источник: https://fparf.ru/news/fpa/institut-souchastiya-problemy-kvalifikatsii/

Соучастие в преступлении: проблемы квалификации и законодательного применения

Проблемы квалификации соучастия в преступлении


В данной статье поднимается тема, которая очень актуальна на сегодняшний день, и которая порождает много вопросов в правоприменительной практике, но ответов на эти вопросы не так много. Соучастие в преступления — это тема нашей статьи.

В ней будут рассмотрены проблемы, с которыми чаще всего сталкиваются суды при разрешении уголовных дел и вынесении приговоров лицам, совершившим преступление в соучастии, и пути решения этих проблем.

Также будут приведены примеры из судебной практики, когда судами были допущены ошибки при разбирательстве дел о соучастии.

Ключевые слова: соучастие в преступлении;проблемы института соучастия в преступлении; соучастие с несовершеннолетними лицами; квалификация преступлений, совершенных в соучастии

Впервые законодательно такой институт, как соучастие в преступлении, нашел отражение в Уголовном уложении 1903 года. Далее, в советском уголовном праве он был закреплен в УК РСФСР 1960 г., и статья 17 звучала таким образом: «Умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении преступления» [2].

В ныне действующем Уголовном кодексе РФ 1996 года содержится целая глава 7, которая состоит из пяти статей и включает в себя такие понятия, как: формы соучастия, эксцесс исполнителя преступления, виды соучастников, особенности ответственности соучастников [1].

В правоприменительной практике при квалификации преступлений, совершенных группой лиц без предварительного сговора, группой лиц по предварительному сговору, преступным сообществом или организованной группой, возникают трудности, так как соучастие требует давать правовую характеристику сразу нескольких лиц, действия которых связаны единым умыслом и совместным совершением общественно опасного деяния.

В настоящее время в институте соучастия возникает много проблем. Они, в большинстве своем, являются спорными.

Стоит перечислить некоторые проблемы соучастия в преступлении, встречающиеся на практике.

  1. Проблема неосторожного сопричинения. В этом случае несколько лиц, заранее не договариваясь и не согласовывая между собой свои намерения, действуя в одиночку, по неосторожности совершают одно преступление.
  2. Проблема неправильной квалификации. Не являются редкостью такие случаи, когда суд квалифицирует преступление как совершенное по предварительному сговору, когда сговора не было или пособника преступления квалифицируют как соисполнителя.
  3. Проблема отсутствия в действующем УК РФ отличительных критериев «преступного сообщества» от «преступной организации» или «группы лиц по предварительному сговору» от «организованной группы».
  4. Проблема посредственного исполнительства (посредственного причинения вреда) при соучастии в преступлении. В данном случае одно лицо, которое рассматривается как исполнитель, совершает преступную деятельность, и в качестве орудия преступления использует лиц, не обладающих признаками субъекта преступления (невменяемых или не достигших возраста уголовной ответственности).

В соответствии с ч. 2 ст. 33 УК РФ, лицо, вовлекшее в совершение преступления, не достигшего возраста уголовной ответственности или невменяемого, несет уголовную ответственность за данное общественно опасное деяние как исполнитель.

Об этом же говорится и в п. 42 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 01.02.2011 № 1 [3].

Но при этом некоторые ученные утверждают, что при таком соучастии, в котором участвуют не подлежащие уголовной ответственности лица под руководством вменяемого и достигшего возраста уголовной ответственности лица, соучастия как такового нет, так как невменяемое и не достигшее возраста лицо не является субъектом преступления [4]. Из этого следует, что уголовной ответственности подлежит только одно лицо исполнитель. Как нам известно из статьи 32 УК РФ, в соучастии принимают участие два или более лица. При этом подразумевается, что эти лица являются вменяемыми и достигли возраста уголовной ответственности на момент совершения преступления (по общему правилу — 16 лет, а в некоторых случаях 14 лет). А значит, в таком соучастии участвует только одно лицо, являющееся субъектом преступления, и вряд ли такое лицо может называться исполнителем преступления.

