Раскрытие расследование

К вопросу о понятии и содержании

Раскрытие расследование

Не смотря на то, что в законодательстве, регламентирующем деятельность органов уголовной юстиции, а также в юридической литературе и практике правоохранительной деятельности, термин «раскрытие преступлений» используется уже давно и достаточно часто, в правовых актах официального разъяснения этому понятию и его содержанию нет. Ученые же, говоря о «раскрытии преступлений», либо также не дают его определения, либо их мнения по этому поводу не однозначны.

Как отмечал А.М. Донцов, результаты раскрытия преступлений – важный показатель эффективности работы правоохранительных органов, уяснение сущности раскрытия преступлений становится задачей не только теоретической, но и представляющей большой практический интерес. С этим мнением нельзя не согласиться.

Отметим, что идея определения понятия и содержания «раскрытия» преступлений не нова. Около тридцати лет назад И.Ф. Герасимов и Л.Я. Драпкин выдвинули идею формирования «общей теории раскрытия преступлений».

Почти одновременно с идеей формирования этой теории И.Ф. Пантелеев предложил считать криминалистику «наукой о раскрытии преступлений».

Возьмем на себя смелость утверждать, что невозможно перечислить все существующие на сегодняшний день научные труды и учебные издания, в названии либо в тексте которых встречается термин «раскрытие преступлений». Однако чтобы показать масштабность его использования в имеющейся литературе, позволим обратить внимание читателей лишь на такое известное специалистам авторитетное издание, как «Вестник криминалистики».

Так, например, в библиографическом указателе литературы по криминалистике, составленном профессором А.Г.

Филипповым, видим, что некоторые разделы носят название научных трудов, в которых кроме расследования преступлений речь идет и об их раскрытии: «Использование специальных познаний в раскрытии и расследовании преступлений»; «Нетрадиционные методы раскрытия и расследования преступлений»; «Организация раскрытия и расследования преступлений» и т.д.

То же самое касается и статей, публикуемых в «Вестнике криминалистики».

Так, в одном из последних номеров журнала А.Л. Протопопов в одной из своих статей рассуждает о нетрадиционных методах раскрытия и расследования преступлений. В другой своей статье он констатирует, что «раскрытие и расследование убийств находятся на неудовлетворительном уровне».

О.В. Маслов на страницах «Вестника» сообщает о результатах изучения практики «раскрытия и расследования разбоев в ряде регионов Центрального федерального округа России за 2004-2008 гг.».

В выпуске 1(29) «Вестника криминалистики» представлена информация о том, что в своем докладе в ходе Межвузовского научного семинара «Проблемы нераскрытых преступлений прошлых лет», состоявшегося 13 ноября 2008 г. в Академии управления МВД России, профессор В.П. Лавров отметил проблемы, с которыми связано раскрытие и расследование преступлений прошлых лет.

Мы внимательно прочитали все вышеуказанные статьи, но ни в одной из них не нашли авторского либо иного толкования термина «раскрытие преступлений».

Это касается не только всех вышеуказанных статей, опубликованных в «Вестнике криминалистики» и других научных трудов, но и учебных изданий, в том числе и некоторых учебников «Криминалистики».

Так, например, авторы учебника «Криминалистика» под редакцией А.Г. Филиппова определяют общую задачу науки криминалистики, как обеспечение быстрого и полного раскрытия и расследования преступлений, предотвращение и пресечение преступных посягательств.

В этом же учебнике представлены криминалистические аспекты общих положений самостоятельного раздела криминалистики – «Организация раскрытия и расследования преступлений».

Однако, к сожалению, и здесь авторы учебника не дали понятия раскрытия преступлений, не показали свое видение содержания данного вида деятельности правоохранительных органов.

В тех же редких случаях, когда авторы учебников и научных работ пытаются определить рассматриваемое понятие и его содержание, их точки зрения расходятся.

