Статью переквалифицировать на самооборону аморальное поведение потерпевшего

Содержание

Как переквалифицировать статью

Статью переквалифицировать на самооборону аморальное поведение потерпевшего

В процессе расследования уголовного дела часто выясняются факты, с помощью которых можно переквалифицировать статью УК или КоАП РФ. В таком случае суд обычно отправляет дело на дорасследование или выносит решение сразу, руководствуясь предоставленными материалами.

Согласно законодательным нормам РФ, граждане также вправе просить суд о назначении более мягкого (тяжкого) наказания субъекту. В этой статье рассмотрим, как составить и подать ходатайство о переквалификации статьи и кто имеет право на подобное прошение.

Особенности переквалификации уголовных статей

Переквалифицировать статью УК можно как в ходе судебного процесса, так и до него.

В течение всего уголовного производства материалы дела пополняются новыми фактами и доказательствами, именно они могут являться основанием для изменения статьи.

Зачастую инкриминирующаяся статья заранее известна субъекту. Но просить следствие переквалифицировать статью УК можно только после вынесения постановления.

В этой ситуации адвокат по уголовным делам, защищающий интересы обвиняемого, может обратиться с ходатайством о переквалификации статьи на другую, предусматривающую более мягкое наказание.

Составленный документ отравляется следователю, к нему прилагаются все доказательства, подтверждающие правдивость сведений, содержащихся в нем.

В случае отсутствия подобного прошения дело передается суду с первоначальной квалификацией.

Потерпевшая сторона также вправе требовать замены квалификации, совершенного преступного деяния. Обычно такое прошение подается в случае несоответствия вреда, который был причинен здоровью потерпевшего, со статьей, инкриминирующейся подследственному. В такой ситуации потерпевшему необходимо ознакомиться со всеми материалами уголовного дела, а также постановлением, вынесенным следователем.

Чтобы получить законный доступ к этим документам составляется ходатайство. После этого потерпевшая сторона может обратиться с прошением о переквалификации, на основании которого дело будет отправлено на дорасследование. Если следователь, вследствие каких-либо причин, отказался удовлетворять требования, заявленные в прошении, то его действия обжалуются в судебном порядке или в прокуратуре.

Практика показывает, что намного эффективней сразу обращаться в эти инстанции, это поможет сэкономить время и добиться переквалификации статьи на начальной стадии уголовного производства.

Но для этого потребуется юридическая помощь адвоката, ведь все документы, отправляемые в суд (прокуратуру) должны быть составлены в строгом соответствии с требованиями законодательства, предъявляемыми к подобным прошениям, ‒ любая ошибка может послужить поводом для отказа.

Стоит помнить, что при наличии обстоятельств, способных смягчить вину, переквалифицировать статью суд обязан. Возражения следователя, ведущего дело, или прокурора на мнение судьи не оказывают никакого влияния.

Он может действовать самостоятельно или руководствуясь ходатайством, подданном адвокатом по уголовным делам.

Если не достаточно доказательств, чтобы судья мог сразу переквалифицировать статью, то дело направляется на дополнительное расследование.

Особенности переквалификации административных статей

В протоколе об административном правонарушении в обязательном порядке должна содержаться ссылка на статью КоАП, согласно положениям которой будет назначаться наказание нарушителю. Однако гражданин вправе обратиться в суд с целью обжалования такого решения. Ведь именно судом выносится окончательный вердикт, относительно серьезности совершенного проступка.

Судья может переквалифицировать статью КоАП, если инспектор, в ходе составления протокола или любого другого документа, допустил ошибку, например, неправильно избрал меру взыскания. Однако, суд не вправе одновременно с квалификацией статьи, менять ее подведомственность.

Например, если выявленное нарушение является компетенцией арбитража, то суд общей юрисдикции обязан отправить все материалы именно туда.

В таком случае суд не может переквалифицировать статью КоАП — ходатайство придется подавать в подведомственную инстанцию, в данном случае, в арбитраж.

Переквалификация статьи КоАП не предполагает возвращения дела с целью дорасследования, суд руководствуется только имеющимися обстоятельствами, поэтому протокол должен содержать исчерпывающую информацию.

Зачастую при оформлении ДТП инспекторы в документах не прописывают все подробности дела: схемы, чертежи и прочие сведения о правонарушении. Поэтому в случае обращения гражданина в суд подобные протоколы зачастую признаются недействительными.

Подача заявления

Законодательство РФ предъявляет определенные требования к форме ходатайства. В случае несоответствия прошения установленному образцу оно не будет принято к рассмотрению. Любое прошение, касающееся переквалификации статьи, должно содержать следующую информацию:

  • данные о лице или инстанции куда оно адресуется;
  • сведения о заявителе (ФИО, адрес, контакты и пр.);
  • номер дела;
  • описание основных обстоятельств дела;
  • разъяснение собственной позиции относительно несоответствия избранной статьи с тяжестью совершенного деяния;
  • просьбу о переквалификации дела на другую статью УК РФ;
  • ссылки на нормы законодательства;
  • перечень приложенных в качестве доказательств документов;
  • дату и подпись.

В качестве документов, доказывающих правовую обоснованность подобного обращения, могут прилагаться справки, видеоматериалы, заключения экспертов и пр. После подачи заявления, орган, куда оно адресуется, изучает все обстоятельства дела и принимает решение об удовлетворении, заявленных в прошении требований, или обоснованный отказ. Проситель незамедлительно информируется о вынесенном решении.