Непонятно, почему посредственное исполнительство или посредственное причинение относится к соучастию (ч. 2 ст. 33 УК РФ). Ведь как говорится в той же ч. 2 ст.

33 УК РФ «другие лица», под которыми понимаются, в том числе, и невменяемые лица, не являются субъектами преступления и не подлежат уголовной ответственности, как уже было сказано ранее, именно поэтому они и не могут являться соучастниками преступления. Из этого следует, что в этих случаях соучастия как такового нет.

Что касается проблемы неосторожного сопричинения, то она на сегодняшнее время остается довольно спорной.

Уголовное законодательство Российской Федерации не признает неосторожность при соучастии. В статье 32 УК РФ четко определено, что соучастием является только совершение умышленного преступления. Но некоторые ученые придерживаются другого мнения, согласно которому неосторожность в соучастии возможна.

Н. Д. Сергеевский полагал, что неосторожное соучастие случается, когда соучастники не предвидят последствия, но могут и должны предвидеть.

Например, на крыше дома работают люди, и начальник без достаточных предостережений приказывает сбросить бревно вниз, один рабочий подзывает на помощь другого, и они вместе скидывают его. Бревно падает на человека и причиняет ему смерть.

В этом случае, начальник — подстрекатель в неосторожном соучастии, первый работник — исполнитель, а второй — пособник или соисполнитель, в зависимости от того, какие действия он предпринимал, чтобы помочь [5].

С Н. Д. Сергеевским был солидарен и И. Я. Хейфец, который в своей книге выделил целую главу о неосторожном подстрекательстве [6].

Ф. Лифт был не согласен с тем, что в соучастии есть место неосторожности. Он считал, что нет неосторожного подстрекательства и пособничества, есть только умышленное, так как и подстрекатель и пособник вполне могут осознавать свои действия и их последствия [7].

Что касается остальных перечисленных проблем, то можно обратиться непосредственно к судебной практике.

Приведем примеры неверной квалификации. Так, Я. и К. были осуждены Истринским городским судом Московской области за соучастие в служебном подлоге, повлекшим существенное нарушение охраняемым законом интересов государства, совершенного в форме подстрекательства, а также в форме пособничества.

Судебная коллегия Московского областного суда признала квалификацию по соучастию ошибочной, указав, что в суде первой инстанции при составлении протокола М. внес заведомо ложную информацию с целью добиться более высоких показателей в работе. Также, суд первой инстанции при вынесении приговора Я. и К.

не принял во внимание правила, которые содержатся в статье 32 УК РФ и части 4 статьи 33 УК РФ, тем самым нарушил требования уголовно-процессуального и уголовного закона. При вынесении приговора суд первой инстанции необоснованно принимал ложные показания свидетелей, а правдивые показания отвергал.

Кроме того, судебной коллегией Московского областного суда были замечены грубые ошибки, допущенные судом первой инстанции, в выводе описательно-мотивировочной части приговора, в которую были занесены недостоверные и ничем не доказанные показания свидетеля М. При этом, как выяснилось, М.

не давал тех показаний, которые были учтены судом первой инстанции в описательно-мотивировочной части приговора. В результате обнаружения факта нарушения судом первой инстанции уголовно-процессуального и уголовного закона, судебная коллегия Московского областного суда отменила квалификацию преступления как совершение преступления в соучастии в отношении Я. и К. [8].

Другим примером является уголовное дело в отношении К., который в суде первой инстанции был осужден за покушение на кражу группой лиц по предварительному сговору, с причинением значительного ущерба гражданину. Но суд первой инстанции не учел ч. 2 ст.

35 УК РФ, в соответствии с которой преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления. Кроме того, суд первой инстанции не посчитал нужным обратиться к разъяснениям Пленума Верховного суда РФ п.8 Постановления от 27.12.