Одни авторы полагают, что преступление можно считать раскрытым, когда установлено лицо, которое, по мнению должностных лиц правоохранительных органов, совершило преступление.

Л.М. Володина пишет: «В науке уголовного процесса и в криминалистике достаточно четко прослеживается разграничение понятий расследования и раскрытия преступления. Раскрытие преступления рассматривается большинством ученых и практиков как основная задача расследования, связанная с установлением лица, совершившего преступление».

Позиция других ученых сводится к тому, что для раскрытия преступления недостаточно установить предполагаемого преступника, нужно предъявить ему обвинение. В этой связи можно привести точку зрения А.Н.

Халикова, который считает, что раскрытие преступлений есть ни что иное, как установление в ходе расследования возбужденного уголовного дела лиц (лица), совершивших преступление.

Указанная работа путем проведения ОРМ осуществляется с момента обнаружения преступления и возбуждения уголовного дела до момента установления преступника и предъявления ему обвинения в совершении конкретного деяния».

Еще одна точка зрения по рассматриваемому вопросу обозначена в главе 17 «Расследование преступлений по горячим следам» учебника «Криминалистика» под редакцией А.Ф. Волынского.

В ней разъясняется, в частности, что «преступление может быть учтено как раскрытое в случаях окончания дела производством с утверждением прокурором обвинительного заключения и направлением дела в суд».

Таким образом, авторы учебника полагают, что преступление раскрыто тогда, когда лицу не только предъявлено обвинение в его совершении, но и уголовное дело направлено в суд.

Некоторые авторы обращают внимание на неоднозначность рассматриваемого понятия.

К примеру, В.Ф. Статкус отмечает наличие двух вариантов понимания содержания деятельности по раскрытию преступлений практическими работниками.

С позиции работников дознания (уголовного розыска) преступление предлагается считать раскрытым, если был установлен и задержан подозреваемый.

С позиции предварительного следствия преступление признается раскрытым после того, как проведено расследование и прокурор утвердил обвинительное заключение.

Если данная тема вам интересна, читайте полную версию на сайте “Независимый советник“.

Кстати, в библиотеке нашего сайта имеется множество книг и справочников, содержащих советы юристов по различным отраслям права, которые можно скачать бесплатно.

Чтобы читать новые публикации, обязательно ставьте лайки, делитесь материалами и подписывайтесь на канал. Наша задача – делиться с вами только полезной информацией.

А если нужна бесплатная консультация или совет юриста, переходите по этой ссылке.

Мои контакты

Источник: https://zen.yandex.ru/media/advokatsidorov/k-voprosu-o-poniatii-i-soderjanii-raskrytiia-prestuplenii-5f1ed011fbc6c712362cdc82

Организация раскрытия и расследования преступления: понятие, общие положения

Раскрытие расследование
Определение 1

Организация расследования преступлений – это обособленная самодостаточная область криминалистики, состоящая из научных определений и советов касательно проектирования расследования, сотрудничества дознавателя с другими силовыми структурами, эксплуатации содействия населения и других векторов работы дознавателя, которые имеют в основном координационный характер, т.е. создающим наибольшую продуктивность работы по раскрытию, расследованию и упреждению правонарушений в целом, вне зависимости от их формы и класса (рис. 1).

До последнего времени вопросы, объединенные в данном материале, относились к иным областям криминалистики. Все же, ни один из них не связан неотделимо с какой-то определенной областью науки.

В то же время, режим каждого ответвления знаний должен быть, как минимум, логически оправданным.

Суть любой области науки должна содержать структурные единицы, которые относятся исключительно к данной области или к какой другой.

Предыдущая, «четырехчастная» структура криминалистики в последние годы больше не отвечает данному необходимому условию. В криминалистике возникли новые векторы, новые научные теории; часть из них (в большей степени находящиеся на стыке разных областей) более не «вписываются» в устоявшуюся систему. По итогу структура криминалистики начала становиться менее стройной и упорядоченной.