Если заявитель, ходатайствующий о замене статьи, не согласен с решением, вынесенным судом или другой инстанцией, то он вправе его обжаловать в порядке, предусмотренным российским законодательством.

Юридическая помощь адвоката

Людям, попавшим в сложную ситуацию, не стоит отчаиваться, ведь добиться переквалификации статьи можно на любой стадии производства. Практике известны случаи изменения статьи даже в кассационной инстанции.

Чтобы добиться благоприятных результатов в таких делах, необходимо получить консультацию адвоката и заручиться его поддержкой. В первую очередь адвокат по уголовным делам оценивает сложившуюся ситуацию с правовой точки зрения, а затем разрабатывает оптимальную тактику защиты.

Также адвокат поможет грамотно составить ходатайство. Переквалифицировать статью можно легко, если знать все тонкости действующего законодательства. Как показывает практика, переквалификация в основном производится ввиду нескольких оснований:

  • в деле открылись новые обстоятельства, способные смягчить вину субъекта;
  • в процессе производства следственных действий изменились законодательные нормы.

Заручившись помощью грамотного специалиста можно рассчитывать на переквалификацию статьи и значительное смягчение наказания.

Источник: https://sstumanov.ru/kak-perekvalificirovat-statyu/

Провоцирующее поведение потерпевшего как повод совершения преступления

Статью переквалифицировать на самооборону аморальное поведение потерпевшего

При назначении наказания в обязательном порядке учитываются обстоятельства как отягчающие, так и смягчающие наказание. Данные обстоятельства выступают в качестве критерия индивидуализации наказания на стадии избрания виновному вида и размера наказания (ст.

61, 63 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее — УК РФ)). Так, смягчающие обстоятельства участвуют в формировании специальных правил назначения наказания, как в рамках санкции статьи Особенной части УК РФ (ст. 62 УК РФ), так и ниже низшего предела санкции (ст. 64 УК РФ).

Смягчающие обстоятельства учитываются при решении вопроса об условном осуждении (ст. 73 УК РФ) [1, с. 21].

В ряду смягчающих наказание обстоятельств в уголовном законе прямо названо такое обстоятельство как «противоправность или аморальность поведения потерпевшего, явившегося поводом для преступления» (п. «з» ч. 1 ст. 61 УК РФ).

Данное смягчающее обстоятельство объединяет в себе два альтернативных основания смягчения наказания: 1) противоправность поведения потерпевшего; 2) аморальность поведения потерпевшего, явившиеся поводом совершения преступления.

Под противоправностью поведения потерпевшего принято понимать действия, выражающиеся в побоях, истязаниях, издевательствах (как физических, так и психических), клевете, оскорблении и других действиях, которые признаны противоправными. Под аморальностью следует понимать действия со стороны потерпевшего, противоречащие принципам морали, нравственности, правилам приличия поведения, традициям и обычаям, принятым в обществе.

Противоправность и аморальность поведения потерпевшего, ставшее поводом совершения преступления, в качестве смягчающего наказания обстоятельства, довольно часто встречается в судебной практике. Во многих случаях совершения преступлений значительная роль принадлежит потерпевшему, т. е.

жертве преступления, когда преступление представляется как результат взаимодействия преступника с жертвой преступления (потерпевшего). Жертва преступления возникает в предкриминальной ситуации как носитель совокупности определенных личностных качеств, которые отрицательно или положительно влияют на виктимологическую составляющую преступления.

Виктимологические составляющие позволяют обратить внимание на провоцирующее поведение потерпевшего, когда в силу определенных его личных качеств он создает повод к совершению преступления. Именно из-за собственных личных качеств потерпевший становится жертвой преступления.

Данное обстоятельство позволяет ученым выделять «провокацию преступления в уголовно-правовом смысле» и «провокацию преступления в криминологическом смысле».

Исходя из личностных признаков в криминологии выделяют следующие виды жертв:

1)        агрессивные жертвы, поведение которых связано, как правило, с нападением на потерпевших (жертв), чье поведение характеризуется прямым намерением создать конфликтную ситуацию с виновным, например, проявить агрессию в связи с употреблением спиртных напитков, наркотических и иных возбуждающих средств, осуществить хулиганские действия, противопоставить себя окружающим и др.;

2)        активные жертвы, которые прямо не создают конфликтную ситуацию, но активно способствуют причинению им вреда (например, проявляют бахвальство, на виду окружающих «сорят» деньгами, инициативно вступают в разговоры с окружающими);

3)        инициативные жертвы, которые в целом характеризуются положительно, но проявляют излишнюю активность (например, дают различные советы окружающим, делают замечания) [2, с. 57].

Провоцирующее поведение потерпевших создает напряженную обстановку, подталкивающую виновного к совершению преступления в отношении потерпевшего. И в подобных случаях поведение потерпевших всегда находится в причинной связи с совершенным преступлением.

Такое поведение характеризуется аморальными поступками потерпевшего, совершением им противоправных действий (например, применение насилия в отношении потерпевшего, нанесение ему тяжкого оскорбления, влекущего за собой совершение дисциплинарного проступка, гражданского правонарушения, самоуправные действия, вымогательство денег, иного имущества и других действий).

В научной литературе высказывается мнение, что провоцирующее поведение потерпевшего может носить как активный, так и пассивный характер [3, с. 62].