2002 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое», в котором говорится, что содеянное исполнителем, то есть К., не может квалифицироваться как преступление, совершенное группой лиц по предварительному сговору, если организатор, пособник либо подстрекатель непосредственно не участвовали в совершении хищения чужого имущества. А так как неустановленное лицо по независящим от него причинам не принимало участие в совершении кражи, в действиях К. отсутствует квалификационный признак — совершения хищения «группой лиц по предварительному сговору». Вследствие чего размер наказания был снижен [9].

Также в судебной практике есть случаи возникновения проблем при разграничении понятий «организованная группа» и «группа лиц по предварительному сговору». Так, в Ставропольском крае суд кассационной инстанции отменил решение суда первой и апелляционной инстанций в отношении двух лиц, выявив ошибку в применении уголовного закона, что существенно повлияло на квалификацию преступления.

Ставропольский краевой суд установил, что в действиях Ф. и Н.

не имеется признаков организованной группы, а именно: профессионализма; большой степени устойчивости, которая предполагает наличие постоянных связей между членами группы и специфических методов деятельности по подготовке преступлений; распределения ролей; тщательной подготовки и планирования преступления организатором; технического оснащения и координации соучастников; тщательного подбора и вербовки соучастников; особого порядка вступления в организованную группу; стабильности и сплоченности ее состава; узкой преступной специализации соучастников, а также подчинения жесткой групповой дисциплине. Учитывая это, в ходе разбирательства было установлено, что для совершения преступления Ф. и Н. вступили в предварительный сговор, но признаков организованной группы нет, из этого следует, что в их действиях усматривается квалифицирующий признак совершения преступления «группой лиц по предварительному сговору». В результате чего квалифицирующий признак «совершение разбоя организованной группой лиц» был изменен на «группой лиц по предварительному сговору» и размер наказания снижен [10].

При изучении спорных и проблемных моментов в институте соучастия, а также судебной практики по соучастию, можно сделать вывод, что наши суды, как и раньше, достаточно серьезно и часто ошибаются в квалификации преступлений по данному институту. Не вносят ясности и четкости также и постановления Пленума Верховного Суда РФ. Многие люди осуждены по результатам неправильной квалификации и срок заключения под стражей у них выше, чем они того заслужили.

На наш взгляд, существование таких проблемы зависит от нескольких причин. Прежде всего, правоохранительные органы хотят повысить процент показателей о раскрываемости преступлений в институте соучастия.

Здесь идет речь непосредственно о группах по предварительному сговору, преступных сообществах и т. д. И при этом не принимается во внимание, что в конкретном преступлении отсутствуют признаки, например, организованной группы.

Также некоторые свидетели вводят в заблуждение суд, дав ложные показания насчет конкретного лица, а суд, в свою очередь, не разобравшись до конца, выносит приговор на основании ложных показаний свидетеля, тем самым утверждает неправильную квалификацию преступления.

Как уже было сказано выше, отсутствие четких критериев различия между группой лиц по предварительному сговору и организованной группой в уголовном законодательстве также может вводить в заблуждение суд.

Уголовному законодательству нашей страны необходимо в срочном порядке решать эти проблемы, потому что соучастие представляет собой очень серьезный институт, так как в одном преступлении задействуются сразу несколько лиц, от чего общественная опасность поднимается в разы.

На наш взгляд, государству необходимо принять ряд мер для исправления этих ошибок и проблем. В первую очередь, нужно разработать четкие критерии разграничения между группой лиц по предварительному сговору, преступным сообществом, организованной группой и т. д.

Также следует тщательнее проводить следствие по данному институту, при этом обязательно привлекать к ответственности должностных лиц правоохранительных органов, которые сознательно «закрыли глаза» на отсутствие признаков конкретного преступления.

В каждом случае, в суде при разрешении дела о соучастии, необходимо обязать суд обращаться не только к нормам уголовного закона, но и к всевозможным действующим постановлениям, которые уточняют и расширяют положения о соучастии.