Рисунок 1. Система раздела криминалистики «Организация раскрытия и расследования преступлений»

Пример 1

Взять, например, область криминалистической техники. В нее, вместе с научными определениями и советами по использованию технических средств при работе с уликами, чаще всего включают подраздел «Криминалистическая регистрация».

В этом подразделе говорится о средствах и методах работы с информацией в регистрационных массивах правоохранительных органов и о применении конкретных данных в сопротивлении преступности. По сути к криминалистической технике криминалистическая регистрация никоим образом относится.

Да, при составлении конкретных учетов (дактилоскопической картотеки и определенных иных) используют достижения в науке криминалистической техники; но по большей части подразделы,которые входят в криминалистическую технику (трасология, оружиеведение, документоведение, габитоскопия и др.

), и криминалистическая регистрация относятся к разным ответвлениям криминалистических знаний и комплекс их в одной области не оправдан ни в научном, ни в практическом смыслах.

Неимение органического единения в последнее время стало более присущим для области криминалистической тактики. В нем, вместе с едиными определениями и тактикой конкретных следственных шагов, находятся и другие подразделы:

  • криминалистические версии и формирование системности расследования;
  • сотрудничество дознавателя с сотрудниками оперативных служб, специалистами и иными элементами расследования;
  • эксплуатация содействия населения и СМИ в расследовании;
  • предупредительная деятельность дознавателя;
  • анализ личности подозреваемого и обвиняемого;
  • теория следственных ситуаций и некоторые иные.

С тактикой осуществления конкретных следственных шагов данные вопросы никак не соотносятся. Они связаны с расследованием по делу в целом в части, которая касается формирования системности расследования – вот все что их объединяет.

Формирование системности расследования

Какая-то часть ученых, выступающая за поддержку устоявшейся системы науки и криминалистического учения, говорят, что формирование системности расследования с криминалистической точки зрения принадлежит, в плоскости конкретных следственных шагов, к криминалистической тактике, а в плоскости формирования системности расследования правонарушений в целом – к криминалистической методике. Невозможно обособить от криминалистики вопросы формирования системности расследования, ведь это значило бы по сути убрать из криминалистики всю тактику и всю методику, поскольку они и являются формированием системности расследования.

Данная точка зрения несостоятельна и ей нельзя доверять. Формирование системности в общем понимании – это приготовления к какому-то шагу или процедуре и создание обязательных обстоятельств для плодотворного осуществления этого шага (процедуры):

  • дознаватель или специалист перед тем, как создать гипсовую реплику следа обуви, замешивает гипс, стругает палки для арматуры, ищет веревочку для того чтобы прикрепить бирку и т.д. – эго формирование системности будущей деятельности со следом;
  • когда дознаватель совершает приготовления к будущему непростому допросу и обеспечивает обязательные условия для его осуществления – это формирование системности следственной, т.е. тактико-криминалистической деятельности;
  • когда дознаватель изучает имеющиеся материалы и данные о разбойном нападении или о краже, назначает охрану места происшествия, вызывает специалиста-криминалиста и т.д. – это формирование системности расследования правонарушения определенного вида.

Естественно, такие организационные шаги нельзя отделять от соответствующих областей криминалистики, ведь они органически входят в каждую область, составляют его неотделимую часть.

В криминалистике существуют также группы вопросов (частнокриминалистические теории), которые принадлежат к расследованию правонарушений в целом и не связаны непосредственно ни с техникой, ни с тактикой, ни с методикой. Возьмем, к примеру, систематизацию расследования.

Ясно, что процесс планирования определенных следственных мероприятий должен принадлежать к криминалистической тактике, а характерности систематизации расследования определенных видов правонарушений – к криминалистической методике.

Но на данных вопросах не заканчивается криминалистическое учение о систематизации расследования – они являются только частью его, к тому же отнюдь не основной.