Нам представляется, что провоцирующее поведение всегда носит характер активного проявления деятельности потерпевшего. Именно поведение и личностные качества потерпевшего детерминируют совершение преступления. В свое время еще Л. В.

 Франк справедливо отмечал, что эта роль может быть как активной, так и пассивной, осознанной и неосознанной, решающей и второстепенной и ограничивается непосредственно ситуацией причинения вреда, может быть важнейшим элементом формирования преступника в этом качестве и др. [4, с. 21].

Как свидетельствует практика борьбы с преступностью, на формирование провоцирующего поведения оказывают влияние склонность к употреблению алкоголя и наркотических средств, половая распущенность и деспотизм, жестокость и агрессивность, трусость и грубость, мнительность и пассивность, рассудительность и вежливость, храбрость и трусость, физическая сила и слабость. Именно эти качества могут способствовать или препятствовать совершению преступления.

И в заключение заметим, что разнообразие провоцирующего поведения потерпевшего, выступающее в качестве повода совершения преступления, требует детального исследования, поскольку от этого напрямую зависит назначение справедливого наказания и, как следствие, повышения степени уважения к уголовному закону.

Литература:

1.         Криминология: XX в. / Под ред. В. Н. Бурлакова, В. Л. Сальникова, С. В. Степашина. СПб., 2000. 554 с.

2.         Полубинский В. И. Криминальная виктимология и служебная деятельность органов внутренних дел. М., 2004. 228 с.

3.         Пинкевич Т. В. Криминологические и уголовно-правовые основы борьбы с экономическими преступлениями: дис… д-ра юрид. наук. М., 2002. 414 с.

4.         Франк Л. В. Виктимология и виктимность. Душанбе, 1972. 114 с.

Источник: https://moluch.ru/archive/98/21973/

Как доказать необходимую оборону: советы и помощь адвоката

Статью переквалифицировать на самооборону аморальное поведение потерпевшего

   Как доказать необходимую оборону или самооборону? В данном вопросе без нашего адвоката по уголовным делам не разобраться. Только профессионал участвующий в данных делах может подсказать в Вашем вопросе.

    Как доказать необходимую оборону при убийстве или причинении тяжкого вреда здоровью? Этим вопросом нередко задаются лица, привлекаемые к ответственности по статьям 105, 111, 112 УК РФ.

   Наши адвокаты по уголовным делам работали по категориям дел, где преступление произошло при необходимой обороне, нужна была защита обвиняемого в суде и на предварительном следствии. Необходимость доказывания обороны является обязательной для освобождения лица от уголовной ответственности.

Как доказать самооборону?

   Действия, совершенные при необходимой обороне влекут за собой отказ в возбуждении уголовного дела, или его прекращение за отсутствием в действиях обвиняемого состава преступления.

  Связано это прежде всего с эмоциональным состоянием лица, которое было вынуждено обороняться (как испуг, страх обороняющегося) и обстановкой, в которой жизнь и здоровье обвиняемого или третьих лиц были в опасности.

Вот почему так много желают знать вопрос на ответ, вот почему так важно осуществление защиты на предварительном следствии. Ведь наказание по статье убийство может на много лет лишить человека самого ценного – свободы.

   У лиц, привлекаемых по 105, 111, 112 статьям УК РФ часто возникает вопрос относительно того, как доказать совершение действий именно при необходимой обороне. Также часто встречаются вопросы и относительно того, как доказать необходимую оборону по ст. 115 УК РФ.

Смотрите видео с советами нашего адвоката по составу убийство, ст. 105 УК РФ, подписывайтесь на канал:

   Для того, чтобы судом было принято во внимание и учтено при постановлении вердикта именно наличие необходимой обороны в действиях обвиняемого, потребуется наличие нескольких факторов в совокупности. Начнем с самого начала:

  1. Кто имеет право на необходимую самооборону? Стоит отметить, что правом на самооборону обладают все – как граждане России, так и граждане других государств независимо от пола, расы, национальности, вероисповедания и социального статуса. Более того, нужно помнить о том, что опасность в современной жизни может появиться совершенно внезапно. Важно помнить и то, что понятие «необходимая оборона» также применяется независимо от того, имелась ли у обвиняемого возможность избежать опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам.
  2. Что подразумевает под собой понятие необходимой обороны? В статье 37 УК РФ дается понятие, из которого прямо следует, что необходимая оборона – это прежде всего защита. При этом такой обороной может считаться защита не только личности и прав самого обороняющегося, но и защита личности и прав других лиц, а также интересов общества или государства от посягательства. Не лишним будет отметить и тот факт, что понятие «необходимая оборона» действует только в случае, если нападающим применяется насилие, опасное для жизни, или с его стороны имеется наличие реальной угрозы применения такого насилия.
  3. Как доказать самооборону? Тут на помощь придет целый ряд факторов:
  • первое, на что обращают внимание при определении вопросов о том, было ли деяние обвиняемого обороной – наличие у обороняющегося каких-либо телесных повреждений, которые были получены им от потерпевшего.
  • орудие преступления. Так, немаловажным будет оценка того факта, чьим предметом обвиняемым были причинены травмы пострадавшему: у него было свое оружие, либо использовалось для отражения атаки оружие пострадавшего, а то и вовсе это был случайный предмет, находившийся неподалеку. 
  • свидетельские показания, которые могут прояснить как поведение обвиняемого, так и поведение пострадавшего, то есть целиком всю картину произошедшего. Эти три обстоятельства в совокупности смогут сформировать понимание ситуации у правоохранительных органов, и, в дальнейшем у суда, для того, чтобы соответствующим образом квалифицировать деяние обвиняемого.