Когда уголовное законодательство начнет активно бороться с проблемами соучастия, процент преступлений, совершенных в соучастии, станет меньше, повысится процент раскрываемости таких преступлений, и что самое важное — будет снижен процент ошибочной квалификации при вынесении приговора и назначении уголовного наказания.

Литература:

Источник: https://moluch.ru/archive/149/42104/

Проблемные вопросы соучастия в преступлении в современном уголовном праве России

Проблемы квалификации соучастия в преступлении

В статье рассматриваются вопросы соучастия в преступлении. Вынесены на обсуждение вопросы соучастия в неосторожном преступлении. Выдвинуты пути решения рассмотренных проблемных вопросов.

В науке уголовного права сравнительно много исследований связанно с соучастием вообще, его формами и видами в частности. Тем не менее, проблема соучастия в настоящее время остается одной из сложнейших и наименее разработанных в уголовном праве.

Несмотря на почти 200-летнюю историю изучения данного института, в теории и по сей день, мы наблюдаем значительный разброс мнений по актуальнейшим вопросам соучастия, и недостаточно четкая регламентация их в уголовном законе приводят к неоднозначности судебных решений и многочисленным ошибкам при квалификации и назначении наказания.

Основная масса судебных ошибок приходится на центральные вопросы соучастия.

Однако если по ним авторы монографий, учебных пособий и статей пытаются выработать общую платформу, найти взаимоприемлемые решения, дать рекомендации, в какой-то мере социально оправданные и отвечающие интересам практики, то применительно к формам и видам соучастия выработать общую концепцию не удается, что, несомненно, сказывается на судебной практике, на единообразии еѐ результатов. Помимо этого, организованно-групповые формы преступной деятельности имеют свои особенности по сравнению с преступлениями, совершенными одним лицом, поскольку при квалификации действий соучастников требуется учет степени согласованности и организованности их действий и характера участия в преступлении.

Теоретическую разработанность данная тема нашла отражение в трудах как криминалистов 19 века, таких как: Г. Солнцев (1820 г.), А. Жиряев (1850 г.), Г. Колоколов (1881 г.), так и в работах ученых советской школы права: Г.А. Кригера (1959 г.), М.И. Ковалева (1960 г.), П.Ф. Тельнова (1975 г.) и др.

Конечно же, на современном этапе проблемам соучастия уделяется большое внимание, даже более широкое чем ранее.

Это обусловлено тем, что уровень групповой преступности значительно вырос после советского периода (для примера в 1985 году по данным МВД СССР в стране было зарегистрировано 269852 лица, которые совершили преступление в составе группы, а в 1993 г.

по данным МВД РФ — 456203, хотя на данный момент их число снизилось, по состоянию на 2010 г — 254989 лиц). Проблемами соучастия сегодня занимаются такие ученые правоведы как: А.П. Козлов, А.И. Ситникова, А.В. Шлессер, А.Н. Мондохонов, В.Б. Малинин.

Необходимость изменения российского уголовного законодательства в свете происходящих в нашей стране в последние годы финансово-экономических, социальных, культурных и политических изменений не вызывает сомнений.

Причем касается это не только включения в Уголовный кодекс Российской Федерации новых норм, устанавливающих уголовную ответственность, совершенствования существующих составов преступлений, криминализации и декриминализации некоторых деяний, но и совершенствования ряда «традиционных» институтов, имеющих глубокие исторические корни, как, например, институт соучастия в преступлении.

Согласно статье 32 УК РФ, под соучастием подразумевается совершение совместного умышленного преступления двумя или более лицами.

В соучастии преступление совершается несколькими участниками — организатором, посредником, пособником, исполнителем, каждый из перечисленных выполняет отведенную ему роль и задание.

Причем каждое из этих лиц является субъектом преступления, то есть способно совершить преступление и нести за это уголовную ответственность.