Основная же часть данного учения (определение и значимость систематизации; ее концепции; аспекты системности; техника систематизации; общие вопросы процесса планирования конкретных следственных мероприятий и т.д.) абсолютно не связана ни с тактикой, ни с методикой.

Конечно же, не подлежит сомнению, что криминалистическое учение о систематизации расследования как частнонаучная теория принадлежит к области структуризации раскрытия и расследования правонарушений. Также можно сказать и о сотрудничестве дознавателя с сотрудниками правоохранительных и иных силовых структур, и об иных криминалистических теориях, которые имеют место в данной области.

Уже указывалось в криминалистической литературе, что у области «Систематизация расследования правонарушений» есть собственный предмет, который является элементом предмета криминалистики и отличается от предмета иных ее областей. При помощи определений и советов данной области разрешаются вопросы, которые отличаются от технико-криминалистических, тактико-криминалистических и методико-криминалистических вопросов.

Систематизация расследования правонарушений как область криминалистики идет бок о бок с иными ее областями. Ради плодотворного приготовления и осуществления определенных организационных действий дознаватель обязан иметь доскональное знание технических показателей современной криминалистики и крайне умело пользоваться ими.

Именно, не зная криминалистическую технику нельзя обеспечить плодотворное сотрудничество со специалистом криминалистом, использовать систему криминалистических учетов, осуществлять целевой розыск скрывающихся правонарушителей.

Не имея знаний криминалистической тактики и методики, не получится спланировать производство определенных следственных мероприятий, а также расследование правонарушений конкретных видов и групп.

Замечание 1

Это работает и в обратную сторону – знание базиса сотрудничества между элементами раскрытия и расследования правонарушений, криминалистического учета, теоретических определений розыскной работы дознавателя дает возможность с максимальной продуктивностью разрешать технико-криминалистические, тактико-криминалистические и методико-криминалистические вопросы.

Опиши задание

Систематизация расследования правонарушений

Область криминалистики, которая посвящена систематизации раскрытия и расследования правонарушений, наиболее близка с уголовным процессом, уголовным правом, логикой следствия, теорией оперативно-розыскных мероприятий, судебной психологией , криминологией, научной организацией труда и т.д, по сравнению с иными науками.

Истоки систематизации расследования правонарушений по большей части те же, что и у криминалистической тактики и методики:

  • правила уголовно-процессуального и уголовного законодательства;
  • определения иных областей науки криминалистики;
  • опыт раскрытия, расследования и предупреждения правонарушений;
  • определения иных наук, которые используются в правоохранительных мероприятиях.

В структуре систематизации расследования правонарушений, как и в иных областях криминалистики, можно обозначить:

  • подраздел, посвященный общим определениям;
  • подразделы, из которых состоит основная суть данной области.

Систематизация расследования правонарушений как независимый элемент криминалистики на сегодняшний день находится в фазе развития и не до конца еще сформировалась. При всем этом, уже сегодня в нее можно включить следующие подразделы или частные криминалистические теории:

  • криминалистические версии и систематизация расследования;
  • криминалистический учет;
  • сотрудничество дознавателя с сотрудниками правоохранительных органов и других силовых структур, специалистами-криминалистами;
  • розыскная деятельность дознавателя;
  • эксплуатация содействия населения и СМИ при раскрытии, расследовании и предупреждении правонарушений;
  • анализ личности подозреваемого и обвиняемого;
  • основы использования электронно вычислительных машин в раскрытии и расследовании правонарушений.

Особенно надлежит упомянуть еще об одном подразделе, до последнего времени считавшимся вообще не относящимся к криминалистике – о доследственном исследовании материалов, которые содержат черты преступления.

В криминалистической литературе высказывали позицию, согласно которой при возбуждении уголовного дела вся трудность может состоять исключительно в оценке имеющихся сведений.

При всем этом, не часто материалы о событиях, которые имеются в распоряжении у дознавателя и в которых есть черты правонарушения, дают возможность моментально однозначно разрешить задачу о возбуждении или об отказе в возбуждении уголовного дела. Не даром ст.