   Задачей нашего адвоката в рамках оказания юридической помощи по уголовным делам является определение фактических обстоятельств дела и действий, направленных на сбор доказательной базы по фактическим обстоятельствам дела.

   Один из актуальных вопросов у привлекаемых к ответственности лиц – посадят ли за убийство при самообороне. Стоит отметить, что если суд сочтет убийство при самообороне соответствующим характеру и опасности посягательство, то уголовное дело будет закрыто за отсутствием состава преступления. Судебная практика этот факт подтверждает.

ПОМНИТЕ: если пределы необходимой обороны не были нарушены, лицо освобождается от уголовной ответственности. Оборона – это совокупность действий, которая должна соответствовать опасности и характеру посягательства.

Образец ходатайства о прекращении уголовного дела по ст. 37 УК РФ

Следователю следственного отдела

от Адвоката

Ходатайства

о прекращении уголовного дела за отсутствием состава преступления в связи с наличием необходимой обороны

   По версии следствия К. совершила преступление, предусмотреное частью 1 статьи 105 Уголовного кодекса Российской Федерации. Вместе с тем, фактические обстоятельства дела указывают на отсутствие в действиях К. признаков состава преступления, а именно:

   Из объяснений К. следует, что потерпевший характеризовался крайне отрицательно (употреблял наркотические средства, алкоголь). Данное обстоятельство также подтверждается заключением эксперта № 1074, согласно которому в момент конфликта потерпевший находился в сильном алкогольном опьянении.

   Кроме того, было установлено наличие у потерпевшего ссадин на лице (5), на шее (16), на передней грудной клетке (9), образовавшихся в период до 12 часов к моменту наступления смерти, что свидетельствует о получении данных повреждений не при рассматриваемом конфликте, а ранее – в ином месте. Следовательно, потерпевший ранее также вступал в конфликты с иными лицами с применением физического насилия. Подобные действия потерпевшего являлись обычной нормой его поведения при жизни.

   Также материалами дела подтверждается, что ранее К. обращалась в правоохранительные органы по факту нанесения потерпевшим телесных повреждений.

   Таким образом, очевидным является тот факт, что К. действительно боялась и опасалась потерпевшего, боялась за свою жизнь и здоровье.

   Более того, конфликт был спровоцирован самим потерпевшим, который проник в жилище К. около 01ч.00 мин., наносил ей телесные повреждения, в том числе, при помощи ножа, угрожал убийством.

   Давность повреждений, нанесенных потерпевшему, согласно заключению эксперта, соответствует времени конфликта, а значит были без промежутка во временном интервале были направлены исключительно для пресечения общественно-опасного посягательства потерпевшего.

Источник: https://katsaylidi.ru/article/kak-dokazat-neobhodimuyu-oboronu-ili-samooboronu

Превышение пределов необходимой самообороны. Дело Костенкова – Темафон – медиаплатформа МирТесен

Статью переквалифицировать на самооборону аморальное поведение потерпевшего

Были проведены обыски и в квартире на улице Ленина, где он зарегистрирован, и в квартире на Коммунистической улице, где он живет с супругой, и в личных машинах. Примечательно, что пистолет так и не изъяли, хотя он все это время лежал в сейфе в квартире на улице Ленина.

Самого Евгения прямо с обыска увезли в больницу с диагнозом «предынсультное состояние» — там он под охраной пролежал несколько дней. Там же, на больничной койке, Костенков написал «явку с повинной», в которой изложил все обстоятельства произошедшего, а также выдал пистолет — его привезла жена, забрав из сейфа. Позже свои показания он повторит и на следствии, и на суде.

Из материалов уголовного дела — показания обвиняемого Евгения Костенкова

Моя мама — инвалид второй группы, которая нуждается в уходе. Вечером 10 апреля она позвонила мне и попросила к ней прийти, так как плохо себя чувствовала. Она живет в доме №2 на Красном Проспекте. У мамы я пробыл почти до двух часов ночи, после чего пошел домой пешком — мне надо было прогуляться.

Когда я проходил мимо бара «Амстердам», оттуда вышел ранее не известный мне мужчина без верхней одежды, который находился в состоянии сильного опьянения. Он сразу потребовал у меня пять тысяч рублей, а затем стал провоцировать конфликт, схватил меня за куртку и стал душить, а затем мы упали.

В какой-то момент я почувствовал, что от удушения теряю сознание, и, опасаясь за свою жизнь и здоровье, из имеющегося при себе личного травматического пистолета произвел несколько выстрелов. Однако на лежащего мужчину это никакого впечатления не произвело, он продолжал удерживать меня и вести себя агрессивно.

Я решил, что пистолет не исправен. Затем мужчина отпустил меня — и я убежал. Я прибежал к себе домой, на улицу Ленина, где привел себя в порядок, убрал оружие в сейф, после чего вернулся к бару «Амстердам» — но не обнаружил там ни следов крови, ни раненого мужчину.

После этого я отправился домой по месту фактического проживания.

Собственно, картина была ясна с первой минуты: видео четко фиксировало и процесс конфликта, и его обстоятельства. При задержании Костенкова на его шее зафиксировали гематому — след от удушения. Оружие у него хранилось законно, применялось оно для защиты, к тому же сам Грибов признавал, что был неадекватен.