В рамках данной статьи хотелось бы осветить ряд проблемных вопросов, которые касаются института соучастия в уголовном праве, предложить пути решения и устранения проблематики рассматриваемого объекта исследования.

Согласно российскому законодательству соучастие в неосторожных преступлениях невозможно. Однако гипотетически можно представить себе ряд примеров, когда неосторожность двух и более лиц ведет к отрицательным последствиям.

К примеру: медицинская сестра по ошибке подает врачу ампулу с лекарством, смертельным для больного. Врач, не проверив, то ли лекарство ему дано, делает укол и губит больного. Еще один пример: двум охотникам показалось, что они видят на опушке леса медведя.

Один кладет ружье на плечо другого и стреляет, но убивает человека.

На данный момент в период интенсивного внедрения сложных систем и, соответственно, коллективного управления этими системами проблема ответственности за вред, причинённый в результате неосторожности двух и более лиц, стала набирать обороты и является очень актуальной.

Поэтому, как нам представляется, необходимо ввести такое понятие, как «неосторожное сопричинение вреда».

Термин «неосторожное сопричинение» охватывает не только лиц, непосредственно участвующих в причинении общественно опасного результата, но и способствовавших его наступлению (должностные лица, халатно отнесшиеся к профотбору технического персонала, необоснованно сокращающие в целях экономии различные контрольные службы и т.д.).

Действия этих лиц обычно не влекут неизбежного причинения вреда, поскольку между ними и преступным результатом лежит поведение «человека у пульта», способного решать проблемы безопасности и при ненадлежащем поведении «вторых» лиц.

Совсем недавно и закон, и судебная практика держали позиции того, что групповое совершение неосторожного преступления — невозможно, и соответственно разделяли ответственности лиц, причинивших такой вред. Однако внесение в УК РФ новой статьи 263.1 позволило сделать вывод о переосмыслении законодателем возможности соучастия в неосторожном преступлении.

В диспозиции ч. 1 ст. 263.

1 УК РФ дано следующее описание состава преступления: «Неисполнение требований по соблюдению транспортной безопасности на объектах транспортной инфраструктуры и транспортных средствах, если это деяние повлекло по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека либо причинение крупного ущерба». Как видно из положений статьи, преступлением несоблюдение требований транспортной безопасности становится только в случае, если это повлекло тяжкий вред (крупный ущерб). Если же ущерб не наступил, состав преступления отсутствует. При этом субъект совершает общественно опасные действия умышленно, но к последствиям отношение небрежное или легкомысленное, т.е. неосторожное. В таком случае преступление в целом следует считать неосторожным, а значит, соучастие по современному российскому законодательству невозможно.

Тем не менее ч. 3 и ч. 4 ст. 263.1 УК предусматривают совершение вышеуказанных действий по предварительному сговору или организованной группой. Однако, на наш взгляд, формулировка частей 3 и 4 указанной статьи, является не совсем продуманной.

Совершение преступления группой лиц по предварительному сговору, а тем более организованной группой, в силу положений статьи 35 УК РФ, свидетельствует о желании соучастников достижения преступного результата, т.е. об умысле.

Если законодатель вводит понятие неосторожного сопричинения вреда, то речь может идти только о группе лиц, заранее не планировавших совершение преступления, не имевших сговора между собой. Их разрозненные действия вкупе явились причиной неосторожного причинения вреда или способствовали его наступлению.

Из вышесказанного можно сделать заключение о необходимости дополнения уголовного законодательства понятием неосторожного сопричинения вреда.

Считаем целесообразным, введение дополнительной статьи в Общую часть УК в нижеизложенной формулировке, считаем что это позволило бы разрешить изложенные выше недочеты: «Совершение неосторожного преступления возможно группой лиц, если совокупные действия их всех привели к наступлению по неосторожности последствий, предусмотренных уголовным законом».

Источник: https://novainfo.ru/article/15761

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

    ×
    Рекомендуем посмотреть