144 УПК обусловливает возможность принятия решения по таким материалам в срок не более трех суток со дня поступления сообщения о готовящемся или уже совершенном правонарушении; по прошению дознавателя данный срок имеет возможность продлить прокурор, начальник следственного отдела или органа дознания до десяти суток.

Но, как правило, преждевременное исследование должно осуществляться намного быстрее – в считанные часы с момента обнаружения черт правонарушения, ведь даже незначительное промедление с возбуждением дела может привести к тому, что раскрыть правонарушение и определить виноватого уже не будет возможности.

Замечание 2

Конечно, нужна научная разработка большого количества специальных криминалистических методов и уловок, создающих условия для проведения преждевременного исследования в кратчайшие сроки и на высоком уровне.

Именно поэтому перспективным вектором развития науки криминалистики значится анализ камней преткновения, которые связаны с работой дознавателей касательно исследования материалов о событиях, имеющих черты правонарушений, т.е.

доследственной проверки.

Приемы и методы доследственной проверки не принадлежат ни к криминалистической технике, ни к тактике, ни к методике; они могут быть только в области, посвященной систематизации раскрытия и расследования правонарушений.

Список подразделов, который приведен выше, входит в область, посвященную систематизации раскрытия и расследования правонарушений, не исчерпывающий.

Он будет дополняться по мере разработки в криминалистике других аспектов, принадлежащих к процессу планирования следственной деятельности.

Источник: https://Zaochnik.com/spravochnik/pravo/kriminalistika/raskrytie-i-rassledovanie-prestuplenija/

К вопросу о практике

Раскрытие расследование

Не смотря на реформы правоохранительной и судебной системы, совершенно очевидно, что до настоящего времени положение с соблюдением законности в процессе раскрытия преступлений остается не на высоком уровне.

Говоря о раскрытии преступлений, мы придерживаемся позиции тех ученых и практиков, которые полагают, что любое совершенное преступление можно считать раскрытым лишь тогда, когда в установленном законом порядке доказана виновность лица, обвиняемого в его совершении, а обвинительный приговор вступил в законную силу.

 Таким образом, раскрытие преступлений – это не только задача оперативно-розыскной деятельности, как сказано в Федеральном законе, регламентирующем данную деятельность, но и задача уголовно-процессуальной деятельности.

Сидоров А.С.

На одном из заседаний Ученого совета Тюменского государственного университета в январе 2011 года президент университета Г.Ф. Куцев выступил с докладом, в котором коснулся вопроса о доверии граждан институтам государственной власти в России. Из доклада следовало, что согласно последним социологическим опросам не доверяют милиции 75% граждан, органам прокуратуры – 70%, судам – 50%.

Современная власть пытается переломить ситуацию разными способами: пытаются переименовать правоохранительные органы, ввести новую систему оценки их деятельности и т.д.

Вместе с тем, не смотря на реформы правоохранительной и судебной системы, совершенно очевидно, что до настоящего времени положение с соблюдением законности в процессе раскрытия преступлений остается не на высоком уровне.

Уточняем, что, говоря о раскрытии преступлений, мы придерживаемся позиции тех ученых и практиков, которые полагают, что любое совершенное преступление можно считать раскрытым лишь тогда, когда в установленном законом порядке доказана виновность лица, обвиняемого в его совершении, а обвинительный приговор вступил в законную силу.

Таким образом, раскрытие преступлений – это не только задача оперативно-розыскной деятельности, как сказано в Федеральном законе, регламентирующем данную деятельность, но и задача уголовно-процессуальной деятельности.

Поэтому, мы полагаем, что раскрытие преступлений необходимо рассматривать в двух аспектах.

  1. Раскрытие преступлений – есть криминалистическая деятельность, субъектами которой являются в равной степени и оперативные работники, и дознаватели, и следователи, и прокуроры, и судьи.
  2. Раскрытие преступление, как результат криминалистической деятельности, когда к уголовной ответственности привлечен гражданин, действительно совершивший преступление.