На этом этапе следствие можно было бы и прекратить — даже оперативникам было ясно, что применение оружия правомочно. Или, по крайней мере, переквалифицировать действия стрелка на другую, менее тяжкую статью — например, превышение мер самообороны. Но расследование продолжилось именно по тяжкой 111 статье УК РФ, а с Костенкова взяли подписку о невыезде.

Три года за самооборону

происшествия не оставляло сомнений — Евгений Костенков действительно защищался.

К тому же все свидетели, да и сам потерпевший, на всех этапах следствия говорили одно и тоже: Грибов вел себя неадекватно, задирался и провоцировал конфликт.

Единственное отличие было в пяти тысячах рублей: Костенков упорно говорил, что нападавший требовал у него деньги, а Грибов столь же упорно это отрицал, хотя, по его же словам, обстоятельства дела не помнил.

На всех этапах следователь нам говорил: я все понимаю, но и вы поймите меня — здесь [в деле Костенкова] формально есть признаки тяжкого преступления. А потому я не могу прекратить дело — все равно прокурор отменит. Но в суде (тем более, у вас хороший адвокат) дело переквалифицируют. Другого пути не

В итоге в апреле 2019 Евгению Костенкову предъявили обвинение в окончательной редакции: по версии следствия, он причинил тяжкий вред здоровью Грибова, а затем скрылся с места происшествия без каких-либо оснований. В суд дело поступило в мае 2019 года. Старший помощник прокурора Центрального района Новосибирска Евгений Громов полностью поддержал обвинение.

На процессе судья не стала переквалифицировать действия обвиняемого, отказала ему в проведении ситуационной экспертизы и практически открытым текстом обвинила адвокатов в подкупе потерпевшего. По версии суда (отличающейся от версии следствия), Костенков первым применил оружие, выстрелив по ногам Грибова, что и стало причиной падения обоих.

При этом указано, что факт удушения Костенкова (а тем более — помутнение сознания) не доказан, а ссадина на его шее могла появиться в любое время. По мнению судьи, Костенков умышленно нанес повреждения неизвестному мужчине, не имея для этого «обоснованных, явных, видимых и значимых» оснований.

20 января 2020 года Евгений Костенков был осужден на три года лишения свободы и на год ограничения свободы; его взяли под стражу в зале суда. Для семьи осужденного это оказалось шоком.

Из апелляционной жалобы Вадима Лукашевича — защитника Евгения Костенкова

Не соответствует фактическим обстоятельствам дела мнение суда о якобы достоверно установленной последовательности действий Костенкова при применении им травматического оружия.

Так суд в приговоре посчитал, что Костенков сначала выстрелил потерпевшему Грибову в ноги, от чего тот упал на асфальт, а потом Костенков выстрелил в лежащего на асфальте Грибова, который якобы уже не представлял никакой опасности для моего подзащитного. Однако данное утверждение суда противоречит перечисленным доказательствам.

Наоборот, эти доказательства полностью опровергают указанный вывод суда. Так, на видеозаписи достоверно и объективно зафиксировано, что именно потерпевший Грибов, взяв Костенкова за ворот одежды, совершил рывок последнего на себя, вследствие чего они оба упали на асфальт.

То есть причиной падения на асфальт послужили именно целенаправленные и умышленные действия самого потерпевшего, а не, как указал суд, выстрелы в ноги потерпевшему.

На видеозаписи, на которую и ссылается суд при мотивировке своего вывода, категорически отсутствует факт применения Костенковым оружия, вследствие которого Грибов мог якобы упасть на асфальт.

При назначении моему подзащитному наказания в качестве смягчающего обстоятельства суд признал, что послужившее причиной происшедших событий поведение потерпевшего Грибова явилось противоправным и аморальным.

Вместе с тем суд в приговоре указал, что у моего подзащитного Костенкова не было обоснованных, явных, видимых и значимых оснований к применению в отношении потерпевшего травматического оружия с целью защиты от действий последнего. Таким образом суд в приговоре допустил противоречие, поскольку, признавая противоправность и аморальность поведения потерпевшего, суд фактически признал, что именно эти умышленные действия потерпевшего явились поводом, причиной и основанием к применению моим подзащитным травматического оружия для своей защиты.

Кроме того, суд в приговоре не мотивировал, в чем именно заключались противоправность и аморальность поведения потерпевшего Грибова.

Всего защита в апелляции указала на 26 нарушений УПК РФ: в частности, в приговоре не дается правовая оценка показаниям свидетелей, а просто указывается, что суд этим показаниям не доверяет, в мотивировочной части вообще не упоминаются допросы специалистов в судебном заседании, зато оценка им дается.

А главное, в приговоре не указано, почему суд счел действия Костенкова особо опасными и требующими обязательной изоляции от общества. В своем ходатайстве защита осужденного попросила направить его дело на новое рассмотрение, но уже иным составом суда.

«Защита не является преступлением»

Источник: https://temafon.mirtesen.ru/blog/43243733580/Prevyishenie-predelov-neobhodimoy-samooboronyi-Delo-Kostenkova

Противоправность или аморальность поведения потерпевшего как смягчающее обстоятельство

Статью переквалифицировать на самооборону аморальное поведение потерпевшего

Для начала – сухая буква закона.

В соответствии с пунктом “з” части 1 статьи 61 УК РФ, противоправность или аморальность поведения потерпевшего, явившегося поводом для преступления, выступает обстоятельством, смягчающим уголовное наказание.

