Россодействие рф мошенничество или нет

Добродетели или мошенники? Что мы знаем о благотворительном фонде «Россодействие»

Россодействие рф мошенничество или нет

В новогодние праздники сотрудник редакции Properm.ru встретил у ТРК «Семья» молодого человека в футболке «Россодействие Доброволец». По словам юноши, он является волонтером благотворительного фонда, который собирает средства на лечение четырехлетней пермячки Саши Демидовой.

Забегая вперед скажем, что ребенок и болезнь реальная, средства на лечение Саши ее родители собирают не первый год, а в соцсетях есть специальная группа, в которой можно узнать о том, как проходит лечение девочки и пожертвовать средства.

По данным сервиса «Kartoteka.ru», благотворительный фонд «Россодействие» (второе название БФ «Рост содействие) зарегистрирован 28 сентября 2016 года в Курске, по адресу проспект Ленинского Комсомола, 48, кв. 138. Учредителем и директором организации является некий Александр Жедеев.

О том, что проходит сбор средств на лечение девочки из Перми указано и на официальном сайте фонда. Чтобы проверить информацию корреспондент Properm.ru позвонил по номеру телефона, который указан в качестве контактов родителей.

По словам Марины Демидовой, мамы больной девочки, о деятельности фонда она узнала, когда проходила с ребенком лечение в Челябинске от местного волонтера, так же она заключила с организацией договор, по которому средства на помощь Саше переводятся на счет Россодействия, а уже после фонд переводит их клинике.

«Они помогали многим детям, мы общались с другими мамами, которые подтвердили, что действительно они все оплачивают. Хотя о них есть и нелестные отзывы, у них очень хорошие волонтеры», — говорит мама девочки.

При этом она не смогла сказать, какую сумму уже собрали на помощь ее дочери, но сообщила, что по договору «Россодействие» должно оплатить им проживание и лечение на курсах реабилитации в Польше на сумму 250 тыс. рублей. Уехать на лечение девочка с мамой должны в мае 2018 года.

Также Марина Демидова объяснила, почему не сотрудничает с пермскими благотворительными фондами «Дедморозим» и «Берегиня».

«Дедморозим» не помогают «ДЦПшкам», они оказывают помощь онкобольным и детям с генетическими заболеваниями. В «Берегиню» очень большая очередь, а ДЦП это такое заболевание, что если ребенка не поставить на ноги до определенного момента, он будет в инвалидной коляске. У нас просто нет времени ждать, мы пробуем все средства», — объясняет мама Саши.

Кроме информации о сборе средств на лечение детей, сайте БФ «Россодействие» предоставлен некий отчет о помощи оказанной в 2017 году и опубликовано несколько видео, в которых директор фонда рассказывает об успехах организации.

Что о «Россодействии» говорят пермские благотворительные фонды?

По словам директора благотворительного фонда «Берегиня» Татьяны Голубаевой, сбор денег на лечение детей на улице не запрещен законом, однако среди общественников это считается «дурным тоном».

— Обеспокоившись тем, что существует ряд организаций, которые гастролируют по всей России и собирают таким способом средства, 216 благотворительных организаций подписали декларацию «Все вместе против мошенников». Так мы утвердили правило, что сборы средств на улице запрещены, исключение составляют крупные организованные акции, например благотворительный марафон.

Также директор фонда рассказала, что, действительно, многим родителям отказывают в выделении средств на реабилитацию детей. Причина в том, что родители вправе пользоваться всей доступной в нашем регионе реабилитацией для своего ребенка с инвалидностью, но зачастую этим пренебрегают и желают ехать в другой город или даже страну.

«Во время предварительной беседы с родителями мы всегда узнаем какую реабилитационную помощь они получают от государства, используют ли все доступные для себя возможности.

К сожалению, у нас бывают семьи, которые не получают реабилитационные услуги и льготы от государства намеренно. Так как считают их неподходящими для своего ребенка.

И предпочитают исключительно поездки в дорогие реабилитационные центры», — объясняет Татьяна Голубаева.

Однако, «Берегиня» уже оказывала помощь Саше Демидовой. В 2016 году фонд содействовал в сборе средств через сеть магазинов «Лакшми» на реабилитацию ребенка в китайской клинике. Тогда на счет мамы девочки было перечислено 118 тыс. рублей.

— Будем честны, нас смущает деятельность организации «Россодействие» по многим причинам: отсутствие отчётов на сайте Минюста, уличные сборы, волонтёры-промоутеры. Однако есть то, что важнее любых сомнений — здоровье конкретного ребёнка.

Если вы хотите помочь Саше Демидовой, вы можете обратиться напрямую к родителям ребёнка и перечислить деньги на их счёт.

Однако мы настоятельно обращаем внимание благотворителей, что родители, в отличие от фондов, не обязаны отчитываться за трату полученных средств.

Также в фонде «Дедморозим» прокомментировали заявление Марины Демидовой о том, что фонд не работает с детьми с диагнозом ДЦП. В организации заверили, что оказывают помощь всем детям, если их жизнь находится под угрозой — в том числе с диагнозом «детский церебральный паралич».