Однако практика показывает, что должностные лица правоохранительных органов, решая поставленными перед ними задачи, не редко создают лишь видимость бурной деятельности, направленной на раскрытие преступлений.

При этом они «забывают», что уголовное судопроизводство имеет своим назначением не только защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступления, но и защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод.

Чтобы не быть голословными, приведем несколько примеров.

Пример 1. В одном из судов г. Тюмени рассматривалось уголовное дело по обвинению гражданина А. в сбыте наркотических средств.

Выступая в качестве защитника данного гражданина, мы обратили внимание на некоторые детали, содержащиеся в оперативно-служебных документах, которые после проведения проверочной закупки в виде результатов ОРД были переданы следователю и приобщены к делу.

Оказалось, что в деле имеется акт передачи денежных средств покупателю наркотика, который действовал по поручению оперативных сотрудников. В нем было указано, что покупателю было передано 1400 рублей для приобретения двух разовых доз героина.

Вместе с тем, в другом документе – акте добровольной выдаче наркотических средств значилось, что покупатель после совершения сделки с продавцом добровольно выдал оперативным сотрудникам лишь 1 дозу.

На наш вопрос, заданный указанному свидетелю, куда он дел вторую приобретенную дозу, он ответил, что «употребил ее внутривенно, пока шел от продавца до того места, где находились ожидавшие его оперативные сотрудники. При этом он пояснил, что сделал это с согласия оперативных сотрудников за то, что оказал им услугу по изобличению продавца наркотиков.

Допрошенный в этом же суде оперативный уполномоченный, который являлся организатором проведения проверочной закупки, подтвердил, что действительно разрешил вторую приобретенную дозу героина покупателю использовать для собственных нужд.

На вопрос защитника подсудимого о том, кто уполномочил его таким образом распоряжаться бюджетными деньгами, выделенными на оперативно-розыскную деятельность, свидетель возмущенно ответил, что один из авторов данной статьи «не знает, как трудно раскрывать такие тяжкие преступления, как незаконный оборот наркотиков, а если бы знал, то подобных вопросов не задавал бы».

По всей видимости, оперативный уполномоченный действительно был уверен в своей правоте, и даже мысли не допускал, что он в вышеуказанном случае сам совершил преступление.

Мы обратили внимание суда не только на эту «погрешность» в работе оперативных сотрудников, результаты деятельности которых легли в основу обвинения. Однако суд не придал этому значения.

Допрошенный в качестве свидетеля «покупатель» пояснил, что употребляя приобретенный в ходе проверочной закупки героин внутривенно, он использовал шприц, который он имел с собой заранее.

Вместе с тем, из акта досмотра этого свидетеля, который составили оперативные сотрудники перед тем, как направить его к продавцу значилось, что при нем ничего нет.

Тогда кому верить – покупателю или оперативным сотрудникам? Кроме того, даже имея при себе шприц, употребить сухую фракцию смеси, в составе которой находится героин невозможно.

Однако суд проигнорировал и эти противоречия между имеющимися доказательствами по делу.

По этому же делу в отношении «покупателя» уголовное преследование было прекращено по основанию, предусмотренному Примечанием 1 к ст. 228 Уголовного кодекса РФ, не смотря, как отмечалось выше, приобретенный им наркотик он добровольно сдал не в полном объеме.

Поскольку все сказанное было зафиксировано в протоколе судебного заседания, а судья разрешить противоречия в доказательствах по одному ему известной причине не захотел, мы направили жалобу в соответствующую прокуратуру.

В жалобе содержалась просьба дать оценку действиям оперативных сотрудников при проведении проверочной закупки.

Однако прокурор ответил, что «оперативные сотрудники действовали в рамках Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности».[1]

Таким образом, на очевидное нарушение действующего законодательства со стороны работников органа дознания и суд, и прокуратура просто закрыли глаза.