В “базовом” для вопросов назначения наказания Постановлении Пленума ВС РФ от 22 декабря 2015 года № 58 “О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания” данное обстоятельство конкретизации не нашло, при этом анализ судебной практики позволяет сделать ряд выводов о том, в каких случаях подсудимый может рассчитывать на признание данного обстоятельства и его учет судом при назначении наказания.

Следует обратить внимание на ряд важных моментов.

Поведение потерпевшего действительно должно носить противоправный или аморальный характер, который может стать “обоснованным” поводом для совершения преступления

В чем здесь проблемы?

Противоправность должна быть достаточно существенной для того, что бы явиться поводом для совершения преступления. Несмотря на то, что в нормах Уголовного кодекса не приводится никаких характеристик “противоправности”, и формальное понимание п. “з” части 1 ст.

61 указывает на то, что речь идет о любом противоправном действии потерпевшего, суды зачастую используют такой же принцип, как и в отношении необходимой обороны, где есть определенные пределы, в рамках которых “ответ” на преступление считается правомерным, за пределами таких рамок – уже нет.

Тут, конечно, вопрос совсем другой, речь в любом случае идет о преступлении, но вот применительно к тому, когда можно усмотреть указанное смягчающее обстоятельства, в практике выработались “пределы”.

Например, если дачник обнаружит, что соседский подросток обобрал его яблоню, после чего пойдет и застрелит “правонарушителя”, ни один суд не признает наличие смягчающего обстоятельства, в обоснование чего укажет что-то вроде “в данной ситуации незначительный характер совершенного потерпевшим противоправного деяния не мог являться достаточным поводом для совершения убийства” и т.д.

При этом если же такой дачник просто “набьет лицо”, причинив, например, средней тяжести вред здоровью, указанное обстоятельство скорее всего учтут.

Иными словами, если преступление явно и очевидно по своей общественной опасности не соответствовало ранее имевшему место противоправному поведению, смягчающее обстоятельство вряд ли усмотрят.

Вот здесь бы по идее как раз и требовались разъяснения Верховного Суда о том, любая ли противоправность и любое ли преступление “в ответ” на нее позволяют усмотреть смягчающее обстоятельство. Пока что на практике суды ориентируются на “пределы”.

Если преступление явно и очевидно не соответствовало характеру противоправности поведения потерпевшего, смягчающее обстоятельство, предусмотренное п. “з” части 1 ст.

61 УК РФ скорее всего не усмотрят, особенно если противоправность действий потерпевшего была направлена на имущественные блага, а “ответное” преступление совершено против личности в качестве “мести”. Если противоправное поведение потерпевшего направлено именно на личность, а не на имущество, в таком случае шансов, что даже при явном выходе за “пределы” смягчающее обстоятельство все-таки усмотрят, намного больше.

Противоправность, безусловно, может быть не только уголовно-правовой. Это может быть любой юридический деликт, вплоть до нарушения трудового законодательства.

Например, “вредный” кадровик подстроил незаконное увольнение работника перед пенсией, после чего уволенный исцарапал автомобиль “нарушителя” (ст. 167 УК РФ). При этом крайне важно, что противоправность должна быть объективной, а не мнимой виновным.

Например, если увольнение указанного работника все-же признают обоснованным, смягчающего обстоятельства не усмотрят, поскольку как таковой “противоправности” не было, виновный просто ее “мнил”.

Вместе с тем в случаях, когда формально действия потерпевшего носят противоправный характер, но при этом к ответственности он не привлекается (например, в силу возраста или невменяемости, допустим, если двенадцатилетний подросток избил ребенка, за что отец этого ребенка надавал ему “леща” с причинением вреда здоровью), смягчающее обстоятельство должно быть усмотрено.

Отсюда вывод: действия потерпевшего должны быть с точки зрения объективной стороны противоправными, этого достаточно для наличия смягчающего обстоятельства, даже если потерпевший формально субъектом правонарушения быть не может и, соответственно, не признается “виновным”

Про аморальность в первую очередь следует отметить, что речь идет именно про “общую мораль”, а не, например, мораль субкультуры. В практике был случай, когда неоднократно судимый гражданин, распивая спиртное с другим, так же судимым, узнав, что последний относился к низшим кастам осужденных, оскорбился за то, что, оказывается, с таким вот из одной тарелки закусывал, и побил немного, до тяжких телесных. Естественно, смягчающего не усмотрели. Не может признаваться аморальностью и, например, негативное высказывание болельщика ЦСКА про “Спартак”, как бы оно не оскорбило “красно-белого” и так далее.

Делаем вывод: только нарушения общепринятой, а не субкультурной морали, могут быть учтены с точки зрения анализируемого смягчающего обстоятельства. Иными словами, поведение должно быть таким, на которое оскорбился бы каждый

Направленность противоправных или аморальных действий потерпевшего

Тут возникает вопрос, может ли противоправное или аморальное поведение выступать поводом для совершения преступления, если потерпевший допустил такое поведение в отношении третьих лиц.

Условный пример – гражданин узнает, что его сосед – преступник, убил кого-нибудь и т.д., и, в силу личностного неприятия преступности и преступников избивает его.

В таком случае смягчающего не усмотрят.

Исключением здесь будет ситуация, когда преступление совершено непосредственно при таком гражданине.