«Если риска для жизни нет и требуются, например, реабилитационные мероприятия, то мы рекомендуем обратиться в другие фонды, которые специализируются на этом», — объяснили в благотворительной организации.

Как отличить ответственный благотворительный фонд от сомнительного?

  • Ответственный фонд не собирает деньги на улице. Ответственными фондами, в том числе «Дедморозим» и «Берегиня», подписана декларация о добросовестности благотворительных организаций при сборе средств в ящики. В ней сказано, что не стоит класть деньги в ящики где-либо, кроме непосредственно проведения благотворительного мероприятия.
  • Ответственный фонд ведёт отчётность и публикует информацию о поступлениях и расходах за месяц или квартал на своём сайте, в группе в соцсетях и обязательно раз в год подаёт эту информацию на сайт Министерства юстиции РФ. Вы можете ввести в поиск называние интересующей вас организации и проверить, подаёт ли она отчёты.
  • Надёжная организация всегда готова дать обратную связь: когда вы заходите на сайт такой организации — он работает, когда звоните на горячую линию — там берут трубку, когда приезжаете на место фактического размещения организации —  вас встречают реальные сотрудники. Если хотя бы один из этих пунктов не соблюдается, надёжность такой организации нужно ставить под сомнение.

Источник: https://properm.ru/news/society/148701/

Фонд «Россодействие»: благотворители или попрошайки-мошенники?

Россодействие рф мошенничество или нет

Что удалось выяснить Myslo о работе тульского регионального отделения фонда.

С вопросом «благотворители или попрошайки-мошенники от имени фонда «Россодействие»  собирают в общественном транспорте деньги с туляков», написали в редакцию читатели портала Myslo.

И действительно, подростков с прозрачными пластиковыми ящиками на шее, собирающих в общественном транспорте деньги на помощь больным детям и многодетным семьям, в центре города видел, наверное, каждый. Кто-то их игнорирует, иные жертвуют энную сумму.

Фонд «Россодействие» – организация молодая, родом из Курска и уже успела засветиться в местной прессе в нескольких скандальных публикациях. В связи с этим Myslo решил подробнее узнать про этот фонд.

Знакомство с ним начали с изучения сайта россодействие.рф. Ресурс работает с переменным успехом: то с доменом проблема – не оплачен адрес и сайт не открывается, то появляется сообщение о незащищенном доступе, то на нем ведутся работы технического характера и не открывается ни один из разделов.

Но все же после серии неудачных попыток, полноценная версия сайта открылась.

На нем указано, что фонд работает в нескольких регионах, но информации о Туле нет. То есть узнать, где находится офис, контактный телефон не удалось. Никакой информации о тульском адресе офиса и в группе « ВКонтакте ». Как стать волонтером этого фонда, тоже, выходит, секрет.

Но информацию о ребенке, которому сейчас в Туле собирают деньги, в соцсети мы нашли без проблем.

Звоним по указанному номеру телефону маме девочки. Она подтверждает, что действительно обращалась в этот фонд за помощью. 

Но тем не менее вопросы к организации фонда остались. Один из них – расхождения в названии фонда. В опубликованных в интернете афишах о сборе средств больным детям организация в одном случае называется «Россодействие», в другом – «РостСодействие», а в свидетельстве о регистрации и вовсе «Рост содействие».

Ребята работают почти каждый день, поэтому решили все выяснить, что называется из первых уст. На оживленной остановке из подземного перехода выходит парень в футболке с логотипом фонда и ящиком для сбора пожертвований.

– Это хорошо, что вы пишете про фонд. Я сейчас собирался в офис идти, – говорит Валера С. – Находится офис на улице Пушкинская, 14-б.

Навязываемся ему в попутчики. По дороге парень рассказывает, что приехал в Тулу из Орла, работает бесплатно (в подтверждение показывает договор об оказании безвозмездных услуг), живет у родственников.

– Решил заняться сбором средств, потому что сам был в такой ситуации. В детстве на меня напала собака – травмирован нос. Мне собирали деньги на лечение, одну операцию сделали, скоро будет вторая. Теперь я тоже помогаю, – говорит он. – Я был в своём городе, ехал в маршрутке, в неё зашли волонтёры и начали собирать деньги.

Нашёл в интернете информацию про этот фонд, почитал, обзвонил некоторых родителей, кому они уже помогли, понял, что все честно. И решил: почему бы не помочь тоже? Пока меня обеспечивают родители и родственники, и пока у меня есть свободное время, то почему бы не заняться благим делом. Так я и переехал в Тулу, у меня тут родственники есть.

Мне 17 лет, и я заочно учусь в техникуме.

На вопрос, каким образом организован подсчет собранных денег, ведется ли документация, молодой человек отвечает легко и без запинки:

– Мы ведем акты, кто и сколько принёс. Все ящики вскрываются ежедневно при трех свидетелях, участковый приходит, все происходит поздно вечером. Составляем акт и отправляем в Курск, а деньги на расчетный счёт переводим. Деньги целевые.

Сейчас в программе пять детей, в каждом городе собирают разным детям. Кате начали собирать 31 июля. До этого собирали Ислому Маматкулову из Липецка. Дольше месяца на одного ребенка не собираем, если не успеваем, то подключаем новые города.

– Как набирали волонтеров?

– В Туле работает человек 5-6. Кто-то из них наши друзья, другие, как и я, узнавали у волонтеров, как вступить в наши ряды. Я лично знаком с директором фонда Александром Жидеевым с самого начала. Тулу мы открыли пару месяцев назад. Многие его не знают здесь, потому что он ещё сюда не приезжал. Вообще, быть волонтером здорово, я посетил уже 12 городов, мне это нравится.

Но волонтеры моложе 16 лет в другие города не ездят – могут быть проблемы с полицией. А вот старше и с разрешением от родителей – пожалуйста. Почему деньги собирают несовершеннолетние? Потому что после 18-ти уже люди начинают зарабатывать, появляется личная жизнь, другие цели. Хотя я в 16 лет будучи студентом, искал оплачиваемую работу.

А теперь меня обеспечивают родственники, и я могу заняться благотворительностью.

У каждого волонтера при себе увесистая папка с документами, подтверждающими существование самого фонда, договор на оказание безвозмездных услуг. Тут все вроде бы в порядке. Но дети, которые ходят по городу с деньгами в прозрачном ящике – легкая добыча для злоумышленников. Не так ли?

– С деньгами свободно по улице ходим, здесь ничего такого нет. Фонд уже полгода занимаемая благотворительностью. Я был в разных городах и нигде никаких ЧП.

Совершеннолетних у нас трое: директор, менеджер и один из бойцов, то есть добровольцев, волонтеров, – поясняет Валера.

– У меня с фондом есть договор, там прописаны все мои паспортные данные, на меня, в случае чего, могут написать заявление по 159 статье УК РФ [мошенничество, – прим. ред.], если вдруг деньги пропадут. Если в ящике будет нарушена пломба, обязательно проведут проверку.

Что же касается разговоров о том, что фонд не настолько чист, парень вздыхает:

– Очень обидно, что многие даже не пытаются проверить информацию. Что-то увидят в интернете, что-то услышат и сразу делают выводы.

Вот вчера мужчина попросил у меня папку, проверил ИНН в интернете, удостоверился, что фонд существует (мы есть во всероссийском реестре). А есть такие, которые за глаза называют нас мошенниками, вызывают полицию.

Но тут у нас с полицией у нас проблем нет: проверили документы и отпустили.

О причинах расхождения в названиях фонда Валера ничего толком пояснить не может.

Его предположение, что полное называние организации – Некоммерческая организация Благотворительный Фонд «Ростсодействие», а сокращено – НО БФ «Россодействие», поскольку в официальном названии приставку рос- нельзя употреблять.

Тем временем приближаемся к офису. Проходим мимо вывесок, сообщающих о чем угодно, но только ни о расположении здесь офиса благотворительной организации.

В самом здании над дверью офиса фонда «Россодействие» красуется кусок вывески «Металлопрокат».

Внутри арендуемого помещения тоже ни одного упоминания об организации, которая здесь вроде как благим делом занимается: два пустых стола, пара стульев, тумба, на которой расположены волонтерские папки с документами, диван да пустой шкаф. Собственно все.

За одним из столов сидит девушка – 19-летняя Виктория Прохина – менеджер этой организации. Говорит, что может с нами побеседовать, но лучше дождаться директора.

Вскоре пришел и директор – 22-летний Алексей Демьянов.

– Возможно, у людей вызывает негатив деятельность волонтеров. Но очень много и благодарных людей, – поясняет директор.

Задаем все те же вопросы, что и Валере.

– Мне была интересна эта тема [благотворительности]. Вот я хожу с карабином, я занимаюсь промышленным альпинизмом, у меня есть другая работа, а здесь я работаю бесплатно, – поясняет Алексей Демьянов. – Почему привлекаем несовершеннолетних? Они сейчас более идейные, чем взрослые люди, у которых работа и семья.  

Уличные акции, которые проводит фонд по сбору средств прописаны в уставе, поэтому информация об их проведении не обязательна, поясняет он.

– Украсть ящик – это же уголовно наказуемо, мы будем разбираться в таком случае. Но пока еще таких случаев не было.

Переходим к главному: как ведется подсчет средств? Кто это контролирует? И тут в разговоре начинается самое интересное:

– Есть подотчетные акты, которые мы заполняем. Деньги считаем, но не каждый день (а Валерий говорил, что ежедневно – прим. ред.). Президент фонда и ещё одно подотчетное лицо присутствует при этом. Составляются все отчетные документы, а деньги направляются на расчетный счет. До того момента, пока не соберется контрольная комиссия, ящик не вскрывается.

– Как проверить, что вся собранная сумма пошла, например, Кате (ребенку, на которого собирают сейчас – прим. ред.)? Вы приглашаете родителей, которые к вам обратились, на подсчёт денег? 

– Вы представляете себе, о чем спрашиваете? Мама-одиночка с больным ребенком… Куда она поедет, если, например, идет сбор средств в Туле и Орле?

– Ну может у нее есть родственники, друзья, которых она может попросить это сделать? У вас же здесь есть, наверное, копии отчетных документов. Можете их показать?

– Вы можете позвонить на горячую линию и запросить отчетные документы. Мы отчитываемся перед нашим начальством и не более, либо по официальному запросу. У нас здесь нет документов, мы их все отправили. Вы задали вопрос по поводу негативной критики. Наше дело, которым мы занимаемся, и отчет – это немножко разное.

Вы можете сделать официальный запрос и вам все объяснят, – начал возмущаться директор. – Зачем я это буду делать? Это информация, которая касается бухгалтерии и отчетности, она не имеет смысла, для чего ее публиковать?

Я считаю, что это не должно быть достоянием общественности. Задача общественности – помочь.

Самое главное, что если ребенок заболел, и ему не может помочь государство, помогаем мы – это самое главное, что я хочу до вас донести. Вы можете позвонить на горячую линию фонда, позвонить маме ребенка. А отчеты – это уже не публичная информация.

Лоск, старательно напущенный Валерой на внутреннюю организацию фонда, мгновенно улетучился. Если руководитель регионального фонда толком не может объяснить, как происходит процедура подсчета собранных волонтерами денег, это как минимум странно.

Вопросов осталось больше, чем ответов: если по словам Алексея, подсчет происходит только в присутствии президента фонда Жидеева, а при этом в Тулу он еще не приезжал, по словам Валеры, с момента открытия регионального отделения, то получается, что ребята должны ходить с забитыми под завязку ящиками! Однако ящики всегда практически пусты…

Невольно напрашивается вывод, что публичность, открытость и фонд «Россодействие» находятся в разных плоскостях. Волонтеры с удовольствием показывают любому желающему папку с документами, но если ты хочешь узнать больше о внутренней кухне фонда или хочешь узнать, как стать волонтером, то непременно упрешься в заслон «звоните на горячую линию».

Кстати, пока мы беседовали с Алексеем, в офис попытались войти остальные волонтеры, но их очень корректно Валера препроводил погулять. Выйдя из офиса, остальных ребят мы встретили в Пушкинском сквере. От них мы узнали, что не один Валера иногородний. Еще работает волонтером парень из Белгорода.

А еще ребята нам рассказали третью версию подсчета собранных на благотворительность средств: раз в неделю этим занимаются менеджер Вика и директор Алексей, а волонтеры при этом присутствуют, но как такового участия не принимают.

В общем, выводы делайте сами, доверять фонду «Россодействие» или нет.

Со своей стороны портал Myslo просит УМВД России и прокуратуру Тульской области проверить деятельность регионального отделения фонда «Россодействие».

Данный материал опубликован на сайте BezFormata 11 января 2019 года,
ниже указана дата, когда материал был опубликован на сайте первоисточника!

Источник: https://Tula.BezFormata.com/listnews/fond-rossodejstvie-blagotvoriteli/60119841/

Кто и как в Курске зарабатывает на благотворительности – МК Черноземье

Россодействие рф мошенничество или нет

Счастливая жизнь роста «Россодействия»

В Курске контора «Россодействие» активизировалась в конце февраля. Она же, кстати, в ряде регистрационных документов именуется сразу двумя названиями — «Россодействие» и «Рост содействие». Не особо важно — какое из названий первично.

Важно то, что подонки, регулирующие ее деятельность, нашли максимально циничный способ того, как обирать сердобольных курян. При помощи несуразных подростков в футболках волонтеров они собирают деньги на помощь маленьким изувеченным или страшно больным детям. Которых нет.

До 80 тысяч рублей в день собирают…

В последних числах февраля куряне отметили, что число волонтеров, осаждающих остановки общественного транспорта на улице Ленина, заметно выросло.

То ли с потеплением это связано, то ли люди весной становятся более щедрыми и отзывчивыми, а значит, легкой мишенью для мошенников.

Мы попытались узнать поподробнее о работе благотворительного фонда «Россодействие», он же ранее «Счастливая жизнь», и понять, насколько желание заработать любым путем сильнее других добродетелей.

«Россодействие» VS «Синий кит» и «Беги или умри»

Волонтеры с прозрачными кубками для пожертвований вызывают у некоторых смесь сострадания и жалости, у других — отвращение и злость.

Любопытно наблюдать отношение людей к мальчикам и девочкам в накидках с огромными буквами «волонтер», которые тоненькими голосами просят подарить жизнь какому-нибудь ребенку.

Многие стыдливо отводят глаза, но есть те, кто достают кошельки, достают купюры и отдают, полагая, что сделали доброе дело.

Как быть, когда на милосердии и сострадании людей зарабатывают? Что делать, если псевдоблаготворительные фонды играют на человеческих чувствах, а попавшись — рождают в людях ненависть и полное нежелание помогать кому-либо в принципе.

Сложно осуждать людей, которые раз обожглись и больше не готовы жертвовать ни деньгами, ни временем и силами ради спасения вымышленных больных детей.

Но в силах СМИ рассказать о том, что есть добро и зло, есть честные фонды, а есть организации, наживающиеся на людском горе, откровенно обманывающие людей, прикрываясь некогда честным словом «волонтер».

В Курске работают разные благотворительные фонды и организации. Многие из них помогали спасти жизнь. Нам же не повезло (а может, все же повезло) натолкнуться на мошеннический фонд с крайне беспринципными людьми во главе.

Волонтеры в белых накидках, представляющие фонд «Россодействие», повсюду. Дети в белом с ящиками в руках заполонили собой все центральные улицы города Курска: они в общественном транспорте, около магазинов, на остановках, в социальных сетях.

И самое страшное, что создатели подлого бизнеса наверняка понимают, что уродуют детей гораздо сильнее и страшнее любых «синих китов» и «беги или умри». Мальчишки и девчонки понимают, что зарабатывать на чужом горе и на сострадании — выгодный бизнес, необременительный заработок.

Как они применят полученный опыт лет эдак через 10?

История 1: Алиса. Страна без чудес

Летом школьник в качестве подработки выбирает между грузчиком, разносчиком листовок и, если повезет, продавцом-консультантом.

Есть и другой весьма привлекательный вариант для тех, кто не любит особо напрягаться, сидеть в душном офисе и продавать, — благотворительный фонд. Безусловно, многие ребята туда идут, потому что хотят искренне помочь.

Однако оставим веру во всеобъемлющее людское сострадание и признаем: большинство ребят оказываются там ради денег.

В прошлом году курянка Алиса искала работу на период летних каникул. В группе в социальной сети «ВКонтакте» увидела объявление о подработке для школьников, не раздумывая, написала некоему Антону Головареву.

Алиса посчитала, что справится с работой промоутера: проговаривать рекламный текст за 100-200 рублей за час кажется несложным.

Собеседник Алисы отказался обсуждать рабочие вопросы по телефону и, естественно, не сообщил, что на самом деле школьница попадет на работу в благотворительный фонд.

Алиса засмеялась: «Нет смысла и пытаться»

«Тогда этот фонд назывался «Счастливая жизнь». Главный офис якобы находился в Казани, а в Курске, Туле, Иваново и других городах работают филиалы.

Мне сразу предоставили все копии документов, рассказали о мальчике, которому нужно было собирать деньги на лечение. Эту папку с документами каждый волонтер должен был носить постоянно с собой на улицу, для виду.

Нас уверяли, что работа официальная, полиция не имеет права нас останавливать», — вспоминает Алиса. 

Алиса: не все ли равно, о чем спрашивать, если ответа все равно не получишь?

Однако спустя неделю школьница поняла, что деятельность благотворительного фонда вызывает ряд вопросов. Алиса заметила, что на сайте фонда «Россодействие» нет никакой информации, телефоны горячей линии не отвечают, а номер мамы мальчика Захара Шентяева, которому на тот момент собирали деньги, заблокирован.

«Особенно меня поразил один момент. Вместе со мной работала еще одна девчонка, она каждый день собирала большое количество денег. Однажды она унесла ящик с пожертвованиями домой, а на следующий день просто не вышла на работу. Девочка перестала отвечать на звонки.

Антон Головарев говорил, что пойдет в полицию, но совершенно туда не спешил. И спустя месяц он ничего не сделал. Я не стала поднимать кипиш, а просто решила проследить за работой этого псевдофонда.

Я около месяца пыталась найти директора фонда, хотя бы его номер, но безуспешно», — рассказывает Алиса.

Алиса поняла: нельзя делать то, что нельзя

Школьница провела собственное расследование. Ей удалось найти номер мамы Захара, которая рассказала, что о фонде она ничего не слышала, а сбор средств давно завершен. Алиса вспоминает, что Головарева со временем сменил Жидеев: «Скотина и хам еще тот, с таким иметь дело плохо.

Считает, что все знает, хотя закончил 9 классов вечерней школы». Школьница порвала свои документы и ушла с работы, как только убедилась в том, что фонд обманывает людей. Недавно Алиса обратила внимание на маленьких мальчиков, которые ходят с той же самой папкой документов и пластиковой коробкой.

Правда, накидки сменили цвет с зеленого на белый, а фонд стал называться «Россодействием».

История 2: Неуловимые не мстители

«Как они вовлекли детей во все это? Куда смотрели родители? Неужели они приходили в школы? Мы не просто должны перерезать пути, установив контроль в транспорте и рассказав в социальных сетях о псевдофонде, но и найти всех главарей банды». Сергей неоднократно был лидером общественных движений и знает, как должны на самом деле работать благотворительные фонды. А потому не может смириться с тем, что всех волонтеров считают жуликами и ворами.

Нечистая, братцы, нечистая тута

«Я уверен на 90%, что этот фонд — шарашкина контора, тем более отзывы о нем не самые лестные, — заявил Сергей.

— Я лично в нем не работал, но у меня с ребятами из других общественных организаций была идея устроиться туда под прикрытием. К сожалению, с точки зрения закона там не подкопаться.

Я сто раз пытался поговорить с волонтерами, останавливал их на улице. Все отвечают одно: «Ну, вы же понимаете, мне нужны деньги, найдите мне другую работу».

Сергей сокрушается: никто из ребят не признается, где их вербуют для работы в фонде. Как-то раз ему удалось провести воспитательную беседу с одним из волонтеров и внимательнее изучить документы, с которыми они «штурмуют» центральные улицы города, сделать их ксерокопии. Однако разговор на этом не закончился.

«После ко мне приехали «волонтеры», бугаи какие-то. Предложили выйти поговорить. Я немного растерялся. Сказал, что можем поговорить, но при всех. Псевдоволонтеров это не устроило, они остались ждать меня у дверей. Блин, они могли запросто узнать, где я живу. Мне пришлось выходить через черный ход», — вспоминает Сергей.

А казачок-то — засланный

Молодой человек вначале боялся, что просто оклеветал хороших и добрых людей. Но после того как к нему пришли «урки на разборку», сомнения отпали. Сергей звонил в ПАТП, где ему пообещали не впускать волонтеров в общественный транспорт бесплатно. «Я разговаривал с одиннадцатиклассником, ему нужны деньги, поэтому приходится «волонтерить».

Он рассказал, что им платят 20% от собранных средств. А вообще я слышал, что у них есть договоренность с начальником автотранспортных предприятий города о беспрепятственном разрешении проезда на одну остановку. Если эта информация верна, наши усилия бесполезны. Когда дети зарабатывают, разумеется, они уже не волонтеры!» — комментирует Сергей.

История 3: Не волшебный голос Джельсомино

В том, что вокруг благотворительного фонда «Россодействие» есть ореол таинственности, которого не должно быть вокруг честного фонда, мы убедились сами. Обратившись к школьнику, который работает волонтером, за помощью, решили туда устроиться.

Школьник не стал делиться подробностями о вакансии в социальной сети «ВКонтакте», настаивая только на личной встрече. Неоправданная для волонтера бдительность, в интересах которого, по идее, привлечь к сбору средств как можно больше людей, не позволила ему прийти на встречу.

Сославшись на то, что он в Орле, школьник заявил, что пообщается со своим директором и только после этого расскажет, как стать волонтером их фонда.

А для начала — попробуйте говорить правду

Стойко перенеся неудачу, решили почерпнуть информацию о фонде «Россодействие» на их официальном сайте. Но и там потерпели фиаско. В разделе отчетов — «Ой! Страница не найдена», в контактах — номер телефона горячей линии, который на момент подготовки публикации был недоступен.

Но надо отметить, что на сайте нашлись имена детей, которым собирают деньги, — Миша Фролов и Яна Трунова. Но и тут без смущения не обошлось, когда в глаза бросились разночтения в написании названия благотворительного фонда. Где-то он «Россодействие», где-то — «Ростсодействие».

И всякого рода нестыковок в работе данного фонда — невероятное множество.

Что ж, мы не будем огульно обвинять волонтеров благотворительного фонда. Да и за что? За желание подзаработать на халяву? За то, что им нет 18 лет? За то, что они обманывают людей? У них можно поинтересоваться только одним — знакомы ли им понятия морали и совести? А вот к владельцам фонда «Россодействие» возникает ряд вопросов.

Поэтому обращаем ваше внимание, что данная публикация является официальным запросом в УМВД Курской области с просьбой проверить деятельность этого псевдоблаготворительного фонда на предмет мошенничества.

Скажем вместе — стоп обману!

3 марта 2017 года члены Ассоциации «Все вместе» составили и опубликовали Декларацию о добросовестности в сфере благотворительности при сборе средств через ящики-копилки:

«Настоящий документ претендует на то, чтобы выражать мнение профессиональной российской благотворительности. Перед нами стоит задача донести до максимально широкой аудитории нашу оценку набирающей силу опасной практики.

Нам представляется необходимым сформировать общую позицию и всеми средствами распространить ее как можно шире.

Речь идет о практике сбора пожертвований от имени организаций в местах скопления людей (на улицах, в электричках, в пробках) как с применением внешних признаков благотворительного сбора (прозрачный ящик, фотографии подопечных, информация о фонде-сборщике и так далее), так и под видом «благотворительной продажи сувениров». Как правило, этим занимаются люди, выдающие себя за волонтеров, а на деле получающие процент от собранных денег – то есть коммерческие агенты, которые обманывают общественность.

Ряд расследований, проведенных СМИ, показывают:

— никаких подтверждений того, что собранные средства в полном или хотя бы значительном объеме доходят до нуждающихся, не существует;

— большая часть собранных наличных денег изымается руководством лжеволонтеров в собственный карман;

— в лучшем случае их небольшая часть используется для создания видимости благотворительной работы.

Эта практика признается нами порочной и недопустимой для прозрачной и профессиональной организации…

…Мы однозначно осуждаем практику сбора наличных денег от имени организации вне мест проведения организованных благотворительных мероприятий и вне стационарных ящиков для сбора наличных денег, опечатанных и вскрываемых в присутствии независимых контролеров.

– Мы не будем применять такого рода технологии для сбора пожертвований.

– Мы призываем общественность и частных жертвователей не вносить пожертвования наличными деньгами вне мест проведения организованных благотворительных мероприятий.

– Мы призываем все честные организации присоединиться к этому документу.

Также мы призываем СМИ и просто небезразличных людей присоединиться к инициируемой нами информационной кампании и донести до максимально широкой аудитории материалы, которые мы предложим в дальнейшем. На наших глазах ширится и крепнет мошенническое движение, ставящее под угрозу благотворительный сектор.

Всякого мошенника рано или поздно разоблачают, но любые скандалы серьезно ударят и по всем нам, а значит — по нашим подопечным.

Ушли годы, прежде чем нам начали доверять, и если мы не будем сами бороться с обманом в благотворительной среде, то мы ничем не будем отличаться в глазах общественности от тех, кто обманывает».

Ассоциация «Все вместе» призывает благотворительные организации присоединиться к данной инициативе и поставить свою подпись под декларацией. Напишите нам на info@wse-wmeste.ru.

Эта декларация подписана 127 российскими благотворительными организациями. Названия «Россодействие» среди них нет….

Источник: https://chr.mk.ru/articles/2017/03/07/kto-i-kak-v-kurske-zarabatyvaet-na-blagotvoritelnosti.html

Дети лейтенанта Шмидта XXI века. Как работает благотворительный фонд «Россодействие»?

Россодействие рф мошенничество или нет

Около года назад в России появился благотворительный фонд со звучным названием «Россодействие». Он действует в девяти российских городах, в том числе Перми. Несколько раз в неделю молодые люди в накидках с логотипом организации садятся в общественный транспорт и собирают деньги с пассажиров — якобы для помощи больным детям из других городов.

«В 77 автобус вошел молодой человек, который собирал средства на девочку из благотворительного фонда „Россодействие“.

По крайней мере это у него было написано на футболке. Зашел он на остановке, проговорил заученный текст. И начал собирать средства.

Как же ему не повезло, что Татьяна Голубаева, директор фонда „Берегиня“, ехала с ним в одном автобусе».

О встрече с «Россодействием» написали в группе «ВКонтакте» фонда «Берегиня». Потом молодую девушку с ящиком для сбора пожертвований встретил и наш журналист. Так мы и решили разобраться, кто же это такие.

Фонд «Берегиня»

«У нас общая группа во „“, одна для всех регионов. В Перми сейчас маленькая команда. В течение дня в сборе средств принимает участие от одного до пяти человек.

Собираем с помощью добровольцев, SMS-платежами, банковскими переводами на расчётный счёт и с помощью стационарных ящиков в торговых центрах и магазинах», — рассказывает генеральный директор фонда «Россодействие» Александр Жидеев.

Когда организации исполнился год, Александр записал видеоролик, в котором подвёл итоги деятельности. Из его речи можно узнать, что на постоянной основе в фонде работает четыре постоянных сотрудника и сто добровольцев. За год волонтёры собрали более 2,5 млн рублей. За счёт этих денег 26 детей получили помощь.

На сайте «Россодействия» указан только один телефон и один адрес электронной почты. Человек, который зайдёт на сайт фонда, с удивлением обнаружит, что в некоторых городах даже нет адреса представительства.

Есть фотографии волонтёров. Но нет ни имён координаторов, ни их телефонов, ни даже группы в социальных сетях. В «подвале» сайта есть ссылки на соцсети, но ни одна из ссылок не работает.

Ставрополь Россодействие.рф

В Перми, например, указан реальный адрес, но почему-то прикреплена карта Курска, а не Перми. Также и с несколькими другими городами.

У фонда нет устава. По крайней мере, он не отображён на сайте, зато представлены финансовые отчёты.

Мы подходим к двухэтажному старому зданию на Малой Ямской, 9а. Этот адрес был указан на сайте в качестве представительства фонда в Перми. Оно расположено за одним из корпусов Пермского педагогического университета. Поднимаемся на второй этаж, но офис 221, который был указан на сайте, закрыт. На двери нет никаких опознавательных знаков.

Постучавшись, уходим. На лестнице нам встречаются двое парней и девушка. Они о чём-то весело разговаривают и идут по коридору. Переглянувшись с фотографом, возвращаемся обратно. Не ошиблись: это волонтёры «Россодействия».

Девушка представляется Кристиной, называет себя старшим волонтёром благотворительного фонда, но сначала отказывается что-либо рассказывать и советует пообщаться с Александром Жидеевым, который может обо всём рассказать. Чуть позже она всё же идёт на контакт.

«Каждый сам выбирает, как собирать деньги. Некоторые ставят ящики в торговых центах и супермаркетах. Но у них очень маленькая эффективность. Ящик в торговом центре собирает 500-1000 рублей в месяц, живой волонтёр может столько собрать за день работы, — рассказывает Кристина. — Так как наша основная цель — помочь детям и их семьям, мы выходим на улицу.

Мы открылись буквально месяц назад. Табличку с названием организации уже заказали. Она изготавливается в рекламном агентстве. У нас работают ребята-волонтёры — всего шесть человек. Они выходят один или два раза в неделю. Маршруты всегда разные, они сами выбирают, куда поедут.

Благотворительность — моё хобби, гражданский долг, а так я занимаюсь ресторанным бизнесом».

Мы нашли Кристину в социальных сетях, оказалось, что она занимается набором промоутеров. Куда приглашают соискателей на собеседование? Конечно же, на ул. Малую Ямскую, 9а в офис 221!

В фонде «Дедморозим» говорят, что организации, подобные «Россодействию», действуют по одной схеме. На деле их работа не имеет ничего общего с работой благотворительных фондов, хотя со стороны может и не вызывать никаких сомнений. Это сильно подрывает репутацию настоящих благотворительных фондов.

Есть три признака, по которым можно быстро отличить надёжную благотворительную организацию от мошенников, — рассказывает координатор по финансированию фонда «Дедморозим» Инна Савченко.

«Во-первых, ни одна серьёзная благотворительная организация не будет собирать деньги на улице. На благотворительном мероприятии, которое она организовала, — возможно, но не на улице, обращаясь к случайным прохожим. Потому что ответственные фонды России подписали соглашение не собирать деньги на улице, а сам сбор на улице не позволяет набрать сумму для серьёзного дела.

Во-вторых, ответственная благотворительная организация ведёт отчётность и публикует информацию о поступлениях и расходах за месяц или квартал на своём сайте, в группе в соцсетях и обязательно раз в год подаёт эту информацию на сайт Министерства юстиции. Вы можете ввести в поиск называние интересующей вас организации и проверить, подаёт ли она отчёты.

В-третьих, надёжная организация всегда готова дать обратную связь конкретному человеку: когда заходите на сайт такой организации — он работает, когда звоните на горячую линию — там берут трубку, когда приезжаете на место фактического размещения организации — вас встречают реальные сотрудники.

Если хотя бы один из этих пунктов не соблюдается, надёжность такой организации нужно ставить под сомнение. Увы, мошенники многое научились подделывать: надели фирменные футболки, написав на них „волонтёр“, взяли в руки ящики для сбора средств, сделали документы с синими печатями и фотографии якобы подопечных.

Пожалуйста, будьте ответственными благотворителями и переводите деньги только в те организации, которым доверяете».

Директор благотворительного фонда «Берегиня» Татьяна Голубаева лично столкнулась с волонтёрами новоиспечённого фонда в транспорте. По её словам, главное, на что необходимо обращать внимание, — из какого города ребёнок, потому что часто у таких подобных организаций ребенок не из Перми или Пермского края, это должно насторожить, почему у себя в городе не собирают средства?

«Также важно, из какого города и где зарегистрирован фонд. Поскольку это тоже часто другие города России, то возникает вопрос о платности услуг „волонтёра“.

На что они тут живут и сколько времени тратят на волонтёрство? Можно задать вопрос посмотреть документы: невооружённым взглядом видно, что они очень много раз откопированы, и подлинность установить сложно.

Также важно название фонда на футболке „волонтёра“ и в правоустанавливающих документах (в уставе). Название фонда было другое — „Рост содействие“. Это важный момент, его легко обнаружить».

Весной этого года общественники Курска провели акцию против лжеволонтёров, во время которой рассказывали, почему нужно критически относиться к тем фондам, представители которых собирают пожертвования на улице. Фонд «Россодействие» активизировался в этом городе в конце февраля 2016 года. При этом в ряде регистрационных документов фонд одновременно назывался «Россодействие» и «Рост содействие».

Также, как и в Перми, курскими волонтёрами фонда становились те, кто приходил по объявлению о работе промоутером. Общественники записали несколько видео, на которых видно, что из себя представляют сборщики денег.

«Началось всё с небезызвестного фонда „Счастливая жизнь“. У него была точно такая же символика на ящиках — с мультяшными детками.

Но после разгромных статей в СМИ, фонд „Счастливая жизнь“ закрылся, так появилось „РостСодействие“, — поясняет руководитель Курской региональной общественной организации „Культурно-просветительское общество „Возрождение“ Иван Звягин. — Доказать факт воровства из ящика денег невозможно.

А направить какую-то часть денег для отвода глаз больным детям — не проблема. Летом мы провели пикетирование „Лжеволонтеры — вон!“ При этом сделали так, чтобы не обвинять конкретные организации (так как не было фактических оснований). Конечно, волки в овечьей шкуре выдали себя сами.

К нам на пикет с целью провокации явились Жидеев, Гололобов, сотрудники и их волонтёры. Провокации были остановлены полицией, когда я попросил убрать их с места пикетирования (полицейские даже шутили, что сейчас будет стенка на стенку волонтёров и лжеволонтёров)»

Курские новости

В Белгороде проблема с недобросовестными благотворительными фондами поднималась на уровне губернатора.

Руководитель местной общественной организации «Скорая молодёжная помощь» Антон Андросов провёл собственное расследование и доказал, что фонд «РостСодействие» (так он называется в документах, а на акциях по сбору денег — «Россодействие» — Прим. ред.

) вырос из фонда «Счастливая жизнь», которым руководила Маргарита Шапошникова. Она, как и Кристина из Перми, набирала промоутеров, которые работали волонтёрами.

***

Источник: https://zvzda.ru/articles/26805d8bf1c9

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

    ×
    Рекомендуем посмотреть