Пример 2. Чуть позже описанного выше случая одному из авторов данной статьи пришлось защищать еще одного гражданина, которого обвиняли в хранении героина в особо крупном размере.

Суть дела такова. Сотрудники Управления по организованной преступности ГУВД по Тюменской области задержали гражданина Л.

в связи с тем, что он, по их мнению, был причастен к одному из преступлений, имеющих широкий общественный резонанс.

В процессе «оперативной беседы», не смотря на использование физических и психологических мер воздействия, конечно же, незаконных, получить необходимую информацию от Л. оперативным сотрудникам не представилось возможным.

Тогда они решили осуществить оперативную комбинацию, которая преследовала конечную цель заключения Л. под стражу для возможности его дальнейшей оперативной разработки в условиях следственного изолятора.

Л. привезли в здание Главного следственного управления на ул. Малыгина г. Тюмени, где его в качестве свидетеля допросил следователь. После этого, ему было позволено покинуть здание ГСУ. Л. выйдя на улицу, не успел сделать нескольких шагов, как на него набросились четверо молодых людей в гражданской одежде, повалили на землю, надели наручники, при этом, не забыв проверить карманы.

После этой проверки у Л. в ходе его досмотра в кабинете следователя уже в одном из отделов милиции г. Тюмени был обнаружен полиэтиленовый сверток, в котором оказалось 6 грамм героина. В возбужденном по данному факту в отношении Л.

уголовному делу появился рапорт о том, что сотрудники милиции в количестве двух человек в ходе оперативно-розыскных мероприятий возле торгового центра «Гудвин».

Все заверения Л. в том, что ему негде было взять наркотики, поскольку в этот день его дважды досматривали сотрудники милиции – первый раз в УБОП, второй раз – в ГСУ. При этом задержали его почти на крыльце здания ГСУ, откуда он выходил после допроса. При этом Л. был уверен, что героин ему засунули в карман сотрудники милиции в ходе его задержания.

В ходе расследования показания Л. дважды проверялись с помощью полиграфа разными специалистами. Результаты показали, что Л. говорит правду.

С учетом других доказательств, представленных в дальнейшем следователю стороной защиты, все попытки направить данное дело в суд провалились. Пять раз прокуратура, куда направлялось для утверждения обвинительное заключение, возвращала уголовное дело на дополнительное расследование.

Дело закончилось тем, что оно и уголовное преследование в отношении Л. почти через год было прекращено за отсутствием в деянии Л. состава преступления.[2] Вопрос же о том, откуда взялся героин в кармане Л.

, так и не был решен, поскольку и в этот раз и следователь, и прокурор просто закрыли глаза на незаконные действия оперативных сотрудников, т.е.

на фальсификацию результатов оперативно-розыскной деятельности, которые в ходе расследования использовались в качестве доказательств вины Л.

Пример 3. Ни для кого не секрет, что в настоящее время в стране усилилась борьба с коррупцией. Одним из способов этой борьбы является раскрытие преступлений коррупционной направленности.

Как же раскрываются такие преступления?

В 2009 году СУ при УВД г. Тюмени было возбуждено уголовное дело по ст. 204 УК РФ (коммерческий подкуп) в отношении арбитражной управляющей Н. В процессе расследования уголовное дело и уголовное преследование в отношении Н., которая по делу является подозреваемой, прекращалось за отсутствием в ее деянии состава преступления 6 раз.

Каждый раз в связи с несогласием прокурора производство по нему вновь возобновлялось. И каждый раз основанием отмены постановлений о прекращении дела являлась неполнота проведенного расследования.

При этом в указаниях следователю, которые ему давал руководитель следственного органа значится примерно одно и то же: повторно допросить свидетеля Петрова, повторно допросить свидетеля Иванова и т.д.[3]

Источник: https://advokatsidorov.ru/viyavlenie-i-raskrytie-prestuplenij.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

    ×
    Рекомендуем посмотреть