Например, если человек идет по темному переулку и видит, как грабитель избивает ногами женщину, вмешивается и наносит нападающему удар кулаком в голову в целях спасти жертву от возможного убийства, тот падает на землю, перелом…Средней тяжести вред здоровью, но – тут необходимая оборона, вопросов нет, действия в принципе не преступны.

Но когда уже, допустим, приехал наряд полиции, скрученный грабитель сидит в наручниках, а заступившийся за женщину гражданин “добавляет” ему еще, такие действия уже преступны, но с очень большой вероятностью, что усмотрят указанное смягчающее.

Здесь логика такова, что гражданин непосредственно лицезрел противоправное поведение, что прямо затронуло и его нравственные чувства.

Точно так же можно усмотреть смягчающее обстоятельство в случае, если при гражданине хулиганы тяжко оскорбили постороннюю для него женщину, после чего гражданин немножко (или “множко”) этих хулиганов побил до вреда здоровью.

Делаем вывод – противоправное или аморальное поведение можно рассматривать как “повод” для совершения преступления в случаях: 1) если такое поведение направлено непосредственно на виновного, его родных и близких;2) если такое поведение направлено на посторонних для виновного лиц, но при этом виновный непосредственно это поведение наблюдает

При этом такое смягчающее обстоятельство не относится к безусловно учитываемым, как, например, наличие малолетних детей – здесь необходимо “наседать” на суд, и обязательно требовать его признания в рамках прений.

Засим все, подписывайтесь на наш канал, мы постараемся быть полезными

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5faa7e02363ad27e8d3edee1/protivopravnost-ili-amoralnost-povedeniia-poterpevshego-kak-smiagchaiuscee-obstoiatelstvo-5fd0fd6dfd905858642a7cc7

Статью переквалифицировать на самооборону аморальное поведение потерпевшего

Статью переквалифицировать на самооборону аморальное поведение потерпевшего

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО “Сбербанк-АСТ”. Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

Программа, разработана совместно с ЗАО “Сбербанк-АСТ”. Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Обзор документа

Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13 марта 2013 г. N 59-Д13-1 Суд изменил приговор и смягчил осужденным наказание, признав обстоятельством, смягчающим наказание осужденных, противоправность и аморальность поведения потерпевшего

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Червоткина А.С.,

судей Ведерниковой О.Н., Боровикова В.П.

при секретаре Юрьеве А.В.

рассмотрела в судебном заседании надзорную жалобу осужденного Голобородько И.В. на приговор Белогорского городского суда Амурской области от 17 декабря 2010 года, кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 24 марта 2011 года.

По приговору Белогорского городского суда Амурской области от 17 декабря 2010 года

Голобородько И.В., . несудимый,

— п. “в” ч. 4 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года N 162-ФЗ) к 8 годам 3 месяцам лишения свободы;

— ч. 4 ст. 111 УК РФ (в редакции Федерального закона от 24 июля 2007 года N 211-ФЗ) к 9 годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путём частичного сложения наказаний, окончательно Голобородько И.В. назначено наказание в виде 10 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Маркелов К.В., . несудимый,

— п. “в” ч. 4 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года N 162-ФЗ) к 8 годам 6 месяцам лишения свободы,

— ч. 4 ст. 111 УК РФ (в редакции Федерального закона от 24 июля 2007 года N 211-ФЗ) к 9 годам лишения свободы.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путём частичного сложения наказаний окончательно Маркелову К.В. назначено наказание в виде 11 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 24 марта 2011 года приговор изменён: исключено из осуждения Голобородько И.В. и Маркелова К.В. по п. “в” ч. 4 ст.

162 УК РФ указание на квалифицирующий признак “группой лиц по предварительному сговору” и смягчено назначенное Голобородько И.В. наказание до 8 лет лишения свободы, Маркелову К.В. до 8 лет 3 месяцев лишения свободы; переквалифицированы действия Голобородько И.В. и Маркелова К.В. с ч. 4 ст.

111 УК РФ (в редакции Федерального закона от 24 июля 2007 года N 211-ФЗ) на ч. 4 ст. 111 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года N 26-ФЗ), наказание назначено каждому в виде 9 лет лишения свободы; в силу ч. 3 ст.

69 УК РФ по совокупности преступлений, путём частичного сложения наказаний, окончательно Голобородько И.В. назначено наказание в виде 10 лет 3 месяцев лишения свободы, Маркелову К.В. в виде 10 лет 9 месяцев лишения свободы.

Дело в отношении Маркелова К.В. рассматривается в порядке ч. 2 ст. 410 УПК РФ.

Постановлением Президиума Амурского областного суда от 21 января 2013 года дело передано на рассмотрение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в связи с отсутствием кворума в Президиуме Амурского областного суда.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Ведерниковой О.Н.

, изложившей обстоятельства дела, мотивы вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, выслушав осужденного Голобородько И.В. и адвоката Реброва Н.И.

, поддержавших доводы жалобы, мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Кечиной И.А. об изменении приговора, Судебная коллегия установила:

С учётом внесённых в приговор изменений Голобородько И.В. и Маркелов К.В. осуждены за:

— разбой, то есть нападение с целью хищения чужого имущества, совершённое с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с незаконным проникновением в жилище, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего;

— умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, группой лиц, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего.

Преступления совершены 05 марта 2008 года в г. . . области при обстоятельствах, установленных приговором.

В надзорной жалобе осужденный Голобородько И.В.

выражает несогласие с приговором и кассационным определением, считает, что судом не было учтено смягчающее обстоятельство — противоправное поведение потерпевшего, явившееся поводом для преступления, которое было учтено ранее состоявшимся приговором Белогорского областного суда от 29 октября 2009 года, а при новом судебном разбирательстве вопрос об исключении данного обстоятельства из числа смягчающих не рассматривался; суд необоснованно положил в основу приговора недостоверные и противоречивые показания свидетеля В., которая являлась на судебные заседания в нетрезвом виде; потерпевший В. отказался от госпитализации, чем ухудшил своё положение; квалифицировав его действия по ч. 4 ст. 111 УК РФ (в редакции ФЗ от 07 марта 2011 г.), суд не снизил срок наказания, что противоречит требованиям ст. 10 УК РФ, его действия необоснованно квалифицированы по п. “в” ч. 4 ст. 162 УК РФ, поскольку никакого насилия, опасного для жизни или здоровья, с целью хищения имущества В. он к потерпевшему не применял, хищение имущества было совершено Маркеловым К.В. самостоятельно и его действия в этой части следует переквалифицировать. Считает приговор суровым и несправедливым, просит его отменить и направить дело на новое рассмотрение.

Проверив материалы уголовного дела, изучив доводы надзорной жалобы осуждённого Голобородько И.В., Судебная коллегия находит приговор и кассационное определение в отношении Голобородько и Маркелова подлежащими изменению по следующим основаниям.

Выводы суда о виновности Голобородько И.В. и Маркелова К.В. в совершении преступлений при указанных в приговоре обстоятельствах, вопреки доводам надзорной жалобы осуждённого Голобородько И.В.

, основаны на фактических данных и подтверждаются совокупностью доказательств, собранных по делу, полно, всесторонне и объективно рассмотренных в судебном заседании и приведённых в приговоре, которым суд дал надлежащую оценку, в соответствии с требованиями ст.

88 УПК РФ, с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности — достаточности для разрешения уголовного дела.

Доводы Голобородько И.В. о его непричастности к совершению разбойного нападения, а также о том, что никакого насилия с целью хищения имущества к потерпевшему В. он не применял, хищение телевизора было совершено Маркеловым К.В. самостоятельно, тщательно проверялись судом и мотивированно отвергнуты в приговоре, как несостоятельные.

Оснований ставить под сомнение выводы суда Судебная коллегия не усматривает.

Приведённые в приговоре доказательства в полной мере подтверждают выводы суда о виновности Голобородько И.В. и Маркелова К.В. в совершении инкриминируемых им преступлений и о наличии у них умысла на совершение разбойного нападения и на причинение тяжкого вреда здоровью В. повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего.

Довод жалобы осуждённого о недостоверности показаний потерпевшей В. проверялся судами первой и кассационной инстанций и мотивированно отвергнут в судебных решениях как необоснованный.

Вопреки доводам жалобы, противоречий о юридически значимых для разрешения дела обстоятельствах, которые ставили бы под сомнение выводы суда о виновности Голобородько И.В. и Маркелова К.В. в совершении преступлений, показания потерпевшей не содержат. Оснований для оговора ею осуждённых судом не установлено.

Данных, свидетельствующих о том, что в судебном заседании потерпевшая В. давала показания в состоянии алкогольного опьянения, на что указывает осуждённый Голобородько И.В. в своей надзорной жалобе, в материалах дела не имеется.

При таких обстоятельствах суд обоснованно признал показания потерпевшей В. допустимым и достоверным доказательством.

То обстоятельство, что потерпевший В. отказался от госпитализации, чем, по мнению Голобородько И.В., ухудшил своё положение, не ставит под сомнение выводы суда о виновности Голобородько И.В. и Маркелова К.В., и не влияет на квалификацию их действий.

Исходя из анализа заключения судебно-медицинской экспертизы о количестве, характере, локализации и механизме образования телесных повреждений, обнаруженных у потерпевшего, а также показаний осуждённого Голобородько И.В. и потерпевшей В.

суд пришёл к обоснованному выводу о том, что имеется причинно-следственной связь между действиями Голобородько И.В. и Маркелова К.В.

, направленными на причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни потерпевшего, и наступлениями последствий в виде смерти В. по неосторожности.

Юридическая оценка действий Голобородько И.В. и Маркелова К.В. с учётом изменений, внесённых кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 24 марта 2011 года по п. “в” ч. 4 ст.

162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года N 162-ФЗ), как разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с незаконным проникновением в жилище, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, а также по ч. 4 ст.

111 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года N 26-ФЗ), как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, группой лиц, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего, дана правильная.

Вместе с тем, Судебная коллегия находит приговор и кассационное определение подлежащими изменению по следующим основаниям.

Суд кассационной инстанции, рассматривая дело в кассационном порядке, правильно переквалифицировал действия Голобородько И.В. и Маркелова К.В. с ч. 4 ст. 111 УК РФ в редакции Федерального закона от 24 июля 2007 года N 211-ФЗ на ч. 4 ст. 111 УК РФ в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года N 26-ФЗ.

При этом, несмотря на переквалификацию действий Голобородько И.В. и Маркелова К.В. на уголовный закон в новой редакции, суд кассационной инстанции не снизил наказание, назначенное ему по ч. 4 ст. 111 УК РФ в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года N 26-ФЗ.

Источник: https://lawsexp.com/juridicheskie-sovety/statju-perekvalificirovat-na-samooboronu-amoralnoe